В Бахчисарае есть уникальный музей истории

Post navigation

В Бахчисарае есть уникальный музей истории

Есть в Крыму музей, Крымский исторический. Уникальный и единственный в своем роде. «Ларишес» называется. В нем — удивительное собрание раритетов по истории Крыма и Крымского ханства. Коллекция начала формироваться в 2004 году во Франции. Сейчас она насчитывает более полутора тысяч оригиналов ценнейших экспонатов XIII-XX вв., приобретенных основателем музея Гуливером Альтиным в 35 странах мира.

 

Кстати, с помощью Интернета. Музей находится на территории историко-культурного комплекса «Девлет-Сарай». Это на окраине Бахчисарая, в Староселье (Салачик), в здании медресе «Зынджырлы», построенном в 1909 году.

Основатель музея «Ларишес» Гуливер Альтин

Вперед в прошлое!

 

Но сначала о главном. О человеке. 35-летний Гуливер Альтин — коллекционер и юрист, любящий отец троих детей и заботливый муж, крымский татарин, который родился в Узбекистане, школьные и студенческие годы провел в независимом украинском Крыму, десять лет прожил во Франции.

 

Три года назад господин Альтин, пожертвовав карьерой юриста, вернулся на родину своих предков и учредил «Крымский исторический музей», назвав его французским словом «Ларишес» («La Richesse» с фр. «богатство»). К слову, собирать это богатство, которое до переезда в Крым хранилось во французских банковских ячейках, помогала супруга Айше. «Деньги-то из общего, из семейного бюджета я на это брал, — признается с улыбкой Альтин. — Так что супруга — главный союзник по увлечению».

 

После регистрации в российском правовом поле музей станет называться «Крымским историческим музеем-заповедником». — А словом «Ларишес» будет названа коллекция, — поясняет собиратель. — Почему французское? Да потому что с 2001 по 2011 год я жил во Франции. И, находясь там, обнаружил, что в Интернете можно не только читать что-то об истории Крыма, но и приобретать ценные раритеты. Я увлекся. И 14 февраля 2004 года приобрел вот эту карту Северного Причерноморья, Таврической губернии, Херсонской, Екатеринославской. Год 1835-й. На карте — прежние исторические топонимы.

 

Кстати, Альтин убежден: если исторические названия вернуть можно, то сделать это необходимо. Это поможет сохранить историю Крыма. Но относиться к топонимам надо аккуратно. И чтобы без политизации. Ведь это общее историческое наследие.

 

— Инкерман — возвращенное жителями Крыма (и даже не крымскими татарами) название. А Коктебель? А Партенит? Согласитесь, Албат — звучит куда красивее, чем Куйбышево, — говорит он. В коллекции музея ценнейших подлинных карт около сотни. Встречаются уникальные экземпляры 1530-го и 1550-го годов. Выделен даже кабинет картографии, где экспонируются древнейшие карты: Крымское ханство. Античность. Крымская война. Полиграфия европейская — высочайшего уровня, цветная, на бумаге тонкой.

 

— Многие экспонаты нашего музея — это европейское наследие о Крыме. Многие художники-путешественники зарисовывали Крым и издавали свои работы в Европе, — продолжает экскурсию Гуливер Альтин. — У нас сосредоточена крупнейшая коллекция изображений Крыма с 1503 года. Это гравюры и литографии, открытки, фотографии, манускрипты, книги. А также предметы материальной культуры и много чего другого. Более чем из 300 городов мира. Были даже бандероли с экзотических Багамских островов и Брунея.

 

Наш музей исторический и нас интересует вся история, но поскольку мы не можем заниматься всем и сразу, то сконцентрировались пока на периоде Крымского ханства, на истории крымскотатарской государственности, культуры, науки и образования.

 

Крымские ханы

 

Речь идет о 350 годах существования Крымского ханства. Все знают, что Крымское ханство — это военные кампании и набеги, но мало кто знает о внутренней жизни — об укладе, науке, культуре. О том, например, что Гази Герай II, великий хан, был поэтом и композитором, известным на всю Османскую империю. Спросите, как? Просто.

 

Турецкий султан отправлял в Крым оркестр, а тот на месте заучивал произведения, возвращался и исполнял для своего правителя новую музыкальную композицию. Ислям III, чье гравюрное изображение также есть в коллекции, это хан, который помогал Богдану Хмельницкому в борьбе против поляков. Интересно узнать, собственно, и о происхождении ханов. Они были чингизидами, потомками Чингисхана по мужской линии. Просьба не путать с народом. У монархов всегда своя история, у народа — своя.

 

Истоки Крымского ханства — это Золотая орда, XIII-XV века. Именно здесь, на окраине нынешнего Бахчисарая, в комплексе «Девлет-сарай», нынче рассчитанном на туристов, находилась ставка хана. Тот дворец, к сожалению, не сохранился. Но в Бахчисарайском, возникшем позже, есть красивейший итальянский портал 1503 года, он на 30 лет старше архитектурного комплекса, в котором находится, потому что взят из Девлет-сарая. «Ларишес» гордится тем, что в его коллекции много экспонатов ханского периода.

 

Интересны изображения крымских ханов — все подлинники, а также крымскотатарских мурз — богатых аристократов, людей знатных и родовитых, из княжеств которых и состояло ханство. Владения простирались не только на Крым, но и на Северное Причерноморье, Кавказ.

 

— Когда здесь была ставка, Гераи боролись за ордынское наследие, — рассказывает Гуливер Альтин. — И в 1502 году Менгли Герай, который покоится на территории комплекса, решил эту проблему: победил хана Шейх-Ахмета, и Крымское ханство стало правопреемником Золотой орды. И Москва, и литовцы это признали. Крымское ханство носило название — Великая орда Дешт-и-Кипчака.

 

Сотни документов, которые шли из Крыма или в Крым, так называли это государство. Французские и английские художники, будучи в Крыму, зарисовывали его территорию и обитателей. Гравюры подлинные, им по 200-300, а то и по 400 лет. А вот под стеклом — знаменитейшая книга Абри де ла Мотрэ «Путешествие по Европе, Азии и Африке». Он странствовал в 1711 году и описал полуостров.

 

Есть в музее и изображения военных кампаний. Вот татары на запад идут, а вот они в Иране воюют. А вот гравюра-подлинник, ей 300 лет. Изображает она крымских татар в походе, то, как они трофеи берут. Крымское ханство имело дипломатические отношения и с русскими, и с литовцами, и с поляками. Они и дружили, и воевали. Их боялись. Называли жандармом Восточной Европы. Причем в разное время их союзниками и противниками были разные государства. Все зависело от геополитической ситуации.

 

В Крым приезжали послы из Ватикана, просили помощи у ханов, чтобы одолеть турок, а в XVIII веке французские консульства постоянно находились в Бахчисарае. И если Большой Тартарией европейцы называли Урал и Сибирь, то Малой Тартарией — Крымское ханство.

 

— Вот еще одна гордость нашей экспозиции, — делится хозяин, подходя к экспонату. — Уже в первой британской газете «The London Gazette» в 1673 году публикуются новости о Крымском ханстве.

 

Верблюды и наука в Крыму

 

В следующем зале — экспонаты, которые рассказывают об административно-территориальном устройстве. Или то, например, как немцы рисовали полуостров в 1720-м, или то, как французы, примерно в это же время, обозначали крупнейшие города того времени — Кафа, Бахчисарай, Ак-Мечеть, Гезлёв, Карасу-базар. В последнем, кстати, у самой Белой скалы жили верблюды. А иногда, по праздникам, устраивались верблюжьи скачки. Устраивали их предгорные татары. А есть еще татары-степняки — потомки тюрков и южнобережные татары — те больше потомки греков, генуэзцев, готов. И во внешности, и в одежде, в культурных традициях есть определенные различия.

 

Ханство было многонациональным — жили в нем и греки, и армяне, и караимы, и русские, и евреи. Но запомнилось, что ногайские княжны еще 200 лет назад на каблуках по степи ходили. И, пожалуй, им за это дарили тюльпаны, которые в Европу, между прочим, попали из Турции, а в Турцию из Феодосии. Предметы материальной культуры: чубуки, манжеты, которые принадлежали Ширинским, ювелирные украшения, кованые пояса — XVII века, подлинники.

 

— Гордимся мы и залом истории крымской науки с XIII до XVIII века, — говорит, показывая таковой, Альтин. — Вот сколько людей знает, какие ученые и поэты здесь работали? Да нисколько. А у нас здесь в экспозиции отмечено около ста имен ученых, поэтов, композиторов, каллиграфов, тех, кто занимался зоологией, математикой, архитектурой.

 

Крымскотатарской литературе 800 лет. В музее собраны письменные тому доказательства — произведения первых известных крымскотатарских поэтов и писателей. Как копии, так и подлинники. В этом же зале — об архитектуре, начиная с XII века. О том, какие учебные заведения были тогда построены, какие книги написаны — все здесь. — За 350 лет — около 40 историков. Эбульбика Кефели еще в XVII столетии написал энциклопедию религиозных, философских и филологических терминов. До сих пор мусульманский мир его переиздает, — рассказывает коллекционер.

 

— После завоевания Крыма Россией многие крымские интеллектуалы покидают полуостров, работают в Турции и там становятся ректорами Инженерной академии, например, математиками. Миралай Азиз Идрис-бей — крупнейший османский ученый в области медицины, химии, крымский татарин в Турции.

 

Почему-то запомнился Коран Гаспринского издательства — 1898 год. Маленькая такая книжечка, вроде тех, в которых собраны псалмы православных.

 

Имиджевый проект

 

У музея уже есть различные дипломы и грамоты, в которых написано, что он — «победитель», «лучший имиджевый проект», «успех года». Есть признание и от Минкульта, и от Минтуризма. И это еще не все. В планах коллекционера Альтина сделать комплекс «Девлет-сарай», а конкретнее музей — дипломатическим центром. Местом, где можно говорить о межнациональной и межконфессиональной гармонии. Эдакой крымской Женевой. Почему бы и нет? Раньше здесь была ханская ставка, значит, бурлила международная деятельность. Вот и сегодня район Чуфут-Кале мог бы стать тем местом, где люди будут собираться и обсуждать, что нужно сделать, чтобы жизнь в Крыму стала лучше.

 

— И это желание всех собрать и помирить — это влияние не Франции, а того, что мы все живем и работаем на этой крымской земле. Из окна моего кабинета монастырь виден, а рядом — медресе. Разве не прекрасно? Энергетика сильнейшая! И нужно, чтобы все мы жили в гармонии. Крым имеет богатейший опыт мирного сосуществования и у нас, слава Богу, никогда здесь конфликтов не было. Мы должны этим гордиться.

 

Да, в истории была депортация, но это была государственная политика, а не между людьми. Понятно, что когда в 90-е люди возвращались, у одних была какая-то обида, у других — страх. Народ целый возвращается! Тут напряжение естественно. Даже в семье, когда два любящих человека ссорятся — какое напряжение!.. Но того, что было на Кавказе или на Балканах, у нас нет даже за последние триста лет. Ну а политические конфликты — это нормальное явление, они есть в каждом государстве.

 

Мы должны ценить наш крымский опыт и его даже экспортировать, способствуя развитию межкультурного и межнационального диалога. Не только внутри Крыма, а и в целом России. На уме у Гуливера Альтина создание еще одного проекта — туристического комплекса единения и согласия народов и конфессий. Дабы показывать людям многовековое мирное сосуществование различных народов на территории полуострова.

 

— Если так было столетиями раньше, значит, может быть и столетиями дальше, — поясняет автор идеи. — Нам нужно показать, что Крым, несмотря на то, что нам постоянно внушали, что это почти «горячая точка», — мирный и благодатный регион. Это нужно визуализировать и пропагандировать. А сегодня показывают некую даже разобщенность, вот, мол, Свято-Успенский монастырь, а вот — ханская ставка и медресе с сохранившейся архитектурой 1500 года.

 

А если сделать это более открытой площадкой, если преподносить все как некий единый комплекс, то возникнет ощущение единства. Мне хочется, чтобы люди не ехали, разделяя — мусульмане к себе, а христиане — к себе, а чтобы маршрут был единым. Нужно, чтобы все увидели, что есть точка в Крыму, где столетиями и столетиями люди пребывали в мире, любви и согласии.

 

Ирина Ковалева

 

Источник: http://zerkalokryma.ru

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня