Встречаются ли Восток и Запад?

Post navigation

Встречаются ли Восток и Запад?

Встреча с Османской империей

Продолжая наши прогулки по городу на Босфоре, посетим — вместе с участниками 52 конгресса ФИЖЕТ — достопримечательности периода превращения византийского Константинополя в османский Стамбул.

 

Встречаются ли Восток и Запад?Для этого последуем по стопам седьмого султана Османской империи Мехмеда II или Мехмеда Фатиха (Завоевателя), который после первого посещения Святой Софии отправился на близлежащий мыс осматривать руины некогда грандиозного Великого дворца.

Давно покинутый византийскими императорами, дворец, где во времена ранней Византийской империи проходили грандиозные многолюдные торжественные церемонии, не пощадило время. В руинах лежал и дворец последних императоров Византии во Влахернах — его не пощадила артиллерия султана. Византийский историк XV века Критовул неслучайно сказал, что «пушки решили все». Мехмед Завоеватель (1451-1481) стал одним из первых, кто четко осознал преимущества технического прогресса и, построив огромную специализированную мастерскую по отливке пушек, во время осады города имел артиллерию, равной которой не было в Европе. Захватив 29 мая 1453 года после 54-дневной осады Константинополь, султан вскоре перенес сюда свою столицу из Адрианополя (Эдирн). Его прогулка среди развалин по мысу, с которого виден весь город, явно не прошла даром, для него наступило время созидать. На омываемом Мраморным морем мысу в 1462-1478 годах по его приказу возведут центр его новой столицы — дворцовый комплекс Topkapi Sarayi или «Дворец пушечных ворот». Мыс получит имя Сарайбурну или Дворцовый, а персидское слово sarayi, вошедшее в турецкий со значением здание или дворец попадет в европейские языки как слово seraglio или сераль, что означает восточный дворец.

И вот со стороны Айя-Софии мы входим в дворцовый комплекс Топкапы, из которого почти четыреста лет (с 1465 по 1853гг.) 25 из 36 султанов управляли новой, могущественной империей, получившей название Османской.

Прекрасно понимая, что «построить великолепный город — это настоящее искусство», Мехмед II пригласил ученых и архитекторов со всего мира, чтобы бережно восстановить старые районы Константинополя и построить многие шедевры уже нового города. И опять история востока и запада удивляет своей взаимосвязью — те местные византийские художники и ученые, чьи таланты в новом исламском государстве стали не нужны, массово отправляются на запад: в Рим, Дубровник и другие города Европы, а также на Крит и в Россию. С ними в средневековую Европу попадают манускрипты, устные знания, духовные ценности Византии, а также и её художественные традиции и приемы, которые приведут к началу на западе новой эпохи — Возрождения.

А «Костантинийэ», как его называли турки, тем временем постепенно превращается в османский Стамбул. Однако, здесь меня, да и вас, наверное, Читатель, ожидает ещё один сюрприз. Слово Стамбул или Istanbul, которое и звучит так по-восточному и прямо таки олицетворяет Восток, опять доказывает насколько всё взаимосвязано. Оказывается, что примерно в 11-12 веках оно уже использовалось в Византийской империи и происходит от искаженного греческого ‘eist enpolin’ (is-tin-polin), то есть «в город». Именно так говорили о Константинополе, отправляясь или в него или с окраины в его центр, подчеркивая этим и его значимость и его размеры. И хотя город постепенно станут называть Стамбулом, Константинополь останется его официальным названием вплоть до распада Османской империи в 1923 году.

Мы же входя в первый двор, осматриваем Баб-и-Хюмаюн (Bab-i-Hümayun) или Парадные, Блистательные ворота. Называемые также «Имперскими или Входом султана», они были построены по приказу Мехмеда Завоевателя в 1478 году в ознаменование окончания строительства дворца. К этому моменту он превратил Черное море во внутреннее море Османской империи, присоединив Синоп и Трабзон и сделав в 1475 году Крымское ханство её северной границей. Но не знал великий Мехмед Фатих, завершивший завоевание Византии, начатое турками-сельджуками в XI веке, что уже в 1479 году он начнет сильно болеть, а 4 мая 1481 года скончается в возрасте 49 лет во время одного из военных походов. А так как начатые им завоевания будут продолжать его преемники, то на западе поймут, что сложившиеся веками торговые пути между Европой и Азией перекрыты надолго и Изабелла Кастильская выделит деньги и отправит Колумба искать новые пути в Азию. Так и будет открыт в 1492 году один из символов современного запада — новый континент Америка …

Топкапы, население которого в разные периоды колебалось от 50 тысяч до 5000 человек, по праву считается одним из главных примеров наследия эпохи Мехмеда Фатиха в области архитектуры. Даже сейчас, оказавшись в центре огромного мегаполиса, этот самый большой музей мира протяженностью 5 км и площадью около 70 гектаров (т.е. вдвое больше Ватикана, и вдвое меньше Монако) выглядит как мини-государство.

В первом дворе мусульманского дворцового комплекса Топкапы мы находим свидетельство бережного подхода Мехмета к памятникам минувшего — церковь Святой Ирины (Aya Irini Kilisesi) времен Константина Великого. Мозаика с крестом над её алтарем датируется VIII веком и является одной из немногих сохранившихся с эпохи иконоборчества.

Мы же идем дальше по первому двору, который является частью бируна (birun), то есть внешней, общей части дворца, куда во времена султанов сюда могли попасть все желающие. В день нашего посещения Топкапы был закрыт для всех, кроме участников конгресса Фижет, и это действительно сделало наш визит незабываемым.

Похожий на тихий парк дворцовый двор в этот день как бы очнулся от музейного оцепенения. В нем играла торжественная и воинственная музыка и, казалось, что он вспомнил парады, смотры войск и одно из своих названий — двор янычар и времена, когда эти элитные войска собирались здесь и ели плов, посылаемый им султаном. Перед нами, словно сошедшие со страниц исторических книг, стояли люди в старинной военной форме, игравшие на традиционных духовых и ударных инструментах. Это был оркестр Мехтер Стамбульского муниципалитета. «Mehter» — именно так называли в Османской империи военных музыкантов, и иметь такие военные оркестры могли лишь избранные, а владельцем самого большого Мехтера был, конечно же, султан.

Звучащая вокруг плавная и одновременно пронзительная музыка напоминала о том, что этот оркестр, символизировавший величие и мощь Османской империи тоже свидетельство переплетения в Турции востока и запада. А также о том, что обычно Mehter состоял из янычар и что слово «yeniçeri» означает на турецком «новое войско». О том, что эти элитные войска и личная стража султана впервые появились во второй половине 14 века как противовес интригам старой тюркской османской аристократии и, что набирались они в христианских провинциях, которые должны были платить империи «налог кровью» и поэтому юношей 12-16 лет забирали и насильно обращали в ислам.

Музыка, как бы напоминала и о том, что успехи Мехмеда Фатиха, при котором Османская империя с границами от Дуная до Евфрата вышла на уровень мировой державы во многом зависели именно от пехоты янычар, оснащенной новыми пушками и ружьями. А ещё о том, что мехтер, игра которого в мирное время сопровождала государственные церемонии и чтение указов, в военные времена становился не просто оркестром, а возможностью дирижировать боем — с помощью его музыки отдавались команды от остановки до атаки.

Музыканты мехтер были также и хранителями знамени и поэтому знали свою судьбу — самые ожесточенные схватки будут происходить около них, ибо гибель оркестра мехтер всегда означала только одно — битва проиграна. Слушая музыку и вглядываясь в лица музыкантов, вспоминаешь, что в XV- XVI веках янычар считали лучшими солдатами мира, что их число постепенно возросло с20 до 40 тысяч и что в 1826 году они проиграли свою последнюю битву — около 6 тысяч взбунтовавшихся янычар были расстреляны по приказу султана на улицах Стамбула. Но именно под аккомпанемент огромного барабана, который на западе до сих пор называют турецким, возникшие как часть штурмовой тактики янычар, оркестры мехтер, дошли с войсками до Вены, приободряя своих и наводя страх на врагов.

И хотя в современной Турции янычар больше нет, оркестры мехтер, по-прежнему выступающие с историческими флагами Османской империи, остались как воспоминание о них и о том, что на все западные армии обзавелись военными оркестрами именно в подражание мехтер, а стиль их музыки оказал влияние на творчество Моцарта и Бeтховeна.

А мы под звуки этой торжественной музыки входим во второй двор дворцового бируна — Диван Мейданы или Двор Совета, заседания которого проходили здесь четыре раза в неделю. В отличие от сегодняшнего дня, во время заседаний, а на них могло присутствовать почти пять тысяч человек, здесь царила почти абсолютная тишина — в присутствии султана громко разговаривать было не принято. Да и в его отсутствие разговаривали негромко — все знали, что есть потайное оконце, за которым мог сидеть сам султан. Знаменитая пословица про то, что в восточных дворцах у стен есть глаза и уши родилась, наверно, именно здесь в Топкапы.

Второе название двора Adalet Meydan? или Двор Справедливости происходит от расположенной здесь Adalet Kulesi или Башни Справедливости. Это самое высокое сооружение дворца построено ещё при Мехмеде II для наблюдения за Босфором и Золотым Рогом и поэтому её хорошо видно из многих точек Стамбула и его окрестностей.

Сейчас во Дворе Справедливости наряду с выставками оружия размещается 3-я в мире по значимости коллекция фарфора. Особо знаменита она китайским фарфором, который очень любили османские султаны и особым зелёным фарфором, который согласно легенде меняет окраску, если на него попадает яд.

Вот и следующие ворота, которые ведут уже в эндерун (enderun) или частные покои третьего и четвертого дворов. Это Bab-üs Saadet или Врата счастья, в которые во времена империи можно было входить только по личному разрешению султана. Над ними, как и везде в Стамбуле, развивается современный красный флаг Турции с белым полумесяцем и звездой, который опять дает повод вспомнить о встрече запада и востока.

Дело в том, что иногда считают, что полумесяц на флаге символизирует ислам, но оказывается, что задолго до возникновения этой религии изображение полумесяца и звезды чеканилось на монетах древнегреческого Византа в честь богини луны Гекаты, защитившей город от вражеской атаки в 341 г. до н. э. Поэтому, султаны Османской империи заимствовали полумесяц и звезду с эмблемы Константинополя и, получив титул «императора ромеев», подчеркивали преемственность своего правления от Византийской и Римской империй. Кроме того, полумесяц со звездой считается также и родовой эмблемой основателя империи Османа I (1299-1326), в честь которого и назвали империю, просуществовавшую с 1299 по 1923 годы.

Говорят, что цвет флага изменился с белого на красный при султане Селиме I Грозном (Явузе) (тур. Birinci Selim, Yavuz Sultan Selim, 1465 — 1520), который, согласно легенде, увидел на поле битвы отражение звезды и полумесяца в луже пролитой человеческой крови.

По другой версии красный цвет подчеркивает преемственность османской империи от халифата и позаимствован у одного из самых знаменитых халифов — Омара I. Правивший в 1512 — 1520 гг. Селим I, увеличил размеры Османской империи вдвое, присоединил к ней Сирию (1516 г.), Египет (1517 г.) и западную Аравию вместе с Меккой и низложил последнего халифа из династии Аббасидов. После этого османские султаны стали также именоваться халифами (то есть преемниками пророка) и «защитниками и служителями двух священных городов» — Мекки и Медины и для утверждения этого особого места в исламском мире Селим Явуз привез из Каира знамя и плащ пророка Мухаммада. Зуб, волос от бороды, сабля и стрелы, личное письмо пророка и другие реликвии хранятся в еще одном достопримечательном месте Топкапы — Хырка-и-Шериф (Hirka-i Serif) или Павильоне святой мантии. Здесь опять встречаются восток и запад: вместе с мусульманскими реликвиями выставлены христианские: кусочек черепа апостола Петра и одна из десниц Иоанна Крестителя, доставшиеся османам от византийской империи.

Реликвии эти ещё раз напоминают о всемирной исторической значимости коллекции музея Топкапы, считающейся 3-й по значению в мире после коллекций австрийских Габсбургов и русских царей. Но, все же особое место Топкапы — это сокровищница дворца. Здесь опять и ещё раз хочется поблагодарить турецких организаторов за то, что они сказали «сим-сим откройся» и, что в выходной день и Топкапы и сокровищница дворца были открыты для журналистов Фижета.

Спокойно, не спеша походить по любому музею это необыкновенно здорово, а по сокровищнице Топкапы особенно: огромная очередь постоянно стоит здесь в обычные дни даже зимой. Четыре зала сокровищницы Топкапы, этой своеобразной «пещеры Али Бабы» из сказок 1001 ночи заполнены орденами, оружием, усыпанным драгоценными камнями, посудой из серебра и золота. Среди них золотой кувшин и чаша работы Фаберже, подаренные русским царем Николаем II. Совершенно поражает оправленный 49 небольшими бриллиантами алмаз «Кашикчи», (был найден по преданию кашикчи, что на турецком означает ложечник). Чистота, красота и игра этого драгоценного камня в 86 каратов действительно так ослепляет, что смотреть долго на этот алмазный огонь довольно трудно.

Прогуливаясь дальше по третьему двору можно полюбоваться и Тронным залом (Arz Odasi), который также является частью дворцового селамлика (от турецкого selâmlik — приветствие), то есть частных покоев султанов, предназначенных для приема гостей, важных иностранных послов и проведения различных церемоний.

После этого, нужно поспешить в святая святых дворца — четвертый двор. Это подлинное царство восточной неги, место для отдыха души, полное изящных павильонов, террас и садов. Весной здесь можно было любоваться тюльпанами в специально отведенном для них саду и, конечно, вспомнить, что в XV веке именно из Турции этот цветок попал — вначале в Вену, а затем в Голландию и далее на запад.

Летом здесь прятались от жары и нежились в прохладе, украшенного витражами и великолепной изникской фаянсовой плиткой Ереванского павильона (Revan Kö?kü), построенного в честь изгнания персов и взятия Еревана в 1635 году султаном Мурадом IV. Теплыми осенними вечерами сидели у бассейна и наслаждались музыкой, исполняемой английским самоиграющим механическим органом, любуясь видами Золотого Рога и Босфора. На террасе Халич можно представить, как наслаждался видом с первого городского холма Стамбула, на котором расположен Топкапы, султан Ибрагим, приступая к своей долгожданной и роскошной трапезе под куполом из позолоченной меди Павильона Ифтарийе (?ftariye Kö?kü, ?ftar — время вечернего разговения в дни священного месяца Рамадан), построенного в 1640 году.

Зимой, в Багдадском павильоне (Bagdat Köskü), построенном в 1638 году в честь багдадского похода султана Мурада IV, можно было согреть душу и тело горячим кофе, разглядывая изумительную инкрустацию по перламутру и резьбу по слоновой кости. И как тут не вспомнить, что и кофе попало на запад из Турции в 1615 году на кораблях венецианского флота и не захотеть хотя бы на недолгое время почувствовать себя султаном. Для этого можно отправиться в ресторан музея Топкапы, чтобы продегустировать турецкую кухню и выпить кофе со сладостями на его террасе, с которой открывается захватывающий вид на Босфор, мосты и вечный город Стамбул.

А покидая селямлик, через Араба Капысы (Araba Kap?s? — Ворота карет), которые находятся во втором дворе рядом со зданием Дивана можно зайти и в гарем. Начиная строить Топкапы, Мехмед II принял важное решение: не смешивать управление государством и частную жизнь, поэтому его гарем (от арабского «харам» означающего «защищенный», «неприкосновенный, «запретный») располагался в отдельном дворце на третьем городском холме. Это и стало особенностью этого дворца-резиденции: здесь всегда был селямлик, а гаремлик то есть женская половина или дословно — «место, где есть убежище» появится в нем почти через пятьдесят лет уже при правнуке Мехмеда II — Birinci Süleyman или Сулеймане Великолепном (1520-1566), как его называют на западе.

В правление этого величайшего султана из династии Османов Сулеймана Кануни (Kanuni Sultan Süleyman) т.е. Законодателя, так его называют в Турции за вклад в борьбу с взяточничеством, империя достигнет пика своего могущества. В её состав войдет Сербия с Белградом, большая часть Венгрии, остров Родос, большие территории на Ближнем Востоке вплоть до границ Марокко в Северной Африке. При этом десятом султане династии Османов вершины своего расцвета достигнет и Стамбул. Мечтавшему объединить земли и народы Востока и Запада, Сулейману Великолепному удалось объединить восток и запад в своем браке с украинкой Роксоланой. Именно он, уступив просьбам своей любимой, позволит ей стать первой из жен османских султанов, которая переехала в Топ Капы, где к тому времени здание гарема построит известный турецкий архитектор Синан, судьба которого также свидетельствует об объединении востока и запада в Турции.

Рожденный в христианской семье и получивший образование военного инженера в корпусе янычар, Синан за 110 лет своей жизни построил около четырехсот зданий, но прежде всего, известен благодаря своим мечетям. Их он построил 131 и 25 находятся в Стамбуле. Одна из лучших — это знаменитая мечеть Сулеймание, возле которой возведут мавзолей, где Сулейман Великолепный найдет вечный покой рядом со своей любимой Роксоланой. За пределами Турции хорошо известна мечеть Джума Джами (Cuma Cami) в крымской Евпатории, но сам Синан больше всего ценил свою мечеть Селимие в Эдирне, в которой он осуществил мечту всей своей жизни- её купол больше чем у Святой Софии.

Но все же гарем Топкапы поражает не только архитектурой Синана, но и красотой и разнообразием ?znik Çini (дословно — Изницкий Китай),то есть превосходной изникской фаянсовой плиткой, названной по городу Изник (византийская Никея), находящемуся в160 км к юго-востоку от Стамбула. В этих плитках, которые первоначально шли только на украшение мечетей и других религиозных зданий, соединились традиции византийского и сельджукского керамического производства. В Топкапы и других дворцах ?znik Çini стали использовать только после того, как султаны оманской империи получили титул халифа, то есть стали одновременно и духовными лидерами мусульманского мира.

Великолепием изникской плитки можно полюбоваться, посетив, как участники конгресса ФИЖЕТ, расположенный в 10 минутах ходьбы от дворцового комплекса Топкапы ещё один шедевр архитектуры османского Стамбула. Это мечеть Султана Ахмеда или Sultan Ahmet Camiiе, но называемая также и Голубая мечеть из-за преобладания в её интерьере знаменитых голубых тонов изникской плитки. Для её украшения 14-й султан Османской империи Ахмед I приказал отобрать в Изнике более 20 тысяч самых красивых плиток, среди которых особую известность приобрели те, на которых представлен растительный орнамент — розы, гвоздики, лилии и, изображенные в 50 различных вариантах, тюльпаны.

Мечеть строилась в 1609 по 1617 гг., когда Стамбул уже мог соперничать своей красотой с лучшими городами мира, однако, сама Османская империя переживала в тот период не самые лучшие времена.

Да, она ещё занимала всю Северную Африку, Аравию, Ближний Восток, Кавказ, часть Украины и Балканы, но войны приносили ей уже отнюдь не победы. В 1603 году, когда 14-летний султан Ахмед I вступил на престол, началась очередная война с Ираном. По договору 1612 года Османская империя была вынуждена признать завоевание персидским шахом Аббасом I территорий в Грузии, Азербайджане и других регионах. На западе Ахмед I в 1605 году даже лично участвовал в военных действиях во время войны с Австрией. И хотя по Житварокскому договору, подводившему итоги этой войны в 1606 году, империя закрепила за собой крепости Эстрегом и Надьканижи, Османской империи пришлось за 200 тысяч флоринов отказаться от ежегодной дани и признать Австро-Венгерскую империю как равную себе. В Стамбуле немногие сочли это победой, и Ахмед I решил приступить к строительству величественной мечети для реабилитации своего имиджа как правителя. Но если предшественники молодого султана оплачивали строительство мечетей за счет военной добычи, Ахмед I заплатил за её постройку из своих средств.

Нелегкая задача — построить здание, в котором воплотятся наилучшие достижения архитектуры востока и запада, была поручена архитектору Седефкару Мехмед-Аге.

Ученик великого Синана, начавший свою карьеру военным строителем в полку янычар, Мехмед-Ага перед строительством Голубоймечети посетил наилучшие памятники архитектуры Османской империи, ибо ему предстояло через тысячу лет после постройки главного храма Византийской империи — Святой Софии, построить здание, превосходящее её по красоте. И вот через 7 лет после начала строительства напротив Святой Софии появилась новая мечеть. Она была меньше её по размеру (64 x 72 метр), в общих чертах повторяла её конструкцию, но казалась изящнее и пропорциональнее.

Возможно, эффект этот был достигнут за счет необычного числа минаретов. Историки до сих пор спорят, как получилось, что у мечети Султана Ахмеда их шесть. По одной из версий Ахмет I приказал построить четыре минарета и покрыть их золотом (на турецком — алтын), а архитектор перепутал это слово со словом «алты», что означает шесть. До этого единственной мечетью в мире с шестью минаретами была Харам Бейт-Уллах («Харам» с арабского «священный, запретный», «Бейт-Уллах» — «Дом Аллаха») или Большая мечеть, возведенная вокруг главной святыни ислама — святилища Каабы в Мекке. И хотя все в то время признавали Стамбул светской и религиозной столицей исламского мира, появление там мечети с шестью минаретами вызвало такое повсеместное неудовольствие, что Ахмеду I пришлось срочно соорудить у Большой мечети в Мекке седьмой минарет.

Архитектурные приемы, использованные Седефкаром Мехмед-Агой в центральном зале мечети, имеющем размер 53 х 51 метр, создают впечатление, что купола мечети парят в воздухе. Это, прежде всего, четыре огромные колонны диаметром 5 метров с подножием в виде слоновой ступни, поддерживающие главный купол мечети, диаметром 23,5 метра и высотой 43 метра (у Святой Софии 31-33 и 55,6). Кроме этого эффект воздушности создается при помощи 260 окон по периметру купола и 5 рядов окон с витражами из цветного стекла, расположенных на «Кибле», стене, направленной к Каабе, куда правоверные обращают лица во время молитвы.

Они наполняют зал удивительным светом, который создает особое освещение, подчеркивающеё красоту изникской плитки и надписей с сурами из Корана и изречениями пророка Мухаммеда, выполненными Сейидом Касымом Губари из Диярбакыра. Говорят, что главный купол мечети считается олицетворением самого Пророка, а расположенные вокруг него малые купола сферической формы обозначают четырех праведных халифов: Абу Бакра, Омара, Османа и Али и неслучайно до XIX столетия паломники отправлялись в Хадж именно от мечети Султана Ахмеда.

Голубая мечеть, как и многие мусульманские мечети, представляет комплекс сооружений. Одним из них является мавзолей, где похоронен Ахмед I, умерший от тифа в возрасте 28 лет. Случилось это в 1617 году, через год после окончания строительства мечети, которую он приказал строить, когда ему было девятнадцать лет. И хотя править Османской империей ему пришлось лишь 14 лет, имя его осталось и в названии мечети и окружающего ее района Стамбула — Султанахмет. Именно здесь уже более 400 лет располагается золотой треугольник Стамбула, в который входит византийская Святая София, османский Топкапы и мечеть Султана Ахмеда или Ахмедие, в архитектуре которой соединился восток и запад, взяв лучшее из классики византийского и османского стилей.

Выходя из мечети Султана Ахмеда, воспользуйтесь особым входом, над которым висит цепь, заставлявшая въезжающего во двор мечети на лошади султана смиренно наклоняться, признавая величие Аллаха. Этот вход ведет на площадь Ахмедие, ранее площадь Ипподром, потому что до сих пор там можно увидеть несколько знаменитых памятников, которые наряду с другими превратили Стамбул в один из самых посещаемых туристических центров мира, а саму Турцию в настоящую империю туризма. Но об этом речь пойдет уже в следующей статье…


Алексей СОЛОВЬЕВ, редактор отдела туризма BlackSeaNews

Продолжение, начало читайте здесь:

Встречаются ли Восток и Запад, или О Турции, объединяющей Азию с Европой (1). Встреча с Босфором

Встречаются ли Восток и Запад, или о Турции, объединяющей Азию с Европой (2). Византийские встречи

Встречаются ли Восток и Запад, или о Турции, объединяющей Азию с Европой (3). Встреча двух империй

Источник: http://www.blackseanews.net

Встречаются ли Восток и Запад

О Турции, объединяющей Азию с Европой (часть 3)

Исследовав берега Босфора, мы утвердились в том факте, что есть на карте мира места, чья география просто предполагает основание там городов.

Посетив достопримечательности, включенные нашими коллегами, турецкими журналистами в профессионально составленную программу 52 конгресса ФИЖЕТ, приходишь к выводу, что они показали нам те знаковые здания Стамбула, которые дают возможность расшифровывать исторический код этого великолепного города.

Силуэты стройных минаретов, пестрота базаров, полных ароматных специй и искусных изделий ремесленников в историческом центре современного Стамбула просто зачаровывают экзотикой Востока. Но, город, в котором навечно сплелась история Запада и Востока, является, прежде всего, крупнейшим мировым центром культурного туризма.

Величественная Айя София или Святая София (Hagia Sophia или Ayasofya, или Sancta Sophia), бывшая церковь, впоследствии ставшая мечетью и превращенная благодаря мудрости основателя Турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка в один из самых посещаемых музеев мира.Самым лучшим доказательством этому служит величественная Айя София или Святая София (Hagia Sophia или Ayasofya, или Sancta Sophia), бывшая церковь, впоследствии ставшая мечетью и превращенная благодаря мудрости основателя Турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка в один из самых посещаемых музеев мира.

Храм Святой Софии — это храм Премудрости Божьей. Именно так Святая София или Sancta Sapientia именуют Христа Спасителя в Священном Писании. Это одна из трех ипостасей Иисуса Христа: Айя-София — Божья Премудрость, Айя-Ирена (Святое Благодушие или иногда переводят как Священный Мир) и Айя Динамис (Святая Сила).

Из предыдущей статьи мы знаем, что в Стамбуле есть и церковь Св. Ирины. Она вошла в историю благодаря Второму Вселенскому или Первому Константинопольскому собору 381 года, в документах которого город впервые письменно упомянут под именем Константинополь.

Собор 381 года способствует дальнейшему развитию христианства как официальной религии. В этот период продолжается массовое строительство церквей, начатое ещё при Константине Великом. Во времена правления его сына Констанция II в 360 году перестраивается первое здание церкви Святой Софии, построенное ещё в 324 — 337 годах.

В то же время языческая религия и культура приходят в окончательный упадок, как и сама Римская империя. Символом заката античной культуры станет проведение в 393 году последних Олимпийских игр. После этого олимпийские храмы станут постепенно разрушаться. Окончательный распад Римской империи и отделение от нее Византийской империи произойдут в 395 году, когда по завещанию умирающего императора Феодосия Великого её разделят на Западную и Восточную.

Время от времени в Восточной или Византийской империи происходят разные драматические события. Мы можем судить о них на примере истории Святой Софии: в 404 году церковь разрушена во время народного восстания, её отстраивают, но здание погибает во время пожара 415 года. В том же году император Феодосий II приказал построить новую церковь Святой Софии.

Но все эти события нельзя и близко сопоставить с глобальными переменами на Западе. В 410 Рим взят и разграблен вождем вестготов Аларихом, что стало прелюдией окончательного захвата варварами Рима.

В 476 году регалии императоров Западной империи присылаются в Константинополь, в 480 году умирает последний претендент на престол Западной Римской Империи. Многовековое владычество Римской империи заканчивается её окончательным распадом на несколько варварских королевств, а в Европе начинаются средние или темные века.

С 395 года авторитет и влияние Византийской империи, наоборот, постоянно растут. Созданная Константином Великим на основе имперской и христианской идей, через 200 лет после него его империя достигает пика своего величия и силы. В VI веке судьба подарила ей ещё одного величайшего императора. Это — Юстиниан I. Его не зря назвали Великим. При нем границы Византии почти достигнут размеров прежней Римской империи (кроме Испании и Галлии). Да, и после него будут у Византийской империи и падения и взлеты, но такого блеска и благополучия как в его времена ей не суждено было увидеть больше никогда.

В отличие от Константина, которого боялись, Юстиниан производил впечатление человека открытого и тихого. Гнева своего не выказывал, голоса своего не повышал, но его приказы отправляли на смерть тысячи людей и исполнялись беспрекословно. Говоря современным языком, он был отличным управленцем и мог собрать вокруг себя сильную команду.

Строительство Святой Софии свидетельствует об этом. В 532 году Константинополь был сильно разрушен во время восстания «Ника», подавленного полководцами Юстиниана, уничтожившими почти 30 000 его участников. Собор Св. Софии сгорел и лежал в развалинах.

Но всего лишь через сорок дней после восстания, 23 февраля 532 года, по приказу Юстиниана начинается самая грандиозная стройка его времени, на которую уйдет 320 тысяч фунтов золота (1 фунт — 453,6 гр.) или три годовых дохода Византийской империи.

Два выдающихся архитектора и математика Исидор из Милета и Анфемиос из Траллеса спроектировали здание революционное по своей архитектуре: вместо привычной прямоугольной формы оно будет почти квадратным, а самая высокая его точка будет приходиться на высокий центральный купол, а не на апсидное святилище его восточной части. Так появится грандиозный, как бы «спущенный с неба на золотой цепи», купол диаметром более 31 м и высотой 55, 6 м. Свет, струящийся через 40 окон, проделанных в ободке купола, создает впечатление его парения в воздухе. Пройдет почти тсяча лет прежде, чем в мире появятся купола большего диаметра, но и сейчас Купол Святой Софии входит в пятерку самых больших куполов планеты.

Собор стал воплощением могущества огромной империи. Наилучшие детали античных храмов были собраны отовсюду для его украшения: восемь порфировых колонн из римского храма Солнца, бронзу из храма Артемиды и восемь колонн зеленого мрамора из Эфеса, несколько колон привезли из Афин.

Стены украшались мраморными плитами различных оттенков и великолепными драгоценными мозаиками, в которых доминировал золотой цвет. Для освещения по храму были расставлены многочисленные золотые светильники.

В соборе, который на столетия станет главной и самой большой христианской святыней, прихожан поражал пятнадцатиметровый иконостас из цельного серебра. Около украшенного инкрустацией из золота и драгоценных камней алтаря висела Плащаница Христа.

В соборе хранились и другие ценнейшие реликвии — Честной Крест Господень, привезенный из Иерусалима императрицей Еленой, стол, за которым происходила Тайная вечеря и многое другое.

Через пять лет, десять месяцев и четыре дня после начала строительства Святая София была торжественно открыта 27 декабря 537 года. Увидев великолепие нового храма, Юстиниан воскликнул: «О, Соломон, я превзошел тебя!». Построенный им храм превосходил и Храм Соломона в Иерусалиме и все языческие и христианские культовые постройки Рима и Греции. Величественный и вместе с тем легкий и как бы парящий в воздухе огромный собор площадью в 7500 кв.м называли «Megalo Ecclesia» или «Исполинская церковь».

Айя-София стала архитектурным воплощением всего накопленного опыта строительства грандиозных сооружений в древней Греции, Риме и Византии и экономического могущества Византийской империи.

Выгоднейшее географическое положение сделало Константинополь основным центром торговли между Европой и Азией. Но Юстиниан добавляет к торговле зерном, основному экономическому фундаменту империи прежних времен еще один важный элемент — шелк.

Запад переживал не лучшие времена, и Византия все более ориентировалась на торговлю с востоком — Китаем и Индией, откуда везли специи, шелк и драгоценные камни. Юстиниану удалось справиться с препятствиями со стороны Персии. Она не только жестко контролировала сухопутные караванные и морские пути через регион Персидского залива, но и налагала огромные пошлины на шелк, самый популярный товар того времени.

Он проложил новые, минующие Персию, торговые пути, самым успешным из которых оказался северный — через Крым. Для его охраны в VI веке на крымском побережье были построены византийские крепости.

Между тем, по приказу Юстиниана несколько монахов тайно привезли с Востока яйца шелкопряда и технологию производства, что сделало Константинополь первым городом Европы, где появились шелковые фабрики и началось производство шелка. Юстиниан ввел государственную монополию, по которой шелковые ткани не могли продаваться свободно, а свозились с фабрик в императорскую сокровищницу.

Ткачи Византии изобрели новые технологии, позволяющие делать особенно красивые и ценные ткани с повторяющимся рисунком. Но особо ценные ткани византийская таможня из-за монополии не позволяла экспортировать на Запад. А в Константинополе шелк был повсюду: на базарах, в богатых домах и дворцах, на алтаре собора Святой Софии и других церквей. Некоторые из 555 священнослужителей собора Святой Софии были одеты в облачения, изготовленные из особенно драгоценных шелков.

В сегодняшней Святой Софии мы не увидим знаменитых шелков Византии, но представить их великолепие можно, рассматривая мозаики собора, которые также позволяют расшифровать дальнейшую судьбу империи, Константинополя и церкви.
Вот период Юстиниана Великого. Мы видим, что мозаики в основном геометрические и не изображают людей. Эта тенденция окончательно победит в 726 году, когда в Византии начнется компания по иконоборчеству и император Лев III вообще запретит изображение святых в человеческом облике.

В результате верующие с иконами бегут в отдаленные районы империи, в частности в Крым, где в это время возникают пещерные монастыри. В самой же Византии в период иконоборчества все изображения святых в человеческом образе будут уничтожены даже в Св. Софии. Однако византийское иконоборчество не только не получило никакой поддержки в Риме, а привело к падению её влияния и постепенному отходу Рима от Византии.

IX век ознаменуется тем, что в 800 году папа Лев III в Риме коронует Карла Великого императором Запада. Отношения между Византией и Римом будут все время осложняться. И причинами этого станут не столько запреты на вывоз шелка, сколько серьезные церковные противоречия, частично сглаженные во времена Юстиниана Великого.

После того как в Византии в 843 году период «Иконоклазма» или иконоборчества, наконец, подойдет к концу, в полукуполе центральной апсиды Св. Софии в 867 году появится великолепное мозаичное изображение Богоматери с Младенцем. Но в этом же 867 году конфликт между римским папой и константинопольским патриархом обострится вновь.

Великолепна и мозаика над Центральными или Императорскими дверями. Она изображает кающегося перед Иисусом Христом Льва VI Мудрого, правившего на рубеже IX и X веков. Именно во время его правления Вещий Олег в 907 осадил Константинополь и оставил свой щит на вратах Царьграда, а 2 сентября 911 он заключил торговый договор с Русью и это стало первым упоминанием о государстве, большая часть которого сейчас называется Россия.

Мозаика над дверью, ведущей в нартекс, напоминает нам уже о X веке: Богоматерь, но теперь уже в окружении двух великих императоров: Константина и Юстиниана. Византия и Рим в том же веке ещё больше отдалятся друг от друга: в 962 году германский король Оттон I будет объявлен императором Священной Римской империи, объединившей территории Центральной Европы.

Ещё одна мозаика собора Святой Софии датируется XI веком и изображает императора Константина IX Мономаха, деда великого князя киевского Владимира Мономаха. Его лицо спокойно, он еще не знает, что в конце его правления в соборе Св. Софии произойдет событие, ставшее предвестником трагедии Византийской империи.

Летом 1054 года в Константинополь прибыли послы папы, но их переговоры с Патриархом Константинопольским Серулариусом зашли в тупик. 16 июля 1054 во время Божественной литургии римский посланник кардинал Гумберт положил на алтарь собора Святой Софии папскую буллу с отлучением патриарха Константинопольского от церкви. Через некоторое время Патриарх Серулариус созвал синод и отлучил от церкви Гумберта и других посланников.

В мировой истории эта дата стала известна, как день раскола Востока и Запада или Великого раскола 1054 года, или день разделения христианской церкви на восточную Православную Церковь и западную Римскую Католическую Церковь.

Что касается Константина IX, то он попытался исправить это положение, но, увы, умер в январе 1055.

И другая мозаика: Богоматерь с императором Иоанном Комнином и его женой Ириной. Она датируется примерно 1120 годом и опять показывает спокойные лица правителей великой империи.

Но трагедия уже близка… Хотя и трудно представить, что менее чем через 100 лет, летом 1203 года, на Босфоре появится флот Четвертого крестового похода под командованием 95-летнего венецианского дожа Энрико Дандоло. Полуслепой старик убедил крестоносцев напасть на Константинополь вместо Святой Земли, и в 1204 году они разграбят и сожгут почти треть города.

В течение 50 лет большая часть города будет находиться в руках крестоносцев, которые продолжат вывозить его богатства. Правы были те, кто отсоветовал Юстиниану Великому покрывать стены собора золотом — крестоносцы разломали в Святой Софии знаменитый серебряный алтарь и даже содрали облицовку с дверей. Драгоценные священные христианские реликвии были увезены на запад, некоторые из которых и сегодня хранятся в соборе Сан-Марко в Венеции, другие рассеяны по всей Европе, включая легендарную Плащаницу, находящуюся сейчас в соборе в Турине (Северная Италия). Святая София с 1204 до 1261 года использовалась в качестве католического собора и умершего в Константинополе в 1205 году Энрико Дандоло похоронили на её хорах.

Недалеко от этого места находится, пожалуй, самая великолепная мозаика собора. Это чудо, не увидев которого, из Святой Софии уходить просто нельзя. Это знаменитый Деисус или «Моление»: Богоматерь и Иоанн Креститель молят Христа Пантократора («Вседержителя, Правителя мира) о спасении рода человеческого.

Датировки этой потрясающей мозаики разнятся от 12 века до второй половины 13 века. Поэтому одни говорят, что нижнюю часть мозаики уничтожили крестоносцы, другие — что она погибла позже. Хвала богам, что сохранилась верхняя, настоящий символ вершины византийского изобразительного искусства. Просто взгляните в глаза Христа на этой мозаике, и сразу поймете, почему в Священном Писании его именуют Премудростью Божьей, а ещё вы прочтете в них предчувствие судьбы империи и храма.

Да, в 1261 году Византийская империя восстанет из пепла, её столица Константинополь опять полностью вернется под власть императора, но прежнего величия ни город, ни империя уже не обретут никогда.

А вечером 28 мая 1453 года в Святой Софии пройдет последняя христианская литургия, которая продолжится всю ночь. Она ознаменовала закат великой империи. Молиться за спасение города Константина Великого в собор придет последний император Византии Константин XI Палеолог Драгаш и затем выйдет с войсками за стены города, чтобы попытаться защитить и город и империю.

Этим последним сражением и закончится 53-дневное окружение и битва за Константинополь 30 тысяч защитников города с армией Мехмета Фатиха, состоящей из нескольких сотен тысяч человек, включая 12 тысяч янычар.

Мехмед II торжественно въедет в Константинополь по его центральной улице, носившей название Меса или Средняя, прямо к Святой Софии. Одна легенда говорит, что он на своем белом коне въехал в храм в знак победы, другая о том, что спешился и, осыпав голову горстью пыли, выказал тем самым уважение и смирение перед красотой и величием храма.

По его приказу собор был перестроен в главную мечеть и получил название Айя София Джами или мечеть Айя София. По его же приказу кости венецианского дожа Энрико Дандоло, руководителя Четвертого крестового похода, были выброшены из Святой Софии и отданы псам.

Итак, 29 мая 1453 года Византийская империя, просуществовавшая 1123 года, фактически прекратила свое существование.

Великолепные мраморные колонны, величественный купол, мозаики Св. Софии до сих пор свидетельствуют о достижениях Византии в инженерном искусстве и архитектуре. Можно вспомнить также, что нашей цивилизации Византийская империя оставила в наследство современную юриспруденцию, основы правового государства, базирующегося на римском праве, систему школьного и высшего образования — первый университет уже в V веке появился именно в Византии. Здесь же закладывались и основы современной мировой юриспруденции, дипломатии и системы финансов.

Но что же все-таки погубило эту мощную империю — торговая война с венецианцами, которые привели крестоносцев или мощь новой и растущей османской империи? Что же вообще губит страны и империи?

Может быть, лучший ответ можно найти в следующей истории. Молодому полководцу МехметуI I был всего 21 год, когда он захватил Константинополь. Осматривая город, он поразился чрезвычайному богатству и величине некоторых его домов. Мехмет II знал об отсутствии средств у защитников города и поэтому призвал к себе богатейших людей Константинополя и спросил их, почему же они не помогли деньгами отстоять свой город. И ответили богачи, что деньги свои берегли для него, победителя, Мехмета II. И поразил молодой султан всех своей мудростью. Его приказ гласил: отрубить этим богачам головы, а тела выбросить на улицу собакам.

А ещё говорят, что устои Византии подорвали коррупция и олигархия. С этим явлением в империи, где государственная централизованная власть занимала лидирующие позиции, постоянно, но не всегда успешно боролись.

Проворовавшихся чиновников ссылали, их имущество конфисковали, но олигархи и чиновники обзаводились большим количеством слуг и охраны и успешно противодействовали санкциям со стороны государства, балансируя на грани гражданской войны. Они постепенно добиваются проведения реформ, направленных на децентрализацию власти и многие выгодные, стратегические и монопольные государственные функции, такие как таможенные поступления от грандиозной международной торговли на Босфоре и Дарданеллах постепенно попали в руки отдельных семейственных кланов.

Олигархическое разложение государства продолжалось, усиливалось и способствовало гибели империи, так как большинство богатейших семей Константинополя не дали ничего из своих богатств на оборону города. Все же те, кого не казнили по приказу Мехмета II убежали со своими капиталами на запад. Но в бизнесе они там не преуспели, разорились и обнищали.

А Святую Софию перестроили в мечеть. 1 июня 1453 Мехмет II присутствовал на торжественной молитве, ознаменовавшей окончание этих работ. Позднее к собору пристроили четыре минарета, внутри повесили круглые кожаные щиты с цитатами из Корана и именами первых халифов.

Мехмет II был приверженцем политики веротерпимости, и, может быть, именно это и сохранило мозаики, изображающие святых в человеческом образе. Их не сбили, а просто замазали штукатуркой.

Там их и обнаружили через столетия во время реставрации 1847-1849 гг. Их зарисовали и опять закрыли.

В двадцатом веке Турции повезет с лидером, портреты которого и знаки уважения к которому видны в современной Турции везде. Это Мустафа Кемаль Ататюрк, который проведет в стране мудрые реформы. Благодаря тому, что в 1931 г. он отделит церковь от государства, в 1935 году он отдаст приказ превратить Св. Софию из мечети в музей и даже снять огромные кожаные щиты.

После его смерти в 1938 году щиты, считающиеся самыми крупными образцами арабской каллиграфии, опять вернут на место, но одновременно продолжится расчистка и реставрация христианских мозаик византийского периода.

И сейчас перед тем, как войти в Святую Софию, мы можем полюбоваться сохраненной мозаикой над Императорскими дверями, сделанными по преданию, из деревянных останков Ноева ковчега. Она изображает Иисуса Христа, сидящего на византийском троне с открытой книгой, надпись в которой на греческом гласит: «Мир тебе. Я есть свет этого мира».

Войдя в Св. Софию, мы увидим в апсиде бывшего собора огромную мозаику Богородицы, спокойно взирающую на щиты с цитатами из Корана бывшей мечети. Здесь и вспоминается опять значение сочетания Hagia Sophia — Премудрость Божья.

Да, Святая София или Айя София является подлинным памятником мудрости тех представителей Запада и Востока, которые создали её, и тех, кто предотвратил её разрушение и дал нам возможность через века посещать её как музей.

Затем, бросив прощальный взгляд на мозаику над дверью, ведущей в нартекс, изображающую Богоматерь в окружении двух великих византийских императоров — Константина с моделью основанного им города и Юстиниана с моделью Св. Софии, — выйдете на улицы современного мегаполиса, который на протяжении почти 500 лет был столицей Османской империи.

О том, как изменился этот город после встречи двух империй, мы поговорим в следующей статье.

Алексей СОЛОВЬЕВ
редактор отдела туризма BlackSeaNews

Продолжение следует…

 

Дополнительные материалы по теме:
Встречаются ли Восток и Запад, или О Турции, объединяющей Азию с Европой (1). Встреча с Босфором
Встречаются ли Восток и Запад, или о Турции, объединяющей Азию с Европой (2). Византийские встречи

 

http://www.blackseanews.net/read/17450

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня