В память о Друге

Post navigation

В память о Друге

10 ноября исполнилось 44 года со дня смерти Алексея Евграфовича Костерина — писателя, публициста, правозащитника, настоящего Друга крымскотатарского народа.

 

10 ноября исполнилось 44 года со дня смерти Алексея Евграфовича Костерина - писателя, публициста, правозащитника, настоящего Друга крымскотатарского народаАлексей Костерин начал борьбу за восстановление справедливости в отношении репрессированных народов во второй половине прошлого века. Вначале его деятельность была посвящена восстановлению прав чеченцев и ингушей. 

Впоследствии Алексей Костерин включил в сферу своей деятельности и вопросы реабилитации крымских татар и немцев Поволжья.

Это была героическая борьба бесстрашного одиночки против огромного аппарата партийных идеологов и функционеров, которая вполне предсказуемо обернулась для Костерина исключением из партии и увольнением из Союза писателей.

В 1966 году Алексей Костерин знакомится с Петром Григоренко. Благодаря этому знакомству эстафета борьбы за восстановление прав насильственно выселенных народов, которых советские функционеры в официальных бумагах называли «гражданами такой-то национальности, ранее проживавшими там-то», постепенно переходит к Григоренко и другим правозащитникам.

В мае 1967 Костерин написал и распространил в самиздате статью «О малых и забытых» (о народах, репрессированных при Сталине). Эта статья получила широчайшее распространение среди крымских татар, после чего Алексей Костерин стал одной из самых заметных фигур в движении за реабилитацию и возвращение крымских татар на свою историческую Родину.

Алексей Костерин неоднократно принимал в своём доме крымскотатарских активистов, давал им советы, помогал пробиваться на приём в ЦК КПСС.

 

Перед смертью большой и настоящий друг крымскотатарского народа завещал похоронить свой прах в Крыму — после восстановления там крымскотатарской государственности.

Могилы Алексея Евграфовича Костерина в Крыму до сих пор нет.

В Крыму о нём жива только память в сердцах тех крымских татар, кому довелось соприкоснуться в своей жизни с этим бесстрашным Человеком, Борцом, Правозащитником.

Воспоминания одного их таких людей, Недима Велилаева, который встретился с Алексеем Костериным, еще будучи ребенком, мы публикуем сегодня в память о настоящем друге крымскотатарского народа:

Недим ВЕЛИЛАЕВ, член Милли Фирка, депутат Мирновского сельского советаАлексей Евграфович Костерин — человек, который встал на защиту прав крымскотатарского народа, открыто публично говоря о несправедливом отношении советской власти к крымским татарам.

И, хотя в момент встречи с Алексеем Костериным я был еще ребенком, прекрасно помню его рассказы о том, что наш народ должен обязательно вернуться на родину: ведь Крым без крымских татар — это не Крым.

Как-то вечером мы с моей матерью Айше Велилаевой и группой активистов были у него дома. Алексей Евграфович сидел за письменным столом в кресле-качалке, с ручкой и бумагами. Он спокойным уверенным голосом сказал мне:

— Внучек, ты — крымский татарин и всегда помни об этом. Всем, кто тебя будет спрашивать, кто ты — говори громко и смело: я — крымский татарин!

На следующий день состоялся поход нашей делегации в Кремль по вопросу возвращения нашего народа на Родину, в Крым. Сотрудники службы государственной безопасности под строжайшим контролем проверяли документы, спрашивали о цели обращения и т.д.

При прохождении пропускного пункта меня, еще ребенка, начали опрашивать, кто я, откуда и как меня зовут и кто я по национальности. Я громко, как и учил дедушка (так я называл Костерина), ответил, что я крымский татарин и моя родина Крым.

В ответ мне так же громко ответили: у нас все советские люди, и ты — советский мальчик. Потом меня увели в отдельный кабинет и стали говорить, что нет такой нации, есть советские люди. Но я, понимая что мне говорят неправду, отвечал с криком и слезами, что есть такой народ. Можно представить мои эмоции — ведь только вчера меня учил правде дедушка Костерин.

После нашей перепалки всё пошло настолько эмоционально, что сотрудникам органов безопасности пришлось прерывать разговор. Мне стали предлагать угощение, но всё происходило очень наигранно, и я ничего не взял.

 

Эти люди поняли, что я им абсолютно не верю и не поддаюсь на их уловки. Это разозлило их, и мне сказали, что не пропустят тех, кто спорит.

Через некоторое время подошла моя мама и забрала меня из кабинета. Я быстро рассказал ей, что меня не пропускают, потому что я спорил, что я — крымский татарин.

Все это я повторил уже в присутствие Алексей Евграфовича Костерина, Вели-ага из Янгиюля, Нури-ага из Янгиюля, Аблямита-ага из Дальверзина, Сейдамета-ага из Самарканда, Велилаевой Заремы из Андижана и моей мамы Айше Велилаевой.

Я думал, что меня будут ругать, но на удивление Алексей Евграфович и Вели-ага сказали мне, что моя смелость только помогла им более открыто и уверено вести разговор с «господами» из Кремля.

Мы в этот день сделали общей снимок на память. Я берегу этот свой детский снимок с людьми, которые верили, что делают все возможное для того, чтобы крымскотатарский народ вернулся на свою Родину, в Крым.

Фото 1968 года. Алексей Костерин - первый слева. Мальчик в нижнем ряду справа - Недим Велилаев

Это фото было сделано 4 ноября 1968 г. А 10 ноября 19б8 г. перестало биться сердце у честнейшего человека, незаменимого друга крымскотатарского народа — Алексея Евграфовича Костерина.

Я всегда буду помнить об этом человеке и его отношении к нашему народу.

Недим ВЕЛИЛАЕВ,

член Милли Фирка,

депутат Мирновского сельского совета

 

СПРАВКА:

Алексей Евграфович Костерин родился 17 марта 1896 года в селе Нижняя Бахметьевка Саратовской губернии — в семье рабочего-металлиста.
В 1915 г. окончил реальное училище в г. Петровске Саратовской губернии.
С 1916 г. жил в Москве, учился в Народном университете Шанявского, участвовал в профсоюзном движении.
В январе 1917 г. арестован по обвинению в принадлежности к партии большевиков, освобожден из заключения после Февральской революции.
С 1917 по 1922 гг. жил на Северном Кавказе и в Закавказье.
С января 1918 г. — член партии большевиков, участник Гражданской войны.
В начале 1920 г. — военный комиссар Чечни, затем секретарь Кабардинского обкома РКП(б).
С 1922 по 1936 гг. жил в Москве, занимался художественной литературой и журналистикой.
С 1935 г. — член Союза писателей СССР.
В 1936-1938 гг. работал в Магадане в газете «Советская Колыма».
6 мая 1938 г. Костерин был арестован и приговорен к пяти годам исправительно-трудовых лагерей.
В 1945-1953 жил в станице Усть-Медведицкой Ростовской обл., затем в Саратове, работал воспитателем в детдоме, рабочим сцены.
Вернулся в Москву в 1953 г.
В марте 1955 г. реабилитирован Верховным судом СССР, затем восстановлен в Союзе писателей и в партии.
В 1957 г. написав письмо Н. Хрущеву с критикой политики партии по отношению к репрессированным чеченскому и ингушскому народам.
В 1960 г. Костерин начинает заниматься вопросами репрессированных народов — немцев и крымских татар.
В 1967 г. им была написана статья «О малых и забытых», в которой рассматривался вопрос о несправедливом отношении Советского государства к крымским татарам.
В феврале 1968 г. у Костерина случился инфаркт, после которого ему уже не суждено было поправиться. Но, несмотря на болезнь, он по-прежнему активно занимается правозащитной деятельностью.
17 октября 1968 г. Костерин был исключен из КПСС решением парткома Московского отделения Союза.
30 октября 1968 г. Костерин был исключен из Союза писателей СССР.
10 ноября 1968 года Алексей Евграфович Костерин скончался…

 

Пресс-центр Милли Фирка

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня