Аскар Акаев: Россия дана нам Богом и историей

Post navigation

Аскар Акаев: Россия дана нам Богом и историей

Имя профессора Аскара Акаева как крупного ученого и государственного деятеля в международных научных, политических и общественных кругах хорошо известно.

Будучи до марта 2005 года президентом Кыргызстана, он посетил с государственными визитами десятки стран, не раз выступал с трибуны ООН и ЮНЕСКО, во многих американских, европейских и азиатских университетах и «мозговых центрах». 10 ноября он отметит свой 65-летний юбилей. В день юбилея в интервью корреспонденту «БалтИнфо» он рассказал о своей жизни и работе, о том, каким видит будущее всего центрально-азиатского региона и отношений с Россией.

— Уважаемый Аскар Акаевич! Поздравляем Вас с юбилеем – 65-летием со дня рождения. В России и Кыргызстане много людей, которые Вас по-доброму помнят. Своим поздравлением мы выражаем и их чувства. Желаем Вам крепкого здоровья и успехов во всех делах. Над чем вы сейчас трудитесь? Знаем, что вы часто бываете в Санкт-Петербурге. Что этот город для вас значит?

— Искренне признателен за ваши теплые слова. При множестве поздравлений, которые я в эти дни получаю, добрые пожелания с родной стороны для меня особенно дороги. Ощущение неразрывной связи с землей, где я родился, вырос, напряженно трудился в науке и на государственной службе, где покоятся мои предки, где живут близкие мне по крови и духу люди, никогда не покидает мою душу. С годами это ощущение усиливается.

Что касается моей нынешней жизни, то я полностью погружен в науку. Бурно нарастает круг научных проблем, в которых реализуются мои новые научные интересы. Они связаны с системным анализом и математическим моделированием мировой динамики. Это научное направление мне поручено координировать в Российской Академии наук.

Нынешний глобальный экономический кризис актуальность данной тематики высветил особенно ярко. Продолжаю активно работать в МГУ имени Ломоносова в качестве главного научного сотрудника Института математических исследований сложных систем. Регулярно участвую в академических и университетских научных форумах. И, конечно же, меня особенно радует, что интерес к разрабатываемым мной проблемам усилился в Санкт-Петербурге, где вокруг них сложился талантливый исследовательский коллектив. Моя научная судьба стала, таким образом, возвращать меня в город на Неве, где сорок лет назад началась моя научная деятельность. В Санкт-Петербурге я бываю довольно часто, дела идут хорошо, и это вызывает у меня глубокое внутреннее удовлетворение.

У города на Неве много верных друзей. Людям старшего поколения он навечно запомнился как Ленинград. Ныне он носит гордое имя – Санкт-Петербург. Для меня же это город студенческих лет, юношеских дерзаний, первых научных успехов, появления семьи и рождения первых детей. Родная земля Ала-Тоо и город на Неве в моей жизни сплелись воедино.

— Прошло четыре с половиной года после мартовских событий, ставших, по сути, государственным переворотом в Кыргызстане. Как Вам кажется с позиции сегодняшнего дня, можно ли было его предотвратить? Что стало тем моментом, после которого ситуация оказалась неуправляемой? Если бы вернуть тот март, как бы вы действовали?

— Этим вопросом вы возвращаете меня к самой тяжелой полосе в моей жизни. Вы правильно относите те события к государственному перевороту. По замыслу организаторов мартовских манифестаций, по их внутреннему характеру и содержанию те события действительно были госпереворотом. Суд истории еще вынесет на эту тему свой неподкупный вердикт.

Можно ли было госпереворот предотвратить? Да, можно. В складывавшихся условиях для этого был единственный способ – применение силы, использование против агрессивной толпы оружия. Были бы неизбежны многочисленные жертвы среди людей, втянутых главарями оппозиции в антипрезидентскую провокацию. Как глава государства я имел в соответствии с Конституцией право на использование в этих целях милиции и внутренних войск. Практически неотвратимой была бы затем вспышка гражданской войны. Но и эту опасность, как показал последующий опыт в соседней стране, можно было силовым путем локализовать.

В меру своих демократических и гуманистических взглядов я принципиально отказался от применения силы против родного народа. За власть я не цеплялся, тем более путем применения оружия. Через полгода должны были пройти президентские выборы, которые определили бы моего преемника демократическим путем. Последним решением как главы государства был мой приказ «Не стрелять!», после чего я покинул президентскую резиденцию. Это давало возможность главарям оппозиции прекратить бесовской шабаш на площади перед Домом правительства.

Ваши мысли о неуправляемой ситуации выглядят не совсем точными. Она стала управляемой – только по другим зловещим сценариям. Без «отмашки» со стороны главарей вряд ли толпа пошла бы на штурм и разграбление Белого дома. А потом эта разрушительная преступная волна выплеснулась на улицы Бишкека. О тех событиях жители столицы до сих пор вспоминают с содроганием.

Вопрос о моих действиях, вернись тот мартовский день, носит виртуальный характер. «Человек задним умом силен», как говорят в России. Наверное, это относится и ко мне. С абсолютной уверенностью могу лишь сказать, что на применение силы при любом повороте я не пошел бы. Главари госпереворота, наоборот, были готовы осознанно с целью захвата власти пуститься «во все тяжкие». И они это сделали, силой захватив антиконституционным путем власть в республике.

— Как бы Вы сейчас охарактеризовали положение в Кыргызстане, учитывая и прошедшие выборы президента, и реформу государственной власти. Какие-то прогнозы и перспективы политической экономической ситуации Вы могли бы наметить сегодня?

— Если внимательно проследить развитие событий в республике после марта 2005 года, то легко увидеть, как шаг за шагом нынешний глава государства концентрировал в своих руках власть вплоть до неприкрытой подгонки Конституции в личных интересах. Где сейчас Кулов и тот «тандем», в верности которому клялся тогда президент? Где оппозиция, которая в акаевские времена чувствовала себя вольготно, действовала свободно и без страха вела дело к свержению законной власти? Она пребывает на обочине политического процесса, а некоторые ее крикливые лидеры оказались в роли чуть ли не политических маргиналов. Где наше знаменитое гражданское общество? Остались лишь его отдельные разрозненные очаги, голос которых власть демонстративно игнорирует.

В последнее время апологеты превозносят значение осуществляемой президентом реформы системы государственной власти, пытаются по этому поводу насадить в обществе чуть ли не атмосферу эйфории. Но нельзя считать людей политическими простаками, которые не видят реальной сути перемен. Мое внимание привлек, например, ответ нового премьер-министра на вопрос одного из депутатов относительно взаимоотношений правительства и Жогорку Кенеша (парламента страны – А.Е.). Ничтоже сумняшеся, Усенов ответил, что законодательная и исполнительная власть должны работать как одна команда. Осталось добавить — «под мудрым руководством президента». Вот тебе и разделение властей, как этого требует подлинная демократия!

В нашем обществе, насколько мне известно, все больше растет опасение, что во главе республики ныне оказался хан со всеми вытекающими из этого последствиями. Семейно-клановый характер этой власти уже давно не является секретом. Мрачные времена Кокандского ханства еще живы в памяти кыргызов. Избежать опасного, по кокандскому сценарию, событий – на сегодня главная забота.

Прогнозирование в нынешних условиях дело трудное и неблагодарное. Однако ясно, что нынешняя власть не вечна. Придет время и она канет в Лету. Во власти будут востребованы кадры новой формации. Не обремененные номенклатурным прошлым и хищническими инстинктами. Наступит время технократов и интеллектуалов. Таких в республике, подготовленных в рамках разработанной мной в свое время программы «Кадры XXI века», много. Их пока не допускают к власти, но за ними будущее.

— Правоохранительные органы заявляли, что в отношении Вас и Вашей семьи возбуждено 98 уголовных дел, но при этом подавляющее большинство из них не нашли судебного разрешения, а из оставшихся часть приостановлена. Вовсю заявлялось о деньгах в зарубежных банках, незаконно нажитом имуществе. Их не нашли даже с помощью Интерпола. Но в сентябре в Киргизии была захвачена не только библиотека Первого президента, но и дом с вашими личными вещами. Что это? Политзаказ? Месть со стороны силовиков?

— В своем вопросе Вы фактическую сторону дела сформулировали точно. Действительно, крахом закончились все предпринимавшиеся властью попытки найти криминал в моих делах. Домыслы и инсинуации оказались блефом. Порой я думаю, не гложет ли совесть Бакиева и Усенова за ту провокацию, которую они учинили весной 2005 года, создав специальную правительственную комиссию по поиску акаевского имущества. Они прекрасно понимали, что этот поиск бесплоден. Однако свою главную цель комиссия осуществила. Произошла инвентаризация национального имущества, и новая власть определила, чем можно поживиться. Новый тандем Бакиев-Усенов при полном послушании парламента теперь получил полную свободу действий. Хан и его главный визирь ныне фактически бесконтрольны.

Что касается ситуации с библиотекой, то речь идет о крайне циничной, беспрецедентной по своей сути акции. Под удар попал не только проект создания библиотеки Первого президента Кыргызстана, хотя подобные проекты вошли во многих странах в практику. Власть захватила мой довольно скромный личный дом и находящиеся в нем архив и вещи. Бывшего президента страны, бывшего президента Национальной Академии наук, иностранного члена РАН, профессора, почетного доктора полутора десятков зарубежных университетов в родной стране оставили без крыши над головой. Со стороны властей это была грубая, бесчеловечная, мстительная политическая акция, вызванная, похоже, целью унизить меня, закрыть мне путь для возвращения на Родину.

— Хотели бы вернуться в Кыргызстан? В большую политику? Россия для Вас место вынужденного пребывания? Или Вы обрели здесь дом?

— Я был и остаюсь верным сыном кыргызского народа. Полон решимости вернуться на Родину и жить на земле моих предков. Это право неоспоримо. Если заходит речь о возвращении, то это возвращение не к Бакиеву, а к своему народу. Вопрос о времени возвращения – это отдельная тема, зависящая от обстоятельств.

Четыре с половиной года назад я заявил об отказе от активного участия в политической деятельности и твердо придерживаюсь этой линии. По общественно-политическим проблемам высказываюсь ныне лишь как публицист и ученый, сосредотачиваясь преимущественно на проблемах глобального характера (развитие демократии, мир и безопасность, борьба с терроризмом и другими угрозами, глобальный экономический кризис и т.д.) Правда, в последнее время пришлось остро высказаться по поводу беззакония, грубого попрания моих неотъемлемых прав как экс-президента и гражданина в связи с действиями властей в отношении библиотеки, моего личного жилого дома и имущества.

Что касается России, то государственное руководство этой братской страны проявило по отношению ко мне и моей семье подлинное великодушие и гостеприимство. Я никогда не смог бы рассматривать свою нынешнюю жизнь в России как вынужденное пребывание. Здесь всем нам Акаевым комфортно. Созданы прекрасные условия для научной и творческой деятельности. Но тяга к Родине остается. Надеюсь, Вы это хорошо понимаете.

— Страны Центральной Азии входят в состав различных организаций: ШОС, ОДКБ, СНГ. Но это не снимает напряжение по ряду вопросов: взять, например, водно-энергетический вопрос или противоречия с демаркацией границ. И Россия оказывается между молотом и наковальней, потому что национальные интересы стран Центральной Азии диаметрально противоположны. Как быть в этой ситуации, и есть ли шанс разрешить проблемы? В чем этот шанс для России укрепить свое влияние в регионе, где сейчас ее в чем только не обвиняют: в колонизации, в удушении национального самосознания, даже в геноциде народов Туркестана и Центральной Азии?

— Вы затронули тему, для освещения которой потребовался бы большой трактат. Действительно, положение России в регионе складывается непросто. В какой-то мере справедлива Ваша мысль о молоте и наковальне. Но Россия в этом деле не пассивная сторона, наоборот, находясь в центре событий, она эффективно предотвращает поворот к худшему. Без России положение в центрально-азиатском регионе было бы крайне сложным и непредсказуемым. Это относится как ко времени становления советской власти в регионе, так и к постсоветскому периоду. В свое время я высказал тезис: «Россия дана нам Богом и историей». Вдумайтесь в эти слова с политической, исторической и философской точек зрения, и Вы поймете его справедливость. Без России кыргызы давно бы растворились в туркестанском котле.

Имела ли место в историческом контексте российская колонизация в Центральной Азии? Да, имела. Хорошей колонизации никогда не бывает. Но российские «колонизаторы» вывели регион из состояния феодализма, создали в нем современную промышленность, взметнули вверх образование, здравоохранение и т.д. И сравните западный колониализм в Африке и в некоторых частях Азии. Сравните хотя бы положение в Афганистане. Вот где мы были бы, не приди в регион Россия. Об этом не раз говорил и Чингиз Айтматов.

— Может быть, объединительной платформой станет ситуация в Афганистане, которая все хуже? Ведь угроза оттуда распространяется для всего региона и дотягивается до России. Или что-то другое?

— Объединительной идеей для Центральной Азии могут быть только национальные интересы входящих в регион стран и их общие региональные интересы. Не сочтите за грубость, но Афганистан может служить лишь «пугалом», чтобы не забывали о самом худшем. Эта страна стала на сегодня заботой всего международного сообщества. На решение афганской проблемы, как говорится, надо наваливаться всем миром. Даже Америке с помощью НАТО не удается изменить там ситуацию к лучшему. Солидарен с оценками, что США в Афганистане потерпели поражение. Похоже, вскоре речь пойдет о том, чтобы Вашингтон ушел оттуда без позорной потери лица.

В отношении нашего региона я придерживаюсь оптимистической позиции. Лихие времена, когда появляются центробежные тенденции, раньше или позже пройдут. Если мы хотим выжить, надо интегрироваться в политической и экономической области при понимании ключевой роли России в нашем будущем. СНГ, ШОС, ЕврАзЭС, ОДКБ являются перспективными инструментами интеграции.

— Говорят, что свято пусто не бывает. Могут ли США или Китай постепенно заменить Россию в регионе в качестве стратегического и основного партнера, и что это повлечет? Каков прогноз внешнеполитических отношений?

— Выскажу свое главное суждение. Россия географически, политически и экономически находится в центре Евразии, и это навеки. Когда Вы говорите «свято место», то именно оно принадлежит России. И это предопределено Всевышним. Китай тоже принадлежит к Евразии и в конечном итоге должен рассматриваться неотъемлемым участником евразийского эквилибриума. Политической и экономической аллергии к Китаю в Центральной Азии нет.

США – внерегиональный игрок с глобальными амбициями. Оснований для подозрений в отношении этой страны в Центральной Азии предостаточно. Вопрос о месте Америки в будущем мироустройстве находится в настоящее время в центре международных дискуссий. Несомненно, Вашингтон надолго сохранит свое международное влияние, но начавшаяся коррозия может болезненно затронуть американское могущество. Об этом эксперты начинают говорить все более громко. Моя личная позиция состоит в том, что США могут на каком-то этапе отказаться от своих великодержавных амбиций в отношении Центральной Азии. Партнерство России и Китая представляет из себя для Америки сдерживающий фактор. При этом, несмотря на попытки вбить клин между Россией и Китаем, считаю, что их интересы как в Евразии в целом, так и в Центральной Азии являются взаимодополняющими.

Думаю, что эти великие державы найдут способ исключить возникновение между ними элементов конфронтации и обеспечить взаимовыгодное сотрудничество с должным учетом интересов стран Центральной Азии. Во всяком случае, из своего опыта ведения дела с Россией и Китаем я вынес оптимистический взгляд на исторические перспективы их дружбы и стратегического партнерства.

Беседовал Александр ЕВГРАФОВ

www.baltinfo.ru

 

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня