Без права на Закон

Post navigation

Без права на Закон

Неисповедимы пути украинской Фемиды. Впрочем, после того, как она «разобралась» с участниками голодовки, требовавших принятия Закона «О восстановлении прав и реабилитации репрессированного крымскотатарского народа», говорить о том, что в Украине есть правосудие, можно  ну с о-о-очень большой натяжкой.

 

FEMEN есть — Фемиды нет.

А теперь все по порядку и в хронологической последовательности.

Участник голодовки, ветеран Национального движения крымских татар Эскендер Умеров

Согласно решению Итоговой конференции Крымскотатарского Народного Фронта (КТНФ), состоявшейся в Симферополе 13 мая 2012 г. в Симферополе, ветераны Национального движения крымских татар (НДКТ) и члены Исполкома КТНФ 15 мая 2012 г. объявили о начале мирной акции-голодовки в поддержку требований ветеранов НДКТ о принятии в Украине Закона «О восстановлении прав и реабилитации репрессированного крымскотатарского народа».

О времени и месте проведения акции Симферопольский городской совет и правоохранительные органы были заблаговременно уведомлены. Но, вместо того, чтобы обеспечить участников мирной акции-голодовки охраной и медицинским сопровождением, о которых участники голодовки просили в своём заявлении, горсовет Симферополя обратился в суд с иском о запрете проведения голодовки.

 

Тайная вечеря по-крымски

Обычно неспешная украинская (в ее крымском исполнении) Фемида отреагировала на голодовку крымскотатарских активистов на удивление резво. Судебное заседание было проведено в тот же самый день, 14 мая 2012 г., когда исполком горсовета Симферополя подал иск в суд об ограничении права на мирные собрания граждан.

При подготовке судебного заседания, его проведении и принудительном исполнении постановления суда был грубейшим образом нарушен ряд норм законодательства Украины:

1. Ответчику (общественной организации Милли Фирка) не была предоставлена в установленном законом порядке копия искового заявления для ознакомления.

2. Ответчику не была предоставлена возможность урегулировать ситуацию путём заключения с истцом мирового соглашения.

3. Ответчику не была предоставлена в установленном законом порядке копия постановления суда о возбуждении против него административного дела.

4. Ответчику не была предоставлена информация о его процессуальных правах и обязанностях. Это нарушение лишило его возможности полноценно участвовать в ходе судебного заседания, подготовить для суда возражения против поданного против него иска, а также предоставить суду документацию и аргументацию, свидетельствующую в пользу Ответчика

5. Ответчик не был извещён о дате и времени проведения судебного заседания.

6. Ответчик не был приглашён на судебное заседание в установленном законом порядке — что лишило его возможности своей правовой защиты на судебном заседании, в том числе и с привлечением адвоката.

7. Само заседание суда состоялось в нерабочее время — в 19.17, хотя рабочее время Окружного административного суда АР Крым официально заканчивается в 18.00.

График работы Окружного административного суда АРК

8. Постановление суда не было вручено ответчику в установленном законом порядке — что в принципе лишило его возможности узнать о вынесенном судом запрете на проведение мирной акции-голодовки.

9. Ответчику не было своевременно предоставлено постановление об открытии исполнительного производства, что лишило его возможности добровольно исполнить решение.

10. Уведомление государственного исполнителя о запрете проведения мирной акции-голодовки было зачитано участникам голодовки после начала акции.

 

В результате халатных (а фактически — противоправных) действий судьи Котаревой Г.М., Государственного исполнителя Трофименко Д.П. и сотрудников правоохранительных органов, произведших арест участников мирной акции в течение 10 минут после оглашения исполнительного листа, Ответчик был лишен права:

 

— ознакомиться с материалами исполнительного производства,

— представить дополнительные материалы, свидетельствующие в его пользу,

— заявить какое-либо ходатайство,

— дать письменные объяснения в процессе исполнительных действий,

— высказать свои доводы и аргументы по вопросам, возникшим в ходе исполнительного производства,

— ознакомиться с ходатайствами, доводами и аргументами других участников исполнительного производства и возразить против них,

— заявить отвод кандидатуре государственного исполнителя

— обжаловать действия государственного исполнителя по вопросам исполнительного производства.

Перечень допущенных нарушений свидетельствует, что горисполкомом Симферополя, Окружным административным судом АРК, ОГИСом и правоохранительными органами предпринимались титанические усилия для сокрытия от Ответчика факта судебного запрета мирной акции-голодовки — до фактического начала акции.

Таким образом, ветераны Национального движения и члены Исполкома КТНФ были искусственным образом лишены возможности как защитить в суде своё право на мирные сборы, так и добровольно исполнить решение суда.

Судя по вышеизложенным фактам, суть провокации сводилась к следующему:

 

— скрыть от участников голодовки факт судебного запрета на проведение акции,

 

— вызвать возмущение и легко предсказуемую протестную реакцию граждан, сделав внезапное объявление о запрете акции после её начала,

— демонстративно противоправными действиями спровоцировать сопротивление участников голодовки незаконным требованиям сотрудника исполнительной службы и милиционеров,

— квалифицировать возмущение ветеранов Национального движения и членов Исполкома КТНФ как злостное правонарушение и сопротивление сотрудникам государственной исполнительной службы и правоохранительных органов,

— арестовать активистов акции, завести на них уголовные дела, избрать мерой пресечения содержание под стражей и тем самым парализовать деятельность КТНФ на определённое время. Например — до окончания траурных мероприятий 18 мая.

То есть — сорвать заявленное ветеранами и КТНФ проведение 18 мая на площади Ленина в Симферополе Чрезвычайного общенародного собрания.

Резонно возникают вопросы:

Почему судебное заседание проводилось в столь спешном порядке — в день подачи искового заявления? Почему оно проводилось тайно и в нерабочее время? Почему Ответчик не был приглашён на судебное заседание?

Разве судья Окружного административного суда Котарева Г.М. не знала о допущенных нарушениях? Или же нарушала их сознательно?

О чём свидетельствуют допущенные при подготовке и проведении заседания нарушения: о недостаточной квалификации судьи Котаревой Г.М., Государственного исполнителя Трофименко Д.П. и сотрудников правоохранительных органов, — или же о противоправном сговоре городских властей с судебными и силовыми структурами АР Крым?

Какими бы ни были ответы на эти вопросы — факт остаётся фактом: на тайном судебном заседании Окружного административного суда АРК 15 мая 2012 года, в нерабочее время, в отсутствие Ответчика, было принято решение о запрете мирной акции-голодовки — вопреки ст. 39 Конституции Украины, провозглашающей право граждан Украины на мирные сборы.

Постановление Окружного административного суда АРК о запрете мирной акции-голодовки вынесено в нерабочее время суда

Постановление Окружного суда АРК о запрете мирной акции-голодовки

Цена запрета

Какие же «веские» аргументы приняла во внимание судья Котарева Г.М., вынося заведомо антиконституционное решение?

Давайте сопоставим «аргументы» судьи и реальные факты:

«Аргумент» суда № 1. По мнению суда, Ответчик (Милли Фирка) уведомил Истца (горисполком Симферополя) о проведении акции таким образом, что «последний был лишен возможности своевременно принять необходимые меры для обеспечения общественного порядка, поскольку Истец был уведомлен о мероприятии меньше, чем за одни сутки до начала их проведения».

Факт 1. В ст. 39 Конституции Украины не оговариваются сроки извещения муниципальных органов о проведении мирных сборов. Сказано просто — заблаговременно. Временные рамки понятия «заблаговременно» в Конституции не определены.

В связи с этим любая аргументация об обязательных или минимальных сроках уведомления — сутках, днях или иных сроках — не более, чем плод больной фантазии послушных судей и не в меру ретивых чиновников, пишущих «под себя» подзаконные «разъяснения» и «постановления», ограничивающие базовые положения вышестоящего закона — Конституции Украины.

«Аргумент» суда 2. Согласно показаниям представителя истца и третьей, заранее уведомлённой и приглашённой на заседание стороны — представителя правоохранительных органов, «запланированная ответчиком акция требует значительных сил и средств правоохранительных органов для поддержания общественного порядка».

Факт 2. Что просили участники голодовки, какие меры «не успел» и что успел предпринять Истец?

 

Крымские татары в своём уведомлении просили городские власти всего о двух мерах:

1. Обеспечить охрану общественного порядка во время акции.
2. Обеспечить медицинское сопровождение мирной акции-голодовки.

Стоит заметить, что количество милиционеров, прибывших утром 15 мая для разгона участников голодовки, было гораздо больше, нежели их требовалось для охраны общественного порядка. Только рядового состава было 60 человек. Плюс всевозможное милицейское начальство.

Почему городские власти успели и смогли собрать на площади более 60 правоохранителей для разгона мирной акции и ареста голодающих — но «не успели и не смогли» (или не захотели?) «своевременно принять меры по обеспечению общественного порядка» во время проведения акции, для чего вполне хватило бы 2-3-х милиционеров?

Что же касается мер по организации медицинского сопровождения голодающих… Никакого медицинского сопровождения со стороны горисполкома организовано не было.

Ну, «не смогли» работники горисполкома найти в столице Крыма ни врача, ни фельдшера…

Зато те же самые чиновники за одни сутки, последующие с момента официального уведомления о начале мирной акции-голодовки, успели:

— составить исковое заявление об ограничении права граждан на мирные сборы (14 мая),

— подать это заявление в Окружной административный суд АР Крым (14 мая),

— подготовить документацию, аргументирующую положения искового заявления об ограничении права граждан на мирные сборы (14 мая),

— договориться с Окружным административным судом АР Крым о проведении экстренного судебного заседания (14 мая),

— организовать приглашение на данное судебное заседание представителя третьей стороны — правоохранительных органов (14 мая),

— провести судебное заседание в нерабочее время суда (14 мая),

— получить постановление суда о запрете мирной акции-голодовки (14 мая),

— запросить в Окружном административном суде АР Крым исполнительный лист о запрете мирной акции и голодовки (14 мая),

— дождаться подготовки и вручения исполнительного листа (14 мая),

— доставить исполнительный лист в Отдел государственной исполнительной службы (ОГИС) Симферополя (напомним, что заседание суда состоялось в нерабочее время, после 19 часов, а рабочий день в ОГИСе заканчивается в 18.00) (15 мая),

— написать заявление в ОГИС о принудительном исполнении постановления суда о запрете мирной акции-голодовки — без предоставления этого постановления Ответчику (15 мая),

— организовать в ОГИСе вынесение решения о возбуждении исполнительного производства по запрету мирной акции-голодовки. Причём — до оглашения постановления суда Ответчику и при отсутствии каких-либо противоправных действий со стороны последнего. То есть — искусственным образом лишив Ответчика возможности добровольно выполнить постановление суда. (15 мая),

— получить в ОГИСе письмо-подтверждение об открытии исполнительного производства по запрету мирной акции-голодовки (15 мая),

— организовать в ОГИСе вынесение Постановления о привлечении дополнительных сил в лице сотрудников органов внутренних дел в количестве 60 человек — опять же, в превентивном порядке, поскольку никаких противоправных действий со стороны участников мирной акции-голодовки не было. Да и не могло быть — ведь они даже не знали ни о постановлении суда, запретившем проведение голодовки, ни об открытии ОГИСом исполнительного производства. (15 мая),

— доставить постановление ОГИС о привлечении дополнительных сил в Симферопольское ГУ МВД Украины в Крыму (15 мая),

— организовать экстренное решение Симферопольского ГУ МВД Украины в Крыму о выделении указанного количества личного состава для осуществления силовой поддержки сотрудника ОГИС (15 мая),

— собрать и доставить к месту проведения мирной акции-голодовки личный состав в количестве 60 человек (15 мая),

— организовать выход сотрудника ОГИС на место проведения акции с готовым исполнительным листом — без предварительного вручения Ответчику постановления суда о запрете мирной акции-голодовки (15 мая),

— организовать присутствие на месте грядущих событий высших чинов милиции, принявших самое активное участие в разгоне мирной акции и аресте четверых голодающих (15 мая)

— организовать присутствие на месте проведения акции спецавтомобилей для перевозки арестованных, оборудованных решетками. Факт прибытия спецавтомобилей на место событий до начала акции однозначно свидетельствует, что арест голодающих (которым на тот момент еще не было объявлено о судебном запрете — прим.ред.) планировался заранее! (15 мая)

Кстати! Все письма, постановления и мероприятия, датированные 15 мая 2012 г., согласно официальной версии, были, якобы, проведены за пару коротких утренних часов — поскольку к моменту начала акции и ОГИС, и милиционеры, и автозаки уже ждали ничего не подозревающих участников акции на площади Ленина.

Вот такой огромный объём работ сумел и успел организовать и провести Истец — горисполком Симферополя, чтобы 15 мая разогнать мирную акцию-голодовку 10 крымских татар — ветеранов Национального движения и членов Исполкома Крымскотатарского Народного Фронта (КТНФ).

Но при этом, по утверждению судьи Котаревой, работников горисполкома и представителя правоохранительных органов, чиновники «были лишены возможности своевременно принять меры для обеспечения общественного порядка и его технического обеспечения во время акции»…

…Хотя все, что для этого было нужно — отправить для охраны десяти голодающих двух-трех милиционеров и одного медработника для медицинского сопровождения.

Минимум затрат и максимум общественного спокойствия.

Ах, да! Чуть не забыли! 15 же мая было организовано еще одно представление сотрудника ОГИС Трофименко Д.П. прокурору Симферополя — о привлечении к уголовной (!) ответственности должностных лиц Милли Фирка…

Представление ОГИС прокурору Симферополя о привлечении к уголовной ответственности руководителей Милли Фирка

«Аргумент» суда 3. Пристального внимания заслуживает и следующая выдержка из постановления Окружного административного суда АРК: «Проведение иных мероприятий, в том числе связанных с Днём памяти жертв депортации, одновременно с мероприятием, запланированным Ответчиком, может привести к беспорядкам и создаёт реальную угрозу общественному порядку».

«Иные мероприятия», совместное проведение которых на одной площади с голодующими за восстановление прав крымскотатарского народа ветеранами, по мнению судьи Котаревой, непременно привело бы к «беспорядкам и угрозе общественному порядку, также перечислены в постановлении:

— акция-реквием «Зажги огонёк в своём сердце», количество участников — до 6000 человек,
— траурный митинг памяти жертв депортации, количество участников — до 30000 человек,
— выставка техники «Caterpillar», организатор — компания «Цеппелин Украина».

Факт 3. В мирной акции-голодовке принимало участие 10 человек. Четверо из них — ветераны Национального движения, возрастом более 70 лет. Остальные участники голодовки — члены Исполкома КТНФ, руководители крымскотатарских общественных организаций.

Никто из участников голодовки не был ранее замечен в противоправных действиях или административных правонарушениях. В правоохранительные органы не поступило ни одной жалобы от жителей Симферополя или сотрудников Совета министров АР Крым, напротив здания которого проводилась акция, что голодующие мешают им выполнять свои обязанности или каким-то образом ущемляют их гражданские права.

Ни от одного из организаторов или участников иных, запланированных на площади Ленина мероприятий, в правоохранительные органы не поступало никаких жалоб или заявлений, свидетельствующих о препятствовании голодующими проведению их мероприятий.

Все запланированные на площади Ленина массовые акции (кроме выставки «Caterpillar»), имели отношение к проблеме восстановления прав крымскотатарского народа, к участию в этих акциях приглашались крымские татары, многие их которых лично знают и уважают ветеранов Национального движения.

 

Ни о каких «беспорядках» или «противоправных действиях» с их стороны в отношении ветеранов не могло быть и речи — в крымскотатарском народе уважение к старшим впитывается с молоком матери.

Говоря юридическим языком, истцом не было предоставлено суду ни одного доказательства того, что при проведении мирной акции-голодовки существует угроза национальной безопасности, а также ни одного доказательства в виде жалоб граждан, протоколов правоохранительных органов либо постановлений судов, свидетельствующих о нарушениях общественного порядка участниками мирной акции.

Таким образом, постановление Окружного административного суда АРК о запрете проведения голодовки ввиду «возможных беспорядков» на площади Ленина в случае совместного проведения нескольких крымскотатарских акций, объединённых общей темой борьбы народа за свои права — основано исключительно на домыслах, не имеющих под собой никаких фактических оснований.

Постановление, вынесенное судьёй Котаревой Г.М. по неподтверждённым фактами домыслам истца, открыто нарушает ст. 30, 62, 202 ГПК Украины, устанавливающие, что решение суда должно основываться лишь на доказательствах.

 

Согласно тем же статьям ГПК Украины, не предусматривается правовой возможности для вынесения судебных решений, основанных на умозаключениях и допущениях, не подтверждённых документальными доказательствами.

Казалось бы, и сотрудники ОГИС, и руководство ГУ МВД Украины в Крыму, имеющие юридическое образование, должны были, согласно имеющимся у них полномочиям, незамедлительно опротестовать противоправное решение судьи Котаревой — или, как минимум, отказаться от участия в противозаконных действиях на основе вышеуказанного постановления.

Но нет!

Кто-то в Крыму предпочёл потратить массу государственных денег и рабочего времени чиновников на организацию самого крупного за последние пять лет международного позорища для Украины.

Усилия симферопольских и крымских властей и правоохранителей были направлены не на выполнение служебных обязанностей по обеспечению спокойного и бесконфликтного проведения мирной акции-голодовки. Нет!

 

Вместо разумного государственного подхода и положенного по закону обеспечения и сопровождения мирной акции, вся мощь крымской государственной машины была задействована для организации и подготовки антиправительственной провокации — силового разгона голодующих ветеранов Национального движения крымских татар и ареста членов Исполкома Крымскотатарского Народного Фронта, требовавших восстановления прав и законодательной реабилитации репрессированного крымскотатарского народа.

 

Заставь дурака молиться…

15 мая, после начала мирной акции-голодовки, когда участники голодовки вышли на площадь Ленина в Симферополе, надели повязки с надписью «Голодовка» и развернули плакаты с требованием о принятии Закона «О восстановлении прав и реабилитации репрессированного крымскотатарского народа», к ним подошла большая группа милиционеров во главе с сотрудником ОГИС.

Судебный исполнитель зачитал требование о немедленном прекращении голодовки на основании Постановления суда. При этом участникам голодовки не дали возможности ознакомиться с этим постановлением, чтобы они смогли принять взвешенное решение.

Буквально через несколько минут после оглашения сотрудником ОГИС исполнительного листа, не дав людям возможности вызвать адвоката, сотрудники милиции набросились на голодующих и, выкручивая им руки, увезли в отделение милиции.

Таким грубейшим образом были задержаны:

Васви Абдураимов — член Совета представителей крымскотатарского народа при Президенте Украины, председатель Кенеша (Совета) Милли Фирка, член Исполкома КТНФ;

Арест Васви Абдураимова

Рустем Халилов — президент Благотворительного фонда «Ватандаш-Соотчественник», член Исполкома КТНФ;

Арест Рустема Халилова

Айдер Мустафаев — вице-президент Международного фонда исследований и поддержки коренных народов Крыма, член Исполкома КТНФ;

Арест Айдера Мустафаева

Ринат Шаймарданов — член исполкома КТНФ.

Арест Рината Шаймарданова

Мидат Аблязизов — член Постоянно действующего собрания ветеранов Национального движения крымских татар. Правда, ветерана через полчаса освободили.

Арест Мидата Аблязизова

Таким образом, из 10 голодающих арестовали и завели административные дела только на 4-х человек.

Резонный вопрос: почему не арестовали всех участников голодовки? По какому принципу выбирали, кого арестовывать?

Ларчик, как всегда, открывается просто.

 

Арестовывали не просто участников голодовки. Мирную акцию просто-напросто обезглавливали!

Расчёт организаторов провокации был прост — после ареста руководителей запуганные крымские татары должны были в панике разбежаться с площади.

Но те, кто на это надеялся, не учли одного:

участники акции вышли на площадь не по приказу и не за деньги.

 

Сразу после ареста членов Исполкома КТНФ, ветераны Национального движения, принимавшие участие в поддержке мероприятия, мужественно вышли вперед и приняли на себя руководство акцией.

Случилось так, как случалось сотни раз в истории Национального движения крымских татар — на место арестованных инициативников тут же встали другие люди.

И какие это были люди! Ветераны Национального движения, боровшиеся с жесточайшим тоталитарным режимом Советского Союза с 50-60-х годов прошлого столетия!

 

Алие Финенко — участница Национального движения крымских татар, председатель Комитета солдатских матерей Крыма, член исполкома КТНФ;

 

Амди Абдурахманов — 1935 г.р., участник Национального движения крымских татар с 1956 г. Участник инициативных групп в г. Намангане и Ферганской долине. В 1961 г исключён из КПСС за участие в Национальном движении. Был участником 4-х делегаций крымских татар в Москву: в 1961 и 1963 годах и дважды — в 1966 г.

 

Дильшад Ильясов — 1931 г.р., участник Национального движения крымских татар с 1961 г. Член инициативных групп Ташкента и Бекабада, с 1976 года — участник инициативной группы в Новороссийске. Участник делегаций крымских татар в Москву в 1967 и 1984 годах.

Мидат Аблязизов — 1946 г.р., участник Национального движения крымских татар с 1966 года. Судим за участие в Национальном движении.

 

Нариман Хайрединов — 1937 г.р., участник Национального движения крымских татар с 1962 года.

 

Нурфет Мурахас — 1940 г.р., участник Национального движения крымских татар с 1962 года. Дважды судим за участие в Национальном движении. Участник инициативных групп в Ташкенте и Ферганской долине. Участник нескольких делегаций крымских татар в Москве. Четырежды выдворялся властями за пределы Москвы.

 

Робеспьер Гралов — 1934 г.р., участник Национального движения крымских татар с 1965 года. Участник инициативной группы Национального движения в г. Ангрене.
С 1969 года — участник инициативной группы в Новороссийске.
Участник московских событий 1987 года.

 

Рустем Шерфединов — 1932 г.р., участник Национального движения крымских татар с 1967 года.

 

Сейтумер Мустафаев — 1936 г.р., участник Национального движения крымских татар с 1967 года. Судим за участие в Национальном движении.

 

Шевкет Харакчиев — 1940 г.р., участник Национального движения крымских татар с 1962 года.

 

Энвер Аметов — 1940 г.р., участник Национального движения крымских татар с 1966 года.
В 1969 году в Москве вышел с четырьмя товарищами на площадь Маяковского с требованием вернуть крымских татар на Родину.
Восемь раз высылался из Крыма, два купленных им дома в Крыму были разрушены бульдозерами.
Трижды судим за участие в Национальном движении.
Четыре раза объявлял политические голодовки, три из них сухие.

 

Эскендер Умеров — 1939 г.р., участник Национального движения крымских татар с 1958 года. Четырежды судим за участие в Национальном движении.
Дважды прокурор требовал для него смертной казни.

 

Как можно надеяться сломить или запугать ТАКИХ людей?!

Но, как говориться, заставь ущербных Богу молиться — они и лоб расшибут.

Кое-кто из народных депутатов Украины, кровно заинтересованных в этой провокативной силовой акции, убедительно бия себя в грудь, заверил кое-кого из высших руководителей Украины, Крыма и правоохранительных органов, что всё будет шито-крыто: уберём вожаков, остальные сами разбегутся. Мы, дескать, ситуацию контролируем.

Кое-кто в верхах им поверил. Соответствующие директивы были приняты, команды были отданы.

И грянул гром!

Аресту подверглись исключительно руководители организаций, нещадно и аргументированно критикующие лидеров меджлиса.

 

При этом стоит отметить, что постановление суда о запрете мирной акции-голодовки, организатором которой выступила Милли Фирка, имело отношение только к одному из четверых задержанных — председателю Кенеша Милли Фирка Васви Абдураимову.

Трое других арестованных являлись руководителями общественных и благотворительных организаций, в отношении которых никаких судебных постановлений не выносилось и, следовательно, никаких претензий ни ОГИС, ни сотрудники милиции к ним предъявить не имели права — по факту отсутствия с их стороны состава правонарушения, либо какого бы то ни было законодательного ограничения их прав.

То есть, со стороны сотрудников милиции, арестовавших участников акции без законодательного обоснования, было совершено грубейшее правонарушение.

Пока еще никто ответственности за это не понёс.

И этот факт, а также все последующие события, красноречиво свидетельствует: попытка разгона мирной акции и арест членов Исполкома КТНФ не имели никакого отношения к охране общественного порядка.

Это была попытка устрашить и обезглавить антиджемилевские силы крымских татар накануне траурного митинга 18 мая и заявленного на эту же дату Чрезвычайного общенародного собрания крымскотатарского народа.

Причём — обезглавить, якобы, руками государства.

 

И уж совершенно точно — за государственный счёт.

 

Крымское дышло

После ареста голодующих доставили в отделение милиции, где на них были составлены протоколы об административном правонарушении.

 

При этом, в нарушении законодательства Украины, в качестве свидетелей были использованы 2 человека, полностью зависимые от милиционеров — стажёр и постоянный внештатный сотрудник милиции. Одни и те же «штатные» свидетели расписались в четырёх разных протоколах.

В тот же день, в течение двух часов после задержания, в спешном порядке было организовано заседание Центрального районного суда Симферополя, на которое арестованных привезли под конвоем. По настоятельному требованию адвоката арестованных, заседание перенесли на 17 мая.

Однако, на выходе из суда руководителей мирной акции-голодовки поджидали сотрудники милиции, которые вновь в грубой форме арестовали их и под конвоем доставили в отделение милиции, где продержали еще два часа без объяснения причин задержания.

17 мая судьёй Центрального районного суда Заболотной Н.В. участники голодовки были признаны виновными в совершении административного правонарушения и приговорены к уплате денежных штрафов. Все четыре заседания над четырьмя голодующими уложились в 15 минут.

Судья Заболотная не принимала во внимание никаких аргументов и указаний на грубейшие нарушения, допущенные милицией при аресте безвинных людей. Всем четверым были вынесены почти идентичные, как под копирку, приговоры. Разница была только в суммах штрафов.

Постановление Центрального районного суда Симферополя по делу Васви Абдураимова

Постановление Центрального районного суда Симферополя по делу Рустема Халилова

Постановление Центрального районного суда Симферополя по делу Айдера Мустафаева

Постановление Центрального районного суда Симферополя по делу Рината Шаймарданова

После получения приговора все «осужденные» подали апелляционные жалобы, в которых требовали отменить несправедливые и предвзятые решения Центрального районного суда об административном правонарушении.

На заседании Апелляционного суда, которое состоялось 12 июня 2012 года, произошло еще одно вопиющее свидетельство правовой дегенерации крымской судебной системы:

троим осужденным приговор суда первой инстанции был оставлен в силе, а приговор по четвёртому участнику голодовки был отменен — «в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения».

При этом стоит отметить, что тексты всех апелляционных жалоб осужденных участников голодовки были идентичными и содержали одинаковые обоснования и аргументы.

 

Приводим единый текст апелляционных жалоб всех четверых участников голодовки полностью (на украинском языке):

 

АПЕЛЯЦІЙНА СКАРГА
на постанову Центрального районного суду м. Сімферополя
по справі №___________ від 17.05.2012 року за ч. 1 ст. 1851 КУпАП
(у порядку ст. 294 КУпАП)

 

17.05.2012 року суддею Центрального районного суду м. Сімферополя Заболотною Н.М. у справі №_______________ про адміністративне правопорушення відносно Халілова Р.І. у скоєнні адміністративного правопорушення, передбаченого ч. 1 ст. 1851 КУпАП, винесено постанову, відповідно до якої Халілова Р.І. визнано винним у скоєнні правопорушення та накладено стягнення у вигляді штрафу у розмірі ________ гривень.

Вважаю, що оскаржувана постанова прийнята з порушенням норм процесуального права та помилковим застосуванням норм матеріального права, що призвело до неправильного вирішення справи. Як наслідок, постанова підлягає скасуванню, а справа закриттю з наступних причин.

В порушення вимог ст.ст. 245, 280 КУпАП судом не повністю вивчені обставини, які мають істотне значення для правильного вирішення справи. Так, не прийнято до уваги обставини, які у своїй сукупності підтверджують відсутність моєї провини в здійсненні правопорушення:

— непоінформованість мене особисто та інших учасників мирного зібрання про заборону його проведення до моменту його початку;

 передчасне затримання і позбавлення можливості добровільного виконання рішення суду, яке забороняє проведення мирного зібрання;

 відсутність у адміністративній справі відомостей, що вказують на порушення учасниками мірного зібрання громадського порядку, або прав і свобод інших людей.

Судом не надано належної оцінки численним порушенням вимог чинного законодавства, які булі допущені працівниками міліції при затриманні та оформлення матеріалів справи. А саме:

 провокування працівниками міліції порушень громадського порядку шляхом пред’явлення незаконних вимог до учасників мирного зібрання та психологічного тиску;

 передчасне силове затримання деяких учасників мирного зібрання;

 вибіркове притягнення до адміністративної відповідальності — притягнуті тільки чотири учасники мирного зібрання з десяти присутніх;
— обмеження у реалізації права на отримання правової допомоги, як при ознайомленні з вимогами виконавчої служби на місці проведення мирного зібрання, так і при подальшому складанні протоколу про адміністративне правопорушення;
—  залучення в якості єдиного свідка події зацікавленої особи — стажиста.

Вважаю, що при всебічному, повному і об’єктивному дослідженні зазначених обставин, суд прийшов би однозначного висновку про відсутність в моїх діях складу адміністративного правопорушення, передбаченого ч. 1 ст. 1851 КУпАП. А саме, відсутності моєї провини, тобто суб’єктивної сторони адміністративного правопорушення.
На мою думку, суд не обґрунтував доведеність моєї вини та обмежився переліком документів, не аналізуючи їх, не надав правової оцінку вчиненим діям.
Відповідно до ст. 245 КУпАП завданнями провадження в справах про адміністративні правопорушення є: своєчасне, всебічне, повне і об’єктивне з’ясування обставин кожної справи, вирішення її в точній відповідності з законом, забезпечення виконання винесеної постанови, а також виявлення причин та умов, що сприяють вчиненню адміністративних правопорушень, запобігання правопорушенням, виховання громадян у дусі додержання законів, зміцнення законності.
Згідно з ч. 2 ст. 294 КУпАП постанова судді у справі про адміністративне правопорушення може бути оскаржена особою, яку притягнуто до адміністративної відповідальності, протягом десяти днів з дня винесення постанови.
Частина 5 ст. 288 КУпАП передбачає, що особа, яка оскаржила постанову у справі про адміністративне правопорушення, звільняється від сплати державного мита.
На підставі викладеного, керуючись ст.ст. 59, 64 Конституції України, ст.ст. 245, 280, 287-289, 294 КпАП України, —

ПРОШУ:

1. Прийняти скаргу до розгляду.
2. Постанову у справі №___________ про адміністративне правопорушення відносно _________ у скоєнні адміністративного правопорушення, передбаченого ч. 1 ст. 1851 КУпАП скасувати, а справу про адміністративне правопорушення закрити за відсутністю у моїх діях складу такого правопорушення.

 

На основании вышеприведённого текста апелляционной жалобы апелляция Рустема Халилова была удовлетворена:

Постановление Апелляционного суда АРК об удовлетворении апелляции Рустема Халилова

Постановление Апелляционного суда АРК об удовлетворении апелляции Рустема Халилова

 

На основании того же самого текста апелляционной жалобы апелляции Васви Абдураимова, Айдера Мустафаева и Рината Шаймарданова не были удовлетворены:

Постановление Апелляционного суда АРК об отклонении апелляции Айдера Мустафаева

Постановление Апелляционного суда АРК об отклонении апелляции Айдера Мустафаева

Постановление Апелляционного суда АРК об отклонении апелляции Васви Абдураимова

Постановление Апелляционного суда АРК об отклонении апелляции Рината Шаймарданова

То есть, на основании ОДНИХ И ТЕХ ЖЕ законов, событий, идентичных материалов дела и одинаковых аргументов — один судья оправдывает обвиняемого, а другой — принимает прямо противоположное решение.

Что ж, более яркой иллюстрации известной поговорки о законе и дышле невозможно и представить.

Описываемые действия крымской власти, правоохранителей и судей еще раз подтверждают печальную истину — Крым живёт не по украинским законам.

Здесь правит бал антиукраинский клан, состоящий из так называемой «старой крымской элиты». Клан, с которым активно и плодотворно начал бороться, но, к сожалению, не успел закончить свои начинания безвременно ушедший из жизни Василий Джарты.

В антиукраинских целях этого клана, не последнюю роль в котором играют высокопоставленные крымскотатарские чиновники и депутаты, сомневаться не приходится.

 

Cui prodest? (Кому выгодно? — лат.)

Это выражение знаменитого древнеримского юриста Кассиана Лонгина Равиллы означает:

во всяком преступлении, запутанном деле и хитросплетении интриг — всегда надо искать того (тех), кому выгодна исследуемая ситуация.

Давайте и мы прислушаемся к совету мудрого римлянина.

Итак, кому было выгодно разогнать голодающих ветеранов и упрятать за решётку Исполком КТНФ?

Украине? — А что получила Украина в результате организованной на крымском уровне провокации с разгоном мирной акции и арестом участников голодовки?

Международный скандал.

Вряд ли это можно назвать выгодой. Если только не считать мировой позор стратегическим приоритетом Украины.

Можно было предугадать такое развитие событий? — Несомненно.

Можно было предположить, что разгон мирной акции-голодовки и арест членов Исполкома КТНФ получит международную огласку в самом негативном для Украине ракурсе? — Однозначно.

Но, тем не менее, солидная часть госаппарата Крыма так или иначе работала на эту антиукраинскую провокацию.

Ради чего?

Кому была выгодна (Cui prodest?) ситуация с арестом крымскотатарских инициативников и последующим международным скандалом?

Президенту Януковичу? — Позвольте усомниться. Ему и без того хватает международных тычков, чтобы сознательно организовать себе еще один.

Крымскому премьеру Могилеву? — В данном случае, ситуация с ролью Могилева в случившейся провокации далеко не так однозначна, как может показаться с первого взгляда.

Вспомним, что лидеры меджлиса с самого начала активно противились приходу Могилёва на должность крымского премьера. Главным их оружием в этой борьбе было публичное навешивание на Могилёва ярлыка татарофоба и русского шовиниста.

 

Поэтому подтверждать обвинения джемилевцев в свой адрес соответствующими действиями Могилёву, мягко говоря, не с руки.

 

Невыгодно. Non prodest!

Так что, в данной ситуации Могилев, скорее, одна из жертв провокации, нежели получатель дивидендов. Так сказать, приятный бонус для истинного организатора конфликта.

Мустафе Джемилеву? — Что ж, Джемилев и Чубаров — это единственные персоны в Украине, против которых открыто выступили вышедшие на площадь ветераны Национального движения и арестованные члены Исполкома КТНФ.

К тому же, выдвинутые голодующими требования о принятии Украиной Закона «О восстановлении прав и реабилитации репрессированного крымскотатарского народа», шли вразрез интересам и планам лично М. Джемилева.

Напомним, что лидер меджлиса активно продвигает законопроект «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку», согласно которому безвинно репрессированный крымскотатарский народ низводится до статуса лиц-правонарушителей, законным образом депортированных со своей исторической Родины! Со всеми вытекающими последствиями…

В то же время, закрепление за крымскими татарами статуса репрессированного и насильственно высланного народа, (как того требуют ветераны Национального движения и КТНФ) не только соответствует фактическому положению дел, но и имеет документальное подтверждение.

Это ряд законодательных актов СССР и Украинской ССР, в которых крымскотатарский народ прямо называется репресированным, высланным и насильственно переселённым народом. (Декларация ВС СССР № 772-1 от 14.11.1989 г. «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав», Постановление ВС УССР № 963-XII от 17.04.1991 г. «О порядке ввода в действие Закона УССР «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине»).

Даже простое поверхностное сравнение двух столь разных подходов к решению крымскотатарской проблемы не просто подтачивает репутацию лидера меджлиса, а, фактически, уничтожает Джемилева в принципе — и как политика, и как защитника интересов крымскотатарского народа.

И всё это было накануне 18 мая — единственной возможности М. Джемилева прибыльно спекульнуть на трагедии народа: выдать крымских татар, пришедших почтить память жертв репрессий, за свой преданный электорат!

Если же учесть, что в нынешнем году состоятся парламентские выборы и М. Джемилев уже начал торги за кресло в Верховной Раде — голодовка уважаемых в народе ветеранов Национального движения на площади Ленина за прямо противоположные джемилевскому законопроекту требования, могла коренным образом сломать комбинацию, выстроенную главой меджлиса и его кукловодами для прохода в Верховную Раду.

Разумеется, ни сам Джемилев, ни стоящие за ним международные кланы не могли этого позволить.

Таким образом, согласно базовому аспекту римского права, наибольшие выгоды от разгона мирной акции-голодовки и ареста основных своих политических оппонентов накануне самого масштабного крымского мероприятия — получали именно руководители меджлиса.

Эпилог

Сегодня несправедливо осужденные участники голодовки продолжают бороться за свои поруганные права и права всего крымскотатарского народа.

На 18 октября 2012 года назначено 2-е Чрезвычайное общенародное собрание крымских татар.

Председатель меджлиса продолжает активно торговаться за кресло в Верховной Раде.

Верховная Рада после нескольких отклонений приняла в первом чтении законопроект «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку». При голосовании 51,4% голосов дала Партия регионов — 183 депутата из 356, голосовавших за принятие законопроекта.

То есть, фактически, Партия регионов перед предстоящими парламентскими выборами вручила козырной туз своему ярому оппозиционеру, неоднократно предпринимавшему громкие демарши против партии власти и демонстративно игнорирующему все начинания Президента по урегулированию крымскотатарского вопроса.

Одни политологи расценили этот очевидный факт, как заключение неких взаимных обязательств между Джемилевым и партией власти.

Другие — как капитуляцию Джемилева перед Партией регионов в обмен на одно кресло в Верховной Раде.

Третьи — как короткий поводок с ошейником-строгачом, умело надетым регионалами на главу меджлиса: ведь пока ещё не утвержденный законопроект может быть легко отклонён в любой момент — и грозный козырной туз в одночасье превратится в никчемную шестерку.

Но при любых раскладах непреложным остаётся один прискорбный факт:

сегодня, в пылу политических интриг, на государственном уровне ни украинская власть, ни руководители меджлиса не занимаются восстановлением прав и законодательной реабилитацией репрессированного крымскотатарского народа.

И в этом — еще одна потенциальная точка соприкосновения интересов партии власти и М. Джемилева.

Косвенное доказательство данной версии — открытая травля проджемилевской кликой и полное игнорирование официальным Киевом всех усилий ветеранов Национального движения крымских татар и КТНФ добиться от украинской власти создания Государственной комиссии по разработке и принятию закона Украины «О восстановлении прав и реабилитации репрессированного крымскотатарского народа».

Бесчисленные письма, обращения и требования ветеранов Национального движения и исполкома КТНФ по этому поводу вот уже более полугода остаются гласом вопиющего в пустыне.

Cui prodest?

Ринат ШАЙМАРДАНОВ,
аналитическая группа Милли Фирка

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня