Глоток чистого воздуха

Post navigation

Глоток чистого воздуха

Как-то мы с Надиром засиделись за ужином. За окном было темно, взошла молодая луна. Была среда, это значит, что у меня — репетиция в школе, а у младшего брата -тренировка… Мы пили чай, когда из-за стола встал дедушка Абдурешит, собираясь идти смотреть по телеку «Итоги». Вдруг он остановился и посмотрел мне под ноги. Затем укоризненно устремил свой взгляд на меня.

 

Бекир АБЛАЕВ, ученик 6 класса Нижнегорской ОШ № 2 Я вначале было удивился, затем глянул себе под ноги и всё понял….У моих ног предательски лежал кусок хлеба. Как он туда попал, ума не приложу! Дело в том, что в нашем доме к хлебу всегда относились как к какой-то святыне, потому что ещё покойная бабушка рассказывала, что мечтой детей первых послевоенных лет было желание досыта наесться простым чёрным хлебом….А тут под моими ногами лежал белый пшеничный ломоть хлеба…

 

— Подними хлеб! — строго сказал дед.

— В голодные времена вот этим куском хлеба, который сейчас лежит под вашими ногами, кто-то мог спасти себе жизнь…

 

Нам с братом стало стыдно, опустив головы, мы молча сидели за столом, боясь поднять головы. Дед очень редко сердился на нас. Немного помолчав, он продолжил:

 

— Я сейчас расскажу вам о голоде, а вы подумайте и сделайте выводы, — сказал дед.

— История эта случилась в далёкие 1930-годы. В стране начался голод… С прилавков магазинов исчезли хлеб, мука и другие продукты. Люди пухли и умирали на глазах. Особенно страдали дети…

 

В Крыму люди тоже мучились от голода, но тяжелее всего было на Украине и в России. С Украины, многие люди, спасаясь от голода, ехали в Крым. И в нашу деревню Акманай приехало несколько семей. Две семьи поселились у нас дома: одна — во времянке, а вторая — устроилась в амбаре, переделанном под жильё. Хорошо запомнил дядю Ваню Евтушенко.

 

Семья его состояла из жены и трёх ещё совсем маленьких детей. Они говорил по-украински, а мы немного знали русский язык, поэтому друг друга понимали. Жили мы с ними очень дружно. В первое время мы, как могли, помогали им, делились тем, что у нас было. Помню, как мы помогали рыбакам тянуть сети. В те голодные времена многие жители Акманая выживали за счёт рыбной ловли, рыбаки за работу платили нам частью улова. Помню, как мы с дядей Ваней ходили купаться, затем шли по берегу моря и собирали рыбу, которую волной выбрасывало на берег…

 

Так проходило время, жизнь потихонечку налаживалась. Потом началась война, и мы вновь пережили несколько голодных лет. В 1943 меня угнали в рабство в Австрию. Весной 1944 мне и нескольким моим товарищам удалось бежать и присоединиться к действующей Красной Армии, в которой прослужил до 1951 года. О выселении крымских татар узнал лишь в 1945 году из писем родственников. Они мне писали, что когда пришли в наш дом солдаты, дядя Ваня вступился за нас и пытался объяснить военным, что мы ни в чём не виноваты. Но ему пригрозили, что за оказание сопротивления властям его с семьёй тоже могут выселить из Крыма вместе с крымскими татарами.

 

Свою семью, — продолжал дедушка Абдурешит, — я нашёл в 1951 году после демобилизации из армии в Самаркандской области, недалеко от селения Джума, в совхозе им. Ильича, куда попала значительная часть акманайцев. Кроме крымских татар, а они составляли 90%, в совхозе жили 12-14 русских семей, раскулаченных и высланных из средней полосы России, 4 семьи немцев Поволжья, 4 семьи турков-месхетинцев и 3 корейские семьи, также попавших сюда в годы лихолетья…

 

Нужно сказать, что все мы, объединённые одним несчастьем, жили дружно. Среди крымских татар было много высококлассных специалистов, поэтому совхоз им. Ильича, благодаря спецпереселенцам стал одним из самых богатых и ведущих совхозов в Узбекистане. Проходило время, большая часть акманайцев перебралась в Джуму, строили дома, играли свадьбы, рожали детей, но ни на минуту не забывали о своей Родине, о Крыме. Они верили, что наступят времена, когда они со своими детьми вернутся в родные края, в свой родной Акманай.

 

В начале 1960-х годов в город Джума приехал Иван Николаевич Евтушенко. Тот самый, который, спасаясь от голода в 1930-е годы, нашёл себе прибежище и спасение в нашей родной деревне. Прошло столько лет, а он не забывал акманайцев, нашу семью, искал нас и нашёл! Встречу с дядей Ваней описать очень трудно, столько было радости, столько впечатлений! Он рассказал нам, что живёт по-прежнему в Крыму, что нас там очень не хватает, что Крым без крымских татар — это не Крым!

 

В нашем доме все эти дни собирались бывшие соседи, родственники, односельчане. Они приходили, чтобы послушать рассказы о Родине из уст человека, который живёт там. Для них это значило очень многое, это была первая весточка из Крыма, из их родного Акманая.Это был для них поистине глоток чистого воздуха. Иван Николаевич прожил в Джуме десять дней и все эти десять дней он был самым желанным гостем в домах акманайцев. И где бы он не был в гостях, он с благодарностью вспоминал вашего прадеда — деда Аблу который спас его семью от голода в 1932 году… Приезд дяди Вани Евтушенко в Джуму вдохновил акманайцев на борьбу за возвращение на свою Родину. Он уехал опять в Крым, а мы ещё долго его вспоминали.

 

Дедушка Абдурешит, рассказав нам эту историю, ушёл к себе в комнату. А мы с братом, некоторое время обсуждали эту историю.

 

— Послушай, Бекир, ведь потомки дяди Вани наверняка еще живут в Крыму! — вдруг сказал Надир, — напиши об этом!

Да, подумал я, об этом стоит написать, и не только об этом! Я обязательно напишу и о том, что мы, счастливое поколение, которое не пережило те страшные голодные годы, о том что мы горды тем, что родились и живём на родине своих предков, самом замечательном уголке земного шара — в Крыму, и о том — какой всё-таки у нас был замечательный дедушка Абдурешит!

Бекир АБЛАЕВ,

ученик 6 класса
Нижнегорской ОШ № 2


10 июля 2011 год.

 

Похожие материалы: