В поисках просвещенного национализма

Post navigation

В поисках просвещенного национализма

Одни из главных вопросов последних дней: «Правильно ли Навальный идет на «Русский марш»? и «Пойдет ли на «Русский марш» Охлобыстин?» Уже высказывались мнения, что российской политизированной публике, строго говоря, нечем заняться, коль скоро первостепенное внимание уделяется безнадежно-кокетливому «мушкетеру-аббату» Ивану Охлобыстину, да даже и Алексею Навальному, пусть он и супер-блоггер, и возможно, перспективный молодой политик.

Но дело не в персоналиях. Главное здесь то, что в нашей стране началось сближение русского национализма и демократии. А это — для России ново.

В России началось сближение русского национализма и демократииТак повелось, еще с XIX века, с пресловутых западников и славянофилов, что те, кто выступал «за свободу и либерализм», и те, кто «за русских и империю» — шли порознь и враждовали постоянно. Есть мнение, что это во многом и привело к катастрофе 1917 года.

Были, правда, в истории и краткие моменты сближения двух лагерей — в начале Первой мировой войны, когда в восторженном патриотическом порыве слились все силы, кроме собственно большевиков как таковых, которых тогда было с гулькин нос. Был момент, когда и без пяти минут лидер Февральской революции Павел Милюков писал, что война идет за крест Святой Софии в Константинополе и за это-де не жалко никаких жертв (если уж Милюков так считал, что же мы от бедного царя хотим?) Только вот недолго та музыка играла… Считается, что немало либералов и свободолюбцев было в Белой гвардии, включая ее вождей Корнилова и Деникина.

Но все они проиграли большевикам, и на долгие годы в нашей стране немыслимо стало говорить о какой-либо демократии, кроме социалистической, и о каком-либо патриотизме, кроме советского. Во время войны Сталин сделал определенные уступки русскому патриотизму, а также и православию. Потом, при Хрущеве, стала возрождаться демократическая мысль («шестидесятническая»), а еще погодя, при Брежневе, начала оформляться «русская партия». И те, и другие поначалу густо красились в красный цвет и клялись в верности социализму, — но какой-то уж очень разный у них выходил социализм. Постепенно приближался миг, когда маскировка будет не нужна. Между прочим, на днях скончался один из лидеров той еще «русской партии», литератор Сергей Семанов. Любопытно, многим ли знакомо это имя?

Горбачевская перестройка и последовавшая за ней революция 1991 года были временем триумфа демократической идеи, — условно говоря, «Огонек» и «Новый мир» явно возобладали над «Молодой гвардией» и «Нашим современником». Но не так уж долго это и длилось. Достаточно скоро оказалось, что власть, олицетворяемая именами Ельцина, Черномырдина и Грачева, пошла своим путем — не демократическим и не националистическим, а своим, властным, с элементами и того, и другого, и еще пятого и десятого. Демократы, на чьи головы пала ответственность за революционные тяготы, обнаружили, что им принадлежит вовсе не такой большой кусок общественного мнения. А русский национализм стал постепенно укрепляться.

Правда, в условиях свободы националистам пришлось во многом размежеваться, — оказалось, что путей у них много. Кто-то пошел за Зюгановым. Кто-то твердо заявил себя белогвардейцем или черносотенцем — или, нередко, тем и другим вместе, но уже решительно отцепясь от постылого марксизма. Однако, кроме раскола на «красных» и «черных», а также на православных и язычников (это и во времена «Молодой гвардии» проявлялось), в последние годы на первый план выходит раскол на сторонников империи и сторонников полного разрыва с оной.

То, что на 1-м съезде народных депутатов робко прорвалось фразой Валентина Распутина «А может быть, России выйти из Союза?», продолжает с годами набирать силу. И пока одни политики все ломают головы, как бы им возродить «большую империю» — Советский Союз, другие политики все смелее выражают желание доколоть «империю малую».

«Хватит кормить Кавказ!» — вот тот рискованный и сильный лозунг, который, безусловно, «цепляет» огромное количество людей в русских городах, задвигая далеко на задний план традиционный для националистов антисемитизм. И вот на этой-то волне начинается чуть ли не впервые в истории их сближение с оппозиционными демократами.

В известном смысле, начало сближению положил Эдуард Лимонов, который на протяжении своей божественно-всеядной биографии побывал и демократом, и большевиком, и националистом — и кем только не побывал, собственно, это еще не конец. Но Лимонов больше воспринимается не столько как серьезный человек, сколько как этакий «артист по жизни», которым можно иногда и полюбоваться, но от которого трудно и незачем ждать полезных советов.

Теперь же настало время людей, куда более серьезных и «центричных», хотя и значительно более молодых, чем Лимонов. И яснее всех на данный момент позицию «демократов национального крыла» озвучивает даже не Алексей Навальный, а Владимир Милов — бывший замминистра топлива и энергетики 1990-х годов, один из самых молодых «гайдаровских мальчиков». Очень показательна словесная дуэль Милова на «Эхе Москвы» с Сергеем Алексашенко — тоже чиновником 1990-х, бывшим первым замглавы Центробанка, который выражает позиции «стойких демократов», отвергающих всякий национализм.

«Вирус национализма в нашей стране — это, примерно, как бочка с дерьмом, стоящая на Красной площади. А ваше слово — это пачка дрожжей. Сами по себе, находясь отдельно друг от друга, они не представляют большой опасности. Но стоит их соединить и… дерьмо накроет не только Красную площадь и Кремль, но и вас», — отмечает Алексашенко.

Но вот что отвечает Владимир Милов: «Вот ты говоришь, что «национализм — это бочка с дерьмом». Ты бы сказал это лидерам антикоммунистических революций конца 1980-х в Восточной Европе, странах Балтии — прошу прощения у наиболее брезгливых представителей либеральной интеллигенции, но, увы, историческая правда такова, что детей находят не в капусте, а восточноевропейские и прибалтийские революции были движимы прежде всего мощным националистическим драйвом. Америка, крупнейшая экономика мира, построена на национализме. Национализм был главной движущей силой арабских революций этого года, которым рукоплескала московская либеральная тусовка».

«За годы пребывания в оппозиции я объездил больше 40 регионов, пообщался с тысячами людей. У меня сложилось четкое представление о том, чего хотят наши избиратели. Один из принципиальных моментов: избиратели, скажем так, в крайнем недоумении от того, что оппозиция — по крайней мере, либерально-демократическая ее часть — шарахается от национального вопроса, как черт от ладана, боится слова «русский», считает его ругательным, начинает шикать на всякого, кто это слово произнесет. И далее, кратко и жестко: «Антирусская оппозиция не имеет никаких перспектив».

Вот две точки зрения. Не всем приятны персоналии Милова, Алексашенко и других руководителей 90-х годов, которые стремятся стать руководителям 2010-х. Но основные течения в демократической мысли именно таковы. И пока что, судя по всему, точка зрения Алексашенко постепенно терпит поражение. Не потому, что идеи интернационализма и равенства всех народов и всех граждан перед законом плохи, — а потому что они не исполняются.

Пока люди видят, что родное государство не может их защитить, — а традиционная демократическая оппозиция только, знай, повторяет лозунги 1991 года — национализм неизбежно будет популярен, и русский национализм уже не удастся никуда «заткнуть». В нем неизбежно будут разные течения — «от Зюганова до Навального», но какое-то из них может взять верх над остальными. Какое именно — гадать бесполезно.

Так оппозиция постепенно смещается в националистическую сторону. Государство же РФ, в силу заданных ему обстоятельств, обречено оставаться интернациональным и декларировать равенство всех перед законом и много других правильных вещей. Главная роль все равно принадлежит государству: насколько оно сумеет выполнить свои обещания и провозглашенные им же принципы. Защитить своих граждан, обеспечить мало-мальски справедливое расходование (и пополнение) бюджета, хотя бы в какой-то степени решить национальный вопрос. Если не сможет, ни на что хорошее надеяться не приходится.

Леонид СМИРНОВ

http://www.rosbalt.ru/moscow/2011/11/02/907614.html

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня