Вечную память в гектарах не измерить

Post navigation

Вечную память в гектарах не измерить

В Крыму начали активно раздувать очередной земельный скандал, на этот раз — на костях жертв лагеря смерти «Красный» в п. Мирное.

Вечную память в гектарах не измерить. Крематорий в лагере смерти «Майданек»Запал взрывоопасной ситуации поджёг не кто иной, как спикер крымского парламента Владимир Константинов. А стоящая наготове пресса тут же приложила все усилия, чтобы «успешно» довести процесс до точки социального взрыва.

А теперь, собственно, о самой ситуации.

28 ноября депутаты Верховной Рады АР Крым приняли решение об объявлении бывшего фашистского концлагеря, располагавшегося в годы Великой Отечественной войны на землях совхоза «Красный» (село Мирное, Симферопольский район), историческим памятником местного значения.

Казалось бы — достойное уважения решение об увековечивании памяти жертв Великой Отечественной. Что в этом может быть скандального?

А вот что.

РЕЧЬ НЕ МАЛЬЧИКА, НО МУЖА…

Спикер отметил, что все самострои на месте будущего мемориального комплекса нужно снести. «Это проблема власти, и мы должны это сделать. Самострой — есть самострой, и если нет документов, все должно быть приведено в соответствие с законодательством», — заметил он.

Для реализации этого пункта будет проведена инвентаризация всех объектов на территории бывшего концлагеря. Правда, до полного изучения ситуации Константинов не смог сказать, останется ли на своем месте мечеть, которая там построена» — сообщил сайт http://0652.ua в материале под кричащим заголовком «Под Симферополем снесут самострои на месте бывшего концлагеря».

«Безусловно, нам нужно проявить власть, и те самострои, которые стоят на месте будущего мемориального комплекса, должны быть убраны. Здесь уже проблема власти — мы должны это сделать» — процитировал Константинова новостной портал «Новый Регион 2».

Таким образом, если верить прессе, из уст первого государственного мужа Крыма прозвучали кодовые слова, после которых, как показывает очень недавняя история, Крым обычно и предсказуемо взрывается массовыми акциями протеста.

В ЧЁМ ОПАСНОСТЬ?

Проблема состоит в том, что господин Константинов вступил в должность спикера крымского парламента в относительно спокойный период, когда крымские татары в вопросах восстановления своих исконных прав из активной фазы «боевого противостояния» властям, перешли к конструктивному сотрудничеству и политическому диалогу с ними.

При этом стоит заметить, что диалог этот начали не записные «лидеры» крымских татар, а новое поколение общественников: как вышедших из числа активистов земельных полян протеста, так и из числа ветеранов и участников Национального движения, ранее «отодвинутых» от активной общественно-политической деятельности «демократическим» картелем «меджлис-оранжевые».

Первыми шагами навстречу друг другу крымских татар и действующей власти стали:

— Мораторий на массовые протестные акции, объявленный организацией «Себат», курирующей поляны протеста в Симферополе, Симферопольском районе и Алуштинском регионе.

— Объединение 17 общественных организаций и мусульманских общин в Крымскотатарский Народный Фронт (КТНФ), главной задачей которого было заявлено «всенародное содействие правительству Украины в разработке, приятии и введении в действие Закона Украины «О восстановлении прав и реабилитации репрессированного крымскотатарского народа».

— ряд встреч, проведенных делегацией КТНФ в высших органах власти весной 2012 года, благодаря которым вопрос о законодательной реабилитации крымскотатарского народа был вынесен на самый высокий государственный уровень и получил там поддержку.

Благодаря всему этому, ушли в прошлое многотысячные «земельные» митинги протеста, что тут же стабилизировало ситуацию в Крыму и позволило новой власти приступить к решению земельного вопроса в спокойной деловой обстановке.

Ветераны и КТНФ также старались не нагнетать ситуацию, больше внимания уделяя установлению официальных контактов и налаживанию позитивного диалога с властями Украины.

Поэтому господин Константинов за недолгий срок своей спикерской деятельности ни разу не сталкивался с народным возмущением и, судя по всему, не очень хорошо представляет последствия своих слов.

А последствия вполне могут быть такими же, как и осенью 1992 года после попытки властей снести самострои в Красном Раю:

Причём, стоит заметить, что в Красном Раю сносили несколько десятков времянок размером 3х4 метра. Тогда защищать соотечественников, штурмуя Верховный Совет Крыма, собралось несколько тысяч крымских татар.

В Мирном, где Константинов пообещал «убрать самострои», на поляне протеста стоят более трёх тысяч семей, там заложены капитальные дома и выстроена мечеть.

Соответственно, в случае попытки силового решения вопроса (в свете озвученной спикером парадигмы «нам нужно проявить власть») — «штурмовать» Верховную Раду Крыма пойдут не только участники самой поляны протеста, но и все мусульмане Крыма.

И это не говоря о широчайшей международной огласке данного инцидента, если таковой, паче чаяния, случится.

А может быть, именно этого и добиваются истинные заказчики действа, неустанно противодействующие усилиям президентской команды превратить Крым в регион стабильности и процветания?

И какая роль, в таком случае, определена ими для крымского спикера: жертвенного агнца — или лидера оппозиционной коалиции в искусственно раздуваемом взрыве народного возмущения, по сравнению с которым события 1992-го года покажутся цветочками?

ЧТО ЛУЧШЕ ПРОЯВЛЯТЬ: ВЛАСТЬ ИЛИ МУДРОСТЬ?

К сведению крымских депутатов и их предводителя, хочется привести цитату из ст.5 Конституции Украины: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ».

Депутаты всех уровней, в том числе — и депутаты Верховной Рады АР Крым, избираются в депутатский корпус с одной единственной целью — служить народу, единственному источнику власти в стране. И если какой-нибудь депутат (а спикер парламента — это, прежде всего, депутат) вдруг — по ошибке, по злому ли умыслу, либо по прихоти или по дурости — решит «проявить власть» против носителя этой самой власти, то… нередко этот самый народ начинает осуществлять свою власть без посредников, напрямую, выходя на площади и улицы с митингами, протестами и штурмами правительственных учреждений…

Поэтому хочется пожелать и спикеру, и депутатам крымского парламента пореже «проявлять власть» и почаще проявлять мудрость — как в поступках, так и в публичных заявлениях. И тогда в Крыму не будет поводов для конфликтов, для межнациональных и межконфессиональных столкновений и прочих столь милых врагам Украины внутренних междоусобиц.

И особенную мудрость, вкупе с особенной осторожностью, следует проявлять при рассмотрении такого сакрального момента, как Вечная память.

ЧТО ХОТЯТ УВЕКОВЕЧИТЬ В МЕМОРИАЛЕ?

Объявление бывшего фашистского концлагеря, располагавшегося в годы Великой Отечественной войны на землях совхоза «Красный» (село Мирное, Симферопольский район), историческим памятником местного значения — благородное и исторически значимое событие.

Но вот вопрос — что именно собираются увековечить в этом Мемориале?

Если память невинно убиенных жертв Великой Отечественной — то в этом случае следует соблюдать историческую справедливость, и увековечивать память всех жертв этого лагеря смерти. В том числе и память крымских татар — простых жителей, партизан, подпольщиков — зверски убитых в этом концлагере вместе с их русскими и украинскими соратниками.

Если же этого не будет, если при разработке концепции Мемориала в неё будут заложены насквозь лживые и бесстыдно пропагандируемые в сети шовинистические и откровенно татарофобские заявления, что, якобы,  карательный контингент этого логова смерти сплошь и рядом состоял из крымских татар, зверски уничтожавших исключительно славянских героев (и эта идея будет возведена в принцип Мемориала!) — увековечена будет не память убитых.

В этом случае увековечат и официально возведут в ранг национальной идеи Украины грязный миф о поголовном коллаборационизме крымских татар.

Миф, созданный и искусственно поддерживаемый крымскими и западными противниками возвращения крымских татар на историческую Родину.

Миф, созданный для оправдания чудовищного международного преступления, совершенного на территории современной Украины — геноцида крымскотатарского народа.

Именно эта человеконенавистническая идея будет заложена в концепцию Мемориала — если не будет соблюдена историческая справедливость в отношении жертв лагеря смерти из числа крымских татар.

Коллаборационизм — явление вненациональное. На территориях, оккупированных захватчиками, нет ни одного народа, представители которого не сотрудничали бы с оккупантами.

Героизм — явление вненациональное. На территориях, оккупированных захватчиками, нет ни одного народа, представители которого не проявили бы героизма в борьбе с оккупантами.

Поэтому любое обвинение в коллаборационизме или предательстве не конкретных лиц с указанием имен и фактов предательства, а целого народа — это всего-навсего грубая и циничная попытка скрыть под личиной борцов за правду самый банальный расизм — патологическую животную ненависть к «инородцам».

Стоит ли такое увековечивать?

ВЕЧНУЮ ПАМЯТЬ В ГЕКТАРАХ НЕ ИЗМЕРИТЬ

20 лет независимости Украины никто не вспоминал о лагере смерти «Красный» и тысячах его жертв.

В округе и непосредственно на территории лагеря смерти строились дачи, жилые бараки, коровники, птичники, открывались склады предприятий, прокладывались дороги…

Почему ни историки, ни партийные органы, ни общественность не возмущались, казалось бы, столь нескрываемым надругательством над памятью невинных жертв концлагеря?

По двум простым причинам.

Во-первых, не было никакого надругательства — люди просто жили и решали свои бытовые и хозяйственные проблемы — в том числе и на территории бывшего разрушенного концлагеря.

Во-вторых, память о жертвах лагеря смерти чтилась и сохранялась — часть его бывшей территории была отведена для установки мемориала, который, несмотря на свою скромность, исправно выполнял возложенную на него роль хранителя Истории.

Более 65 лет — с 1945 по 2011 год — имеющийся мемориал удовлетворял всем культурным и духовным потребностям крымчан. Однако, как только вместо разрушенных коровников и птичников на пустующих землях бывшего концлагеря расположилась поляна протеста крымских татар — мрачный дух лагеря смерти вновь был вызван из небытия политиканами-татарофобами.

Вот как, даже не скрывая истинных побудительных мотивов, объясняет причину своего столь внезапно возникшего интереса к бывшему лагерю смерти депутат Верховного Совета АР Крым Олег Родивилов:

«Всем известно, что тут неподалёку находятся самозахваты. Так вот, от местных жителей поступил сигнал, что через дорогу от мемориала строится …мечеть. Мало того, что это санитарная зона, на которой строить что-либо нельзя. Я считаю, что это просто аморально! Ни для кого не секрет, кто чаще всего шел добровольцем на службу к немцам. Хотя были там, конечно, и русские. Но строить религиозный объект практически на месте захоронения замученных представителями своего же народа — это аморально!»

Это заявление нельзя назвать иначе, как циничным глумлением над памятью жертв лагеря смерти. Их страданиями и мученической смертью сегодня спекулируют, чтобы доставить новые страдания живым людям.

Так ли необходимо сносить самострои? Действительно ли снос татарских домов и мечети — единственный путь к созданию Мемориала?

Давайте взглянем на спутниковый снимок местности. Тонкой белой линией на карте отмечена территория ныне действующего памятного мемориала.

Тонкой белой линией на карте отмечена территория ныне действующего памятного мемориала на месте бывшего лагеря смерти «Красный» в п. Мирное. Вокруг территории действующего мемориала достаточно свободного пространства, чтобы увеличить его площадь минимум в пять раз - БЕЗ СНОСА каких-либо строений (выделено толстой красной линией)

Как видим, вокруг территории действующего мемориала достаточно свободного пространства, чтобы увеличить его площадь минимум в пять раз — БЕЗ СНОСА каких-либо строений (выделено толстой красной линией).

Мечеть и татарские самострои находятся через дорогу от мемориала — и никаким образом не мешают его расширению

Но даже если принять необходимость сверхмасштабного расширения нового Мемориала — вряд ли по его территории будет проходить дорога. И этот простой факт напрочь отметает любые измышления о необходимости сноса самостроев и мечети, находящихся через дорогу от Мемориала.

СНЕСТИ НЕЛЬЗЯ ПОСТРОИТЬ

Чтобы оценить правомерность спикерских заявления о сносе самостроев, давайте вначале проведём рекогносцировку на местности.

То есть, взглянем на территорию бывшего концлагеря «Красный» с высоты птичьего полёта и безотносительно к межнациональным претензиям.

Как видим, на месте бывшего концлагеря нет никаких сохранившихся свидетельств его существования — ни заборов, ни бараков, ни крематориев. Причём, всё это разрушалось отнюдь не крымскими татарами, а местными жителями и советскими, а с 1954 года — и украинскими органами и хозяйственниками.

То есть — от собственно лагеря смерти не осталось никаких оригинальных исторических следов, на базе которых можно было бы восстановить мемориал, имеющий реальную историческую ценность.

Это означает, что создание Мемориала в Мирном возможно только в двух концептуальных направлениях:

1. Создание символического Мемориала, не имеющего отношения к реальным границам, помещениям и строениям бывшего лагеря смерти «Красный» и служащего лишь символическим напоминанием о трагедии этой территории.

2. Натурное, в мельчайших подробностях, воссоздание с нуля всех строений, крематориев, бараков и прочего лагерного хозяйства по всей территории концлагеря.

Мемориалы-символы

Символические мемориалы очень широко распространены в мире. Практически, все памятники, имеющие отношение к событиям Великой Отечественной войны, относятся именно к категории Мемориалов-символов. Они лишь приблизительно обозначают территорию или место происхождения памятных событий.

К примеру, наиболее близкий к нашей теме мемориал — Shoes on the Danube Promenade — Памятник жертвам Холокоста на берегу Дуная, в Будапеште.

В 1944-45 годах, когда до освобождения Будапешта советскими войсками оставались считанные недели, на набережной Дуная были расстреляны десятки тысяч евреев. Людей приводили к берегу сотнями, заставляли снимать обувь, связывали по 5-6 человек и стреляли через одного, чтобы сэкономить патроны. Связанных воедино живых и мертвых потом сталкивали в воду.

Мемориал Shoes on the Danube Promenade - Памятник жертвам Холокоста на берегу Дуная, в Будапеште. Мемориал представляет собой несколько метров набережной, на которых разбросаны 53 пары обуви расстрелянных людей.

Мемориал представляет собой несколько метров набережной, на которых разбросаны 53 пары обуви расстрелянных. При создании этого мемориала не сносились здания, не перекрывался Дунай, не перестраивалась набережная… Венгры увековечили Память — и скромный будапештский мемориал по праву считается одним из самых пронзительных памятников о трагедии Второй мировой.

В Крыму же пытаются использовать мученическую смерть невинных жертв концлагеря «Красный» для грязных шовинистических игр и показательного унижения и без того неоднократно ограбленного и униженного крымскотатарского народа.

Сохрани нас Всевышний от таких «радетелей за Историю»…

Натурные памятники

Натурные исторические памятники — это чаще всего, храмы, дворцы и прочие архитектурные комплексы. В том числе и концлагеря: те, в отношении которых было принято решение сохранить их в первозданном виде — чтобы грядущие поколения воочию видели, к чему способен привести воинствующий нацизм.

Наиболее известные из них: Маутхаузен — в Австрии; Освенцим, Майданек и Треблинка — в Польше; Бухенвальд, Дахау и Заксенхаузен — в Германии.

Исторический комплекс «Концентрационный лагерь «Биркенау» (один из лагерей смерти комплекса Освенцим/Аушвиц)

Исторический комплекс «Концентрационный лагерь «Бухенвальд»

Исторический комплекс «Концентрационный лагерь «Дахау»

Исторический комплекс «Концентрационный лагерь «Освенцим»

Исторический комплекс «Концентрационный лагерь «Майданек». Печи крематория

Все эти комплексы смерти сегодня сохранены в том виде, в котором они существовали во время Второй мировой войны. Естественно — с определенной долей консервационных и реставрационных работ. Но основные здания и инфраструктура по уничтожению людей в них — подлинные.

И именно этот факт составляет историческую и воспитательную ценность этих мемориальных комплексов.

МЕМОРИАЛ ИЛИ ПОТЕМКИНСКАЯ ДЕРЕВНЯ?

А что собираются «восстанавливать» на территории концлагеря «Красный» в Мирном?

Разве там существуют какие-либо лагерные строения? — Нет, ни строений, ни крематориев, ни других служб лагеря — ничего не осталось!

Разве существуют точные планы расположения лагерных зданий и служб, или хотя бы их чертежи, по которым они были построены? — Ничего подобного!

Определены точные границы бывшего лагеря смерти? — Нет! Но зато уже звучат провокационные заявления о сносе самостроев, расположенных на еще неопределенной территории мемориала.

Так что именно собираются «восстанавливать» на территории бывшего концлагеря в Мирном?

Может быть, планируют возводить современный «новодел», не имеющий ни исторической, ни культурной значимости? Или еще нечто подобное — со столь же нулевым потенциалом?

Так и представляется это грандиозное строительство «в память невинных жертв» АБСОЛЮТНО НОВОГО лагеря смерти: возведение бараков, сооружение крематориев, газовых камер, сторожевых вышек, обнесение территории колючей проволокой…

Хоть кто-то из депутатов, голосовавших за объявление пустыря «историческим памятником местного значения» представлял себе, что именно кроется за этими красивыми словами?

Невольно вспоминаются «потемкинские деревни», основным предназначением которых было «втирание очков» царствующей особе.

Но кому собираются «втирать очки» сегодня? И с какой целью?

Создать «крымский аналог» Маутхаузена и Освенцима? Но такая концепция, во-первых, как-то не вписывается в рамки «исторического памятника местного значения», а во-вторых, не имеет под собой материальной основы — сохранившихся лагерных строений.

Напомнить потомкам о трагедии концлагеря «Красный»? Но эту функцию прекрасно выполняет существующий мемориал-символ, вокруг которого достаточно места для расширения в случае возникновения такой необходимости.

Зачем сносить ради памяти мертвых постройки и мечети живых людей? Зачем освобождать от домов ВСЮ территорию бывшего концлагеря, задолго до появления на ней крымских татар сплошь застроенную дачами, коровниками и птичниками?

Разве Вечная Память измеряется в гектарах?

ЗРИ В КОРЕНЬ…

Ответы на вышеприведенные вопросы позволяют с полной достоверностью констатировать:

Вся шумиха вокруг расширения Мемориала в Мирном абсолютно четко и логично укладывается в концепцию совершенно иной программы, а именно — программы по разжиганию в Крыму розни и эскалации конфликтов, основанных на базе провокационных и шовинистических заявлений о «коллаборационизме и кровавых зверствах» крымских татар в период оккупации Крыма фашистской Германией.

И неважно, кто является заказчиками этой программы — оппозиция ли, которой позарез необходимо ослабить позиции президентской команды в Крыму; заокеанские ли кукловоды, которые через своих оплачиваемых марионеток генерируют в Украине «заказные» сценарии конфликтов; патологические ли татароненавистники местного розлива, готовые на любую подлость (в том числе — и на циничное использование в своих целях памяти убиенных) ради того, чтобы «насолить» вернувшемуся на Родину народу…

Неважно, кто пытается «взорвать» Крым изнутри. Важно, как на это реагируют те, кто, занимая высокие посты, по долгу службы обязаны блюсти в Крыму порядок и прилагать все усилия для сохранения на полуострове мира и стабильности.

Но реакция и слова высших должностных лиц, которые мы сегодня наблюдаем — вселяют нескрываемую тревогу за тот баланс интересов, которого столь недавно смогли добиться в Крыму власть и народ.

ГДЕ ИСКАТЬ МУДРЫЕ РЕШЕНИЯ?

Наиболее мудрые и взвешенные решения — это решения коллективные.

Мемориал на территории концлагеря «Красный» может стать как бомбой, грозящей взрывом межнациональных отношений в Крыму — так и фактором объединения народов вокруг памяти о совместно пережитой трагедии.

Многое зависит от того, какую позицию изберет крымский парламент; от того, кто войдёт в состав Комиссии по Мемориалу; от того, какие настроения будут преобладать в этой комиссии.

Несомненно, что в состав Комиссии, помимо депутатов, обязательно должны войти историки и общественники — как со славянской стороны, так и со стороны крымских татар. Ведь Комиссия должна делать свои выводы на основе официальных фактов и документов, а не на провокационных заявлениях политиканов.

Принципиальным моментом будет и участие в составе Комиссии представителей поляны протеста, расположенной вблизи мемориала.

Смысл этого принципиального требования заключается в том, что в этом случае вопрос о переносе строений — если они действительно были воздвигнуты над колодцами с останками узников — будет решен однозначно и без всяких колебаний. Ни один здравомыслящий человек — будь то славянин или крымский татарин — не захочет строить свой дом «на костях». Или иметь на своём  дворе колодец с останками.

При этом, совместно принятое решение о переносе строений никто не воспримет как директивное указание «сверху» о сносе. Соответственно, снимется и напряженность в реализации такого решения.

Естественно, не может быть и речи о включении в состав Комиссии лиц, запятнавших себя расистскими и провокационными высказываниями — как со стороны славян, так и со стороны крымских татар.

Но самое главное: все стороны-участники событий должны забыть о «применении власти». Потому что если «применяется власть» — она применяется кем-то против кого-то.

Негоже поминать мертвых притеснением живых.

Поэтому, в первую очередь, должна быть произведена реальная, на основе документальных свидетельств и археологических изысканий, инвентаризация территории концлагеря и четкое обозначение мест массовых захоронений. Только после этого можно начинать думать — нужно ли что-то сносить, или достаточно отметить места массовых захоронений памятными знаками.

Возможно, при разработке концепции Мемориала, стоит учесть опыт создания межнационального мемориала памяти на Соловках. Там, на Мемориальном кладбище «Сандормох», где захоронены представители практически всех национальностей бывшего СССР, стоят памятные камни от разных народов. И камни эти считаются не проявлением национальной обособленности, а символами признания всеми народами международной значимости трагедии Соловков.

Мемориальное кладбище «Сандормох» на Соловецких островах

Памятные камни на Мемориальном кладбище «Сандормох» (Соловецкие острова): слева - памятник жертвам-мусульманам, справа - памятный камень погибшим на Соловках литовцам

Памятные камни на Мемориальном кладбище «Сандормох» (Соловецкие острова): слева - казацкий крест в память о погибших здесь украинцах, справа - памятный камень погибшим на Соловках евреям

Памятные камни на Мемориальном кладбище «Сандормох» (Соловецкие острова): слева - памятный камень от польского народа, справа - памятный камень погибшим на Соловках эстонцам

ЛЕЧИТЬ НАДО НЕ СИМПТОМЫ, А ПРИЧИНУ БОЛЕЗНИ

Может быть, пора крымским депутатам прекратить деление крымчан на «своих» и «чужих»?

Может быть, пора уже понять, что крымские татары вернулись в Крым и стали неотъемлемой его частью, как и много веков назад?

Может быть, пора забыть о ненависти и начать жить в мире и согласии, как жили и трудились бок о бок славяне и татары до Второй мировой?

Может быть, пора вспомнить правду о том, как вместе же и воевали против захватчиков?

И как умирали — тоже вместе, делясь друг с другом последней ложкой лагерной баланды, стоя плечом к плечу под дулами автоматов у расстрельной стены, задыхаясь в газовых камерах…

А, быть может, украинскому государству пора, наконец, признать, что единственная причина, которая позволяет вольготно и безнаказанно нести в Украине преступную ахинею о коллаборационизме крымскотатарского народа и «зверствах крымских татар» — это отсутствие Закона Украины «О восстановлении прав и реабилитации репрессированного крымскотатарского народа».

Закона, в котором должна быть не только оглашена официальная реабилитация крымских татар в украинском государстве, но и прописаны четкие законодательные нормы по пресечению огульных обвинений крымских татар, как нации, в массовом коллаборационизме.

Только в этом случае в Крыму на долгие-долгие годы воцарятся мир и стабильность.

Сегодня же спокойствие в Крыму вновь оказалось под угрозой — потому что полит-шовинисты разного пошиба могут демонстративно смело, не опасаясь преследований со стороны Закона, сеять на полуострове межнациональную рознь. Чем они и занимаются — с усердием, достойным лучшего применения.

Безнаказанность развращает, а безнаказанность абсолютная — развращает абсолютно.

Именно в силу этой абсолютной развращенности останки жертв лагеря смерти «Красный» сегодня цинично и кощунственно используются для грязной политической игры «в кости».

Ринат ШАЙМАРДАНОВ,
аналитическая группа Милли Фирка

Похожие материалы: