Главное, чтобы Турция курс не сменила…

Post navigation

Главное, чтобы Турция курс не сменила…

Ближневосточная политика Анкары всегда подвергалась критике. По прогнозам аналитиков и экспертов, Турция утрачивает свое геополитическое влияние в этом регионе. Картина, открывающаяся при общем рассмотрении вопроса, оказывается еще более сложной и полной неопределенностей. Становится очевидно, что ни одно государство мира не может обеспечивать в этом регионе свое стабильное и устойчивое влияние.

Какие же шаги должна предпринимать Анкара в таком случае? Каковы ее шансы в южно-кавказском направлении? Ответы на эти вопросы представляют большой интерес.

В современном мире, в котором геополитическая ситуация стремительно меняется, Анкара проводит свой стратегический курс

«Ближневосточная шахматная доска»: за кем очередной ход?

Эксперты серьезно анализируют ближневосточную политику Турции. Это объясняется ослаблением в последнее время геополитического влияния страны в этом регионе. Аналитики пытаются выяснить, объективный ли этот процесс, или он связан с определенными просчетами Анкары? (см.: Mensur Akgün, Sabiha Senyücel Gündo?ar. Ortado?u’da Türkiye Alg?s? 2013 / Türkiye Ekonomik ve Sosyal Etüdler Vakf?, 3 декабря 2013г.). Очевидно, что в некоторых кругах идут поиски государства, способного играть роль единственного лидера на Ближнем Востоке. На наш взгляд, вопрос о том, насколько это соответствует действительности, является спорным.

Результаты, приведенные в докладе турецкого Фонда Экономических и Общественных Наук (TESEV), называют удивительными (см.: Orhan F?rat. TESEV’in Ortado?u’da Türkiye alg?s? ara?t?rmas?nda ilginç sonuc / «Hürriyet», 5 декабря 2013 г.). Специалисты, проводившие исследования в 16 странах Ближнего Востока, пришли к выводу о том, что притягательность Турции упала. Если в 2011-2012 гг. Анкара имела в регионе наибольшее влияние, то в 2013 году она переместилась на третье место. Поклонники Турции составили 59%, тогда как двумя годами раньше эта цифра была 79%.

Наибольшим влиянием обладают Объединенные Арабские Эмираты. На втором месте идет Саудовская Аравия. Экономически сильнейшей страной считается Саудовская Аравия. В плане военной мощи лидерами в регионе являются Египет, Иран и Турция. Меньше всего Турцию поддержали граждане Египта и Сирии. Если в 2012 году предпочтение Анкаре отдали 84% египтян, то в 2013 году эта цифра упала до 38%. Только 22% опрошенных в Сирии высоко оценили роль Турции в регионе.

Столь резкое за короткое время изменение влияния страны на Ближнем Востоке местные специалисты оценили как «тревоги турецкой внешней политики» (см.: Y?ld?z Yaz?c?o?lu. Türkiye D?? Politikada «Ortado?u» S?k?nt?s? Ya??yor / «Amerikan?n sesi», 5 декабря 2013 г.).

По-видимому, начиная с 2011 года, прогнозировалось устойчивое усиление ее влияния. Но следует учитывать, что в современной глобальной геополитике обеспечивать такое состояние трудно. Меняется влияние даже таких держав, как Америка, Россия, Англия, Германия, Франция. Некогда высокий уровень влияния может за короткое время упасть. Здесь следует напомнить об одном анализе, сделанном турецким «Институтом стратегической мысли».

Согласно исследованию, проведенному специалистами данного института, на современном этапе в геополитическом плане существуют «линии глобального надлома». Это такие сферы международной политической среды, где отмечаются «серьезные политические тревоги» (см.: Birol Akgün. Küresel Fay Hatlar?nda Siyasi Çalkant?lar / «Stratejik Dusunce Enstitusu», 7 декабря 2013 г.). Причем этот процесс последовательно проявляется в разных регионах мира. Что можно заметить при рассмотрении динамики геополитического влияния Турции на Ближнем Востоке и в глобальном масштабе сквозь призму такого подхода?

Напряженность на «линии глобального надлома»

В этом анализе указано, что «линии глобального надлома» охватывают Ближний Восток, Восточную Европу, Центральную Азию, Дальний Восток и другие регионы. По этой причине в Сирии, Египте, Ираке, Турции, Украине, Армении, Афганистане, Пакистане отмечается политическая напряженность. Эти страны — на мишени глобальной геополитики? И какова здесь главная цель?

Если ответ на первый вопрос положительный, то отсюда можно сделать вывод о том, что крупные державы пытаются управлять динамикой геополитическую влияния таких стран, как Турция, из-за кулис. Так, например, они создают политическую, геополитическую, экономическую, идеологическую и другую среду, призванную поднять региональное влияние Анкары в угодный им отрезок времени. В другое время они поступают противоположным образом.

Такой подход крайне опасен, так как в этом случае определить направление развития геополитических явлений в том или ином регионе не представляется возможным. Вместе с тем одна сторона вопроса остается всегда связана с фактором риска. Скажем, если в определенное время динамика развития ситуации зависит от Америки, а затем инициативу перехватывают Россия или Китай, то прогнозировать последствия этого трудно. Образно говоря, по выражению некоторых ученых, «современный мир словно вновь возвращается в темное средневековье» (см.: Умберто Эко. Средние века уже начались / «Иностранная литература», 1994, № 4, с.258-267).

Так, в частности, можно заметить сложности, рождаемые такой ситуацией в сирийском вопросе. Эта страна имеет для России стратегическое значение. Геополитическое присутствие Москвы на Ближнем Востоке в значительной степени зависит от Дамаска. Америке Сирия в основном нужна для того, чтобы блокировать Иран или ограничить влияние шиитской идеологии.

Вашингтон не желает превосходства ни суннитской, ни шиитской секты. Он пытается сохранить между ними определенный политико-идеологический баланс, чтобы можно было направлять обе секты. В этих целях широко используется и «курдская карта». Одна из главных геополитических целей в настраивании курдов против народов региона заключается в этом.

Другой вопрос, интересующий Америку, состоит в укреплении безопасности Израиля. Одна из целей, стоящих за созданием «курдского коридора», протягивающегося с севера Ирака до Средиземного моря, заключается именно в этом.

Если все это на настоящем этапе объединяет Россию и Иран, то трудно сказать, что будет завтра. Точно так же, сегодня США могут и не сильно поддерживать ближневосточную политику Турции, и влияние Анкары в регионе может несколько ослабеть. Но какой будет картина спустя определенное время, сказать сложно.

В свете указанного выше прогнозы и осторожные оценки турецкого Фонда Экономических и Общественных Наук заставляют задуматься. Наряду с другими моментами вызывает интерес вопрос о динамике геополитической борьбы в южно-кавказском и центрально-азиатском направлениях.

Можно ожидать, что сегодняшние изменения в сферах влияния, наблюдаемые на Ближнем Востоке, проявятся в ближайшей перспективе и в кавказском и азиатском направлениях. В связи с этим предметом отдельного анализа могло бы быть возможное влияние этого на государства региона.

Наряду с другими факторами важно, чтобы Турция не допускала ошибок на Южном Кавказе. Скажем, визит на днях министра иностранных дед А. Давутоглу в Ереван армянские эксперты пытаются оценить со многих аспектов. В целом они оценивают этот визит как событие, последствия которого пока неопределенны. По утверждению, Анкара до 15 апреля 2015 года «пытается завоевать благосклонность международных судей». Ясно, на что намекают армянские эксперты.

Но они отмечают также и определенные позитивные сдвиги в политике Турции в регионе (см.: напр.: Первый раунд — в пользу Турции / «1in.am», 13 декабря 2013 г.). В любом случае, официальный Ереван уже не может подходить к Анкаре в соответствии с абсурдной логикой «ты кто такой?». Это значит, что наряду с Ближним Востоком Турция продолжает устойчиво навязывать свою геополитическую волю и на Кавказе и в Центральной Азии.

Все это свидетельствует о том, что высказываться категорически относительно участи ближневосточной политики Турции достаточно рискованно. В современном мире, в котором геополитическая ситуация стремительно меняется, Анкара проводит свой стратегический курс. Здесь возможны временные отступления и наступления. Главное в том, чтобы, как демократическое мусульманское государство, Турция не отклонилась от своего курса. Так, нужно осознать региональное и глобальное значение союзничества ее с Азербайджаном на Южном Кавказе. Мы верим, что не за горами тот момент, когда это признают и заклятые враги.

Источник: http://newtimes.az

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня