АЛГА!.. Но куда?

Post navigation

АЛГА!.. Но куда?

Рустам ТЕМИРГАЛИЕВ, член Президиума Верховного Совета АРК, кандидат наук в области государственного управления

Время неумолимо движется вперед, изменяя уже давно привычные вещи вокруг нас до неузнаваемости. Сколько раз вы ловили себя на мысли, что в этой бесконечной суете часто забываете о главном, о самом важном? А сколько раз вы задавали себе вопрос, глядя на стареющих родителей или взрослеющих детей, о собственной миссии в этой скоротечной жизни?

История вдоволь настрадавшегося крымскотатарского народа выходит на новый этап своего развития, ставя уже совершенно иные вызовы. Причины — самые объективные — кардинально изменяющийся мир вокруг и неизбежно грядущая смена политической элиты. Предстоящий уход Мустафы Джемилева и возрастание оппозиционных настроений к Меджлису — яркое доказательство этому.

Какими должны быть крымские татары в новых условиях?

Где основные точки роста и развития народа, особенно при ужес-точении экономической и межличностной конкуренции?

Какой должна быть оптимальная стратегия в современных политических реалиях Крыма и Украины?

Как, приспосабливаясь к новым обстоятельствам, не потерять культурную и историческую самобытность?

Автор этой статьи поделится своими взглядами на будущее народа, отвечая на поставленные выше вопросы.

Несколько слов о праве публично высказываться по крымскотатарским вопросам

Прежде чем перейти к изложению своих мыслей, хочу назвать несколько принципиальных соображений, обосновывающих мое право публично высказываться по столь важным темам.

Во-первых, крымские и казанские (а также уральские, сибирские, мещерские, касымовские и астраханские) татары являются братскими народами, имеющими единые исторические корни, исповедующими одну религию, говорящими на похожих языках.

Во-вторых, моя семья живет на этой земле уже почти 30 лет и считает Крым своей родиной. Мой отец, кстати, многие годы участвует в различных направлениях общественной жизни крымских татар.

В-третьих, моя супруга — крымская татарка, а наших детей мы, шутя и гордясь, называем настоящими татарами. Все это, а также многое другое дает моральное право дискутировать по самым важным вопросам развития близкого для меня крымскотатарского народа.

Эпоха тюркского Возрождения

Пару лет назад в итальянской Венеции, в знаменитом дворце дожей (так назывались » венецианские правители в период расцвета города — ХIII-ХVII вв.) я увидел карту, начертанную на стене. Достаточно точная (венецианцы были самыми известными торговцами и путешественниками того времени), она удивила меня огромной надписью «tartari», простирающейся от Крыма до Восточной Сибири.

Венецианцы, видимо, были впечатлены огромной территорией, на которой проживали предки современных тюркских народов — крымских татар, турок, азербайджанцев, татар Поволжья, Урала и Сибири, узбеков, туркменов, казахов, киргизов и уйгуров.

Самое невероятное, но очень похожую карту я потом увидел и в Улан-Удэ, в Забайкалье в буддистском храме, на другом конце планеты.

Действительно, тюркская группа языков сегодня имеет самую большую географию — от Якутска на Востоке до Эдирне на Западе. Достигнув расцвета в период после походов Чингисхана в XIII веке, тюркские государства, начиная с Золотой Орды, удерживали лидерство в мировой геополитике вплоть до ослабления Османской империи в XIX веке.

Новый толчок в развитии тюркских государств начался совсем недавно — после крушения Советского Союза. Современные Турция и Казахстан, а также Республика Татарстан в составе РФ демонстрируют одни из самых высоких темпов экономического роста в мире.

Отношения Москвы и Казани — тема отдельной статьи, но отмечу, что сегодня в правительстве России трудятся два министра татарской национальности — министр торговли и экономического развития Эльвира Набиуллина и министр внутренних дел Рашид Нургалиев.

Причины столь динамичного развития тюркских государств известны — высокий уровень образования политико-экономической элиты, предложившей населению план реформ и развития, наличие социальных лифтов, когда самые способные молодые люди получают возможность роста, а также экономический либерализм и достаточная степень патриотизма.

Этот новый период идеологи пантюркизма (так называется политико-философское течение сторонников возрождения и сближения тюркских народов) назвали эпохой тюркского возрождения. Поэтому, когда некоторые аналитики спорят о том, какая модель развития приемлема для крымских татар: турецкая или татарстанская, ответ очевиден — тюркская или, говоря проще, нужно брать все лучшее и у Анкары, и у Казани.

25 лет с момента возвращения на родину — что удалось и что не получилось

Первое заочное знакомство с крымскими татарами у моей семьи произошло осенью 1983 года. Мы только переехали из ГДР (помните, была такая страна в Восточной Германии?) — отец, тогда молодой офицер Советской Армии, получил новое назначение в Крым. Моя мама — детский врач-инфекционист пыталась устроиться на работу. Ее не брали и не прописывали по одной причине — в паспорте стояла пометка о принадлежности к татарской национальности. Помню, как мама плакала от непонимания и обиды: почему жену советского офицера, объехавшего почти веcь Cоветский Союз,

-вдруг крымские власти унизительно не прописывают и не берут на работу? Проблему удалось решить только после вмешательства генерала — командира части, где служил отец. Но мы тогда еще ничего не знали о трагичекой судьбе крымских татар и о репрессивных методах их недопуска на историческую родину.

Я учился в третьем классе школы в селе Перевальное Симферопольского района, когда, к моему удивлению, в классе появился еще один татарин — Эбазер Бекиров. Это был уже ставший далеким 1986 год.

Прошло 24 года с момента начала возвращения крымских татар на родину. Достаточный период, чтобы сделать определенные выводы.

Первое и главное — несмотря ни на что, крымские татары вернулись и начали обустраиваться.

Второе и не менее важное — сложнейший процесс возвращения и последующей интеграции не привел к кровопролитию. Здесь я должен сказать о мудрости и терпимости крымскотатарских лидеров, выдержавших нечеловеческое давление властей в изгнании и сумевших удержаться от обострения в многочисленных конфликтах в период репатриации. Мустафа-ага, несмотря на острую и, возможно, где-то обоснованную критику современников, уже вошел в историю как человек, сумевший проявить волю и выдержку в моменты, когда до начала катастрофического по масштабам межнационального конфликта оставался лишь один шаг. Вспомните обострения в разное время в Феодосии, Судаке, Симферополе и Бахчисарае…. А ведь в это же время бушевали межнациональные войны в Фергане и Оше, Абхазии и Карабахе, Чечне и Приднестровье, приведшие к десяткам тысяч человеческих жертв.

Третий вывод — крымские татары, оказавшись в тотальном меньшинстве в языковой, культурной и религиозной сферах, сумели сохранить самобытность и не раствориться в большинстве. В пользу этого суждения говорит незначительный уровень смешанных браков и высокий уровень рождаемости. Если в целом в Крыму смертность превышает рождаемость (в первом полугодии 2011 года крымчан стало на 3 тыс. чел. меньше), причем этот разрыв имеет устойчивую тенденцию к увеличению, то в крымскотатарских семьях имеет место обратный процесс — естественный прирост.

При сохранении динамики этих показателей уже через 20 лет каждый четвертый житель полуострова будет крымским татарином, а через 50 лет практически половина населения Крыма будет татарской национальности.

Несмотря на эти положительные выводы, нужно отметить и ряд отрицательных результатов, на преодолении которых нужно сконцентрироваться в самое ближайшее время. Во-первых, крымскотатарский бизнес не получил контроля над сколько-нибудь значимыми суботраслями крымской экономики.

Конечно же, нужно отметить успехи таких компаний, как «СимСитиТранс» и «Современник» в своих отраслях (в пассажирских перевозках и АЗС соответственно), но этого крайне мало.

Не произошла концентрация капитала в финансовом секторе, в сферах недвижимости и строительстве, практически не представлены крымскотатарские собственники и в промышленном производстве. Нет крымских татар и среди владельцев крупных санаторно-курортных учреждений полуострова.

Большая часть народа выживает за счет ведения собственного, очень незначительного по масштабам бизнеса, в основном в сельском хозяйстве и торговле.

При этом не нужно забывать, что масштабные процессы приватизации государственной собственности прошли в 1990-х годах, когда крымскотатарская элита была нё в состоянии участвовать в этом «дележе» по простым причинам — люди думали о том, как физически выжить. А те известные люди, кто привез из Узбекистана серьезные накопления и при этом получил доступ к крымской власти, не сумели правильно распорядиться новыми возможностями.

Здесь же необходимо сказать о крайне неэффективном использовании значительных финансовых вливаний из бюджета Украины и Крыма по Программам обустройства депортированных граждан. Денег потрачено много, а в реальности сделано мало.

Во-вторых, крымские татары практически не получили в собственность самые дорогие крымские земли — например земли Южного берега Крыма.

Проблема наделения землей крымских татар вскрывает и другую, возможно, самую главную проблему — низкую способность действующей крымскотатарской политической элиты результативно лоббировать национальные интересы.

Крайне низкое представительство крымских татар в Верховной Раде Украины — 1 человек из 450 депутатов, в Верховном Совете Крыма — 6 человек из 100 депутатов при 16% населения полуострова — тоже негативный результат далеко не самой оптимальной национальной политики и Меджлиса, и оппозиции, разделивших между собой и без того незначительный крымскотатарский электорат.

По-прежнему неопределенный правовой статус Меджлиса в законодательном поле Украины, низкое представительство крымских татар на приоритетных направлениях государственной службы, проблемы с бюджетным финансированием обустройства мест компактного проживания и уже упомянутая земельная проблема ставят вопрос о необходимости масштабных реформ в национальном движении и повышении качества лоббирования национальных интересов как на государственном, так и на республиканском уровнях.

В общем, все говорит о том, что начинается новый этап в истории крымских татар.

Новый Меджлис — принципы формирования

Я не буду говорить ничего критического в адрес уходящего с активной политической деятельности Мустафы Джемилева. Масштаб его личности и вклад в историю еще будут предметом не одного научного исследования. Здесь лучше руководствоваться правилом «большое видится на расстоянии», поэтому объективные оценки потомков будут, гораздо значимее, чем сегодняшняя субъективная критика современников. Но очевидно, что его предстоящий уход ставит очень серьезные вопросы по поводу выбора стратегии развития народа, избрания нового лидера и формирования нового Меджлиса. Действительно, каким должен быть новый Меджлис? Как должен формироваться? Какие задачи должен решать? Вопросов сегодня больше, чем ответов.

Демократия, которую в последнее время нещадно критикуют, является единственной универсальной моделью общественного устройства, прошедшей испытания временем. Добавьте к этому огромные внешние риски для самобытности крымских татар и получите главный принцип при формировании будущего Меджлиса — все (подчеркиваю все!) общественно-политические силы крымских татар, которые имеют хоть какую-то поддержку у народа, должны быть представлены в Меджлисе.

Оппозиция и большинство внутри Меджлиса могут друг друга критиковать сколько и как угодно, но за пределами Меджлиса представители народа должны выглядеть единым монолитом. Только так крымские татары смогут эффективно лоббировать национальные интересы в органах власти всех уровней от Киева до Белогорска.

Уже сегодня всем политикам из Меджлиса и от оппозиции необходимо забыть все обиды и выработать новый механизм избрания делегатов Курултая, а затем членов будущего Меджлиса. Возможно, это будет смешанная система, позволяющая избираться как от общественно-политических организаций, так и непосредственно в мажоритарных округах.

Система выборов должна быть прозрачной, понятной и, самое главное, честной. Реальные лидеры, независимо от своих политических пристрастий, должны стать у руководства Меджлиса. Главное, чтобы новая модель выборов стала результатом компромисса всех политических игроков.

Такие разные по взглядам лидеры, как Рефат Чубаров и Ремзи Ильясов, Лентун Безазиев и Эдип Гафаров, Надир Бекиров, Васви Абдураимов и Февзи Якубов, почетные ветераны национального движения и многие другие уважаемые люди должны объединиться и найти общий язык, ставя во главе главную сверхзадачу — повышение качества жизни крымских татар, защиту их культурных и экономических интересов. Все споры должны идти исключительно в рамках обновленного выборами состава Меджлиса.

Политическое партнерство с властью — основа работы будущего Меджлиса.

Основой политической доктрины обновленного Меджлиса должен стать прагматизм.

Партнерство с всеукраинской политической силой должно измеряться двумя параметрами — количество народных депутатов-крымских татар по спискам или в мажоритарных округах и способностью политического партнера пролоббировать Закон Украины «О Меджлисе крымскотатарского народа». Подобный закон уже давно необходимо было проработать и согласовать со всеми компетентными структурами.

Очевидно, что этот документ позволит легализовать крымскотатарский парламент — Милли Меджлис в правовом поле Украины. По поводу принципов выбора политического партнера выскажу свою точку зрения, которая, очевидно, вызовет много критики. Новый Меджлис должен договариваться с партией власти. С той политической силой, которая формирует всю властную вертикаль и способна брать обязательства и, самое главное, их выполнять.

Скажите, что дало политическое партнерство с «Рухом» или «Нашей Украиной», кроме одного депутатского значка для М.Джемилева?

Понимаю историю отношений с «Рухом», когда на кону стояла независимость Украины. Но сегодня совершенно новая конструкция политических сил в Украине и на повестке дня уже совершенно другие вопросы. Делать ставку на проигрывающих политических игроков не имеет никакого смысла. Именно поэтому основой политического курса обновленного Меджлиса должен стать уже упомянутый прагматизм. Исповедуя этот принцип, будущий представительный орган крымских татар сможет эффективно и решать вопросы, активно взаимодействуя с властью по наделению землей, лоббированием экономических проектов и назначением подготовленных крымских татар на государственные и республиканские должности.

Три основы развития народа

Одним из важных конкурентных преимуществ крымских татар являются передаваемые и чтимые из поколения в поколение традиции. Одной из них можно назвать уникальный институт крымскотатарской семьи. Думаю, вы согласитесь, что столь прочная конструкция внутрисемейных и родственных отношений стала фундаментом борьбы за выживание в периоды департации и репатриации.

Именно благодаря крепости семьи сегодня имеет место высокая рождаемость и относительно низкий уровень разводов. Эту традицию необходимо сохранять и лелеять — родители должны продолжить бережную передачу знаний и опыта своим детям. Сегодня на фоне тотальной глобализации, унификации и либерализации ценностей и морали, практически свободному доступу к порнографии и сценам насилия сохранение института семьи — задача номер один. Этой задачей должен пропитаться каждый крымский татарин, это должны глубоко осознавать молодые юноши и девушки, причем еще до вступления в брак.

Второе, над чем необходимо сконцентрироваться, — это поиск оптимальной модели реализации экономических проектов, позволяющих добиться и привлечения инвестиций в национальные проекты, а также создание крымскотатарского среднего класса и крупного бизнеса в масштабах Крыма.

Вполне очевидно, что на повестке дня стоит создание некоего клуба крымскотатарских предпринимателей и их взаимодействие с обновленным Меджлисом как главным лоббистом экономических проектов.

Самой вероятной отраслью экономического прорыва для Украины в целом и Крыма в частности в ближайшее десятилетие станет сельское хозяйство. С учетом предстоящей либерализации рынка сельскохозяйственных земель в Украине, с одной стороны, а также принимая во внимание национальные традиции в области виноделия, бахчеводства, возделывания косточковых и эфиромасличных культур, с другой стороны, крымские татары должны возглавить процессы ста-новления агропромышленного комплекса автономии.

И здесь история не простит крымскотатарской элите ошибок, которые были допущены в период масштабной приватизации 1990-х годов, ведь нечто подобное может начаться в ближайшие год-два и с рынком земель. Неучастие крымских татар в процессах формирования рынка сельскохозяйственных земель будет означать окончательное поражение народа в борьбе за стратегические ресурсы.

Другими словами, при таком сценарии большую часть крымских татар будут ждать в будущем только очень ограниченные доходы от продажи собственного труда внаем.

Третье и последнее. Сегодня добиться успеха в условиях жесточайшей конкуренции может только высокообразованный человек. Мне довелось объездить десятки стран, включая государства Евросоюза, США и Китай, и могу заявить, что везде в современном мире доминируют высококлассные узкоспециализированные специалисты со свободным знанием английского языка.

К сожалению, действующая система образования в Крыму совершенно неадекватна этим общемировым критериям. Единственный выход — добавить к получаемым в вузах и других учебных заведениях знаниям самообразование.

Высокий уровень самодисциплины через правильное планирование с ежедневным самостоятельным изучением английского языка — залог будущего успеха для молодых крымских татар. Любая success story (история успеха) начинается с победы над самим собой.

Завершение

В заключение статьи хочу отметить, что все высказанные предложения являются не более чем дружеским и весьма субъективным советом и ни в коем случае не претендуют на истину последней инстанции. Все это, что называется, мысли вслух по актуальным проблемам народа.

Хочу пожелать представителям братского народа выдержки, мудрости и взаимопонимания на пути будущих реформ!

Рустам ТЕМИРГАЛИЕВ,
член Президиума Верховного Совета АРК,
кандидат наук в области
государственного управления

газета ГОЛОС КРЫМА
№ 50 (936) от 9 декабря 2011 г.

Дополнительные материалы по теме:

Обидный и постыдный юбилей

Кто стоит за Мустафой Джемилевым?

Кто содержит меджлис? 

Как джемилевцы народ продавали

Погремушка для председателя

Похожие материалы: