«Подкоп» под меджлис

Post navigation

«Подкоп» под меджлис

Ряд заявлений, сделанных председателем Совета министров Крыма Василием Джарты в отношении Меджлиса, облетевших на минувшей неделе практически все средства массовой информации автономии, засвидетельствовали, что во взаимоотношениях действующей крымской власти и упомянутой организацией не все так гладко, как можно представить на первый взгляд.

 

Ряд заявлений, сделанных председателем Совета министров Крыма Василием Джарты в отношении Меджлиса, облетевших на минувшей неделе практически все средства массовой информации автономии, засвидетельствовали, что во взаимоотношениях действующей крымской власти и упомянутой организацией не все так гладко, как можно представить на первый взгляд.Пожалуй, одним из наиболее любопытных в данном плане является месседж, который был озвучен в интервью киевскому еженедельнику «Власть денег», в котором крымский премьер довольно четко дал понять, что хотел бы видеть Меджлис в статусе зарегистрированной общественной организации. «Юридически он никак не оформлен. У него нет ни юридического адреса, ни печати, ни другой атрибутики. Есть название «Меджлис». И его юридическое оформление в первую очередь нужно крымским татарам, чтобы Меджлис был зарегистрирован и имел законное право, в том числе на какие-то официальные заявления», — сказал по этому поводу Василий Джарты.

 

Проблема официального статуса Меджлиса для Крыма, безусловно, далеко не нова и, надо сказать, уже набила оскомину, причем не только у традиционных политических оппонентов этого объединения в лице прорусских организаций в автономии и за ее пределами, но и у многих политических экспертов. А если еще и учесть тот факт, что руководство Меджлиса никоим образом не выказывает желания дезавуировать свою стратегическую цель — построение крымскотатарского национального государства в Крыму, то ситуация становится и вовсе неоднозначной.

 

Главная цель Василия Джарты в данном вопросе понятна: регистрация Меджлиса и его оформление в качестве общественной организации фактически вручит официальной власти конкретные рычаги влияния на данную структуру. Что крайне важно не только с экономической (в первую очередь — в плане земельных отношений), но и с политической точки зрения. Поскольку сделает лидеров Меджлиса более сговорчивыми в период различных избирательных кампаний.

 

Стоит отметить, что позиция крымского премьера в данном случае не совсем последовательна. Сначала Василий Джарты, после достижения конкретных договоренностей с лидером Меджлиса Мустафой Джемилевым, дает «добро» этой организации на составление списков претендентов на землю и заверение их своей печатью (хотя какая может быть печать у организации-фантома?), что в определенном плане легитимизирует Меджлис. А затем, спустя несколько месяцев, председатель Совмина говорит о необходимости официальной регистрации Меджлиса, тем самым демонстрируя отсутствие внятного алгоритма взаимодействия с этой структурой. Впрочем, к чести Василия Джарты стоит отметить, что подобной стратегии не было выработано и центральной властью, и каждый новый руководитель государства проводил политику в этом вопросе исходя из принципа «лишь бы не было войны». То есть, фактически, в конечном итоге идя на те или иные уступки меджлису.

 

Однако то, что вопрос регистрации руководимой Мустафой Джемилевым организации таки был поднят официальными властями Крыма, свидетельствует о намерении Джарты все же выстроить эту стратегию взаимоотношений. Реакции лидеров Меджлиса на данное заявление Василия Джарты пока что не последовало, однако их позиция в этом вопросе без того всем известно. Так же как известно и то, что крымскому премьеру (если он действительно задался такой целью) будет крайне сложно заставить эту структуру легализоваться.

 

В частности, по мнению политолога Виктора Харабуги, Меджлис не собирается на общих основаниях вписываться в правовое поле Украины, поскольку претендует не на роль общественной организаций или политической партии, а на роль своего рода национального парламента. Причем со статусом, который практически равен статусу Верховной Рады Украины и Верховному Совету Крыма как представительного или, может быть, даже законодательного органа. «Логика той позиции, которую Мустафа Джемилев и его окружение отстаивают в течение последних двадцати лет, заключается в том, чтобы предоставить Меджлису и другим сформированным татарским национальным движением органам особый статус через признание этих органов не как общественных организаций, партий и так далее, согласно законодательству Украины, а как особых представительных органов этой этнической группы […]. Если он (Меджлис — ред.) регистрируются как общественная организация, как политическая партия, как общественное движение, он тут же снимает с себя претензии на особый статус», — считает эксперт.

 

Здесь можно вспомнить, что в последний раз широкую дискуссию в СМИ вопрос о регистрации Меджлиса вызвал летом 2009 года, когда народный депутат Инна Богословская в качестве кандидата в президенты Украины в одном из радиоэфиров заявила, что Меджлис не регистрируется, поскольку его представители призывают к сепаратизму. В ответ на это первый зампред данной организации Рефат Чубаров парировал, что Меджлис не регистрируется по причине «несовершенства нормативно-правовой базы». Чем в очередной раз продемонстрировал незыблемость позиции Меджлиса: пусть украинское законодательство подстраивается под нас, а не мы — под украинское законодательство.

 

Но как бы там ни было, очень многое в этом вопросе будет зависеть не столько от самого Меджлиса, сколько от Василия Джарты и, безусловно, насколько в этой ситуации его готов поддержать непосредственно президент Виктор Янукович.

 

Пока же глава Совмина демонстрирует твердость в «татарском вопросе», о чем свидетельствуют и другие заявления, сделанные им на минувшей неделе. Так, в том же интервью журналу «Власть денег» он непрозрачно намекнул, что члены Меджлиса могут полностью лишиться своей и без того немногочисленной когорты членов в Совете представителей крымскотатарского народа при президенте. В частности, отвечая на вопрос корреспондента, почему обновленный Совет представителей до настоящего времени не был собран, Джарты ответил: «Мог быть вопрос с кворумом. Но я думаю, что Совет в ближайшее время соберется здесь, в Крыму. И нам будет, о чем говорить. Если не придут одни, придут другие. В остальном — это внутренняя борьба за влияние на процессы. А влиять на процессы должна одна структура — действующая власть».

 

Второй момент — распоряжение председателя Совмина о сносе самозахватов в симферопольском микрорайоне «Красная горка». При этом, по словам самого Джарты, следует «наказать в рамках закона» всех, кто будет препятствовать этому сносу. Не сложно предположить, что аналогичная судьба ждет и другие так называемые «поляны протеста», где Меджлис так и не смог сломить сопротивление и подмять под себя руководителей самозахватов в Симферополе и Симферопольском районе. Но винить лидеры Меджлиса в этой ситуации могут только себя, поскольку все условия для освобождения самозахватов Меджлису были предоставлены с «бонусом» в виде земельного участка на Ялтинской под Соборную мечеть.

 

Теперь, судя по всему, следует ожидать ответа на эти вызовы со стороны Меджлиса. Вероятнее всего, это может произойти 18 мая на площади Ленина во время мероприятия, посвященного очередной годовщине насильственного выселения татар из Крыма. Вполне возможно, что в своей речи Мустафа Джемилев озвучит позицию Меджлиса в отношении этих «подкопов под свои устои».

 

Источник: novoross.info

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня