Готова ли Россия к новой Евразии?

Post navigation

Готова ли Россия к новой Евразии?

С 17 по 18 апреля 2018 в Сочи проходил Второй международный евразийский форум, повесткой которого была объявлено обсуждение перспектив развития и укрепления Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Организатором форума выступил Институт стран СНГ, а главными спонсорами — Фонд президентских грантов и компания «Газпром».

Готова ли Россия к новой Евразии?

От Шанхая до Мурманска

Гостями Второго сочинского форума стали более 250 делегатов из 15 стран. Такая география делегатов отнюдь не случайна: на форум попали не только представители восьми государств-членов ШОС, но и гости из тех стран, которые пока имеют в организации статус наблюдателей или же кандидатов в страны-наблюдатели. Впрочем, в форумной дискуссии эта разница в статусе делегатов никак не ощущалась: в отличие от глобально забюрократизированных и иерархически построенных структур многих международных организаций, ШОС всегда была «союзом равных». Что неизбежно отразилось на темах и ходе дискуссий форума.

Его повестка во многом копировала повестку самой ШОС. В пленарных заседаниях и секциях форума поднимались темы укрепления международной стабильности и безопасности — как на пространстве стран-членов организации, так и в целом в мире, а также борьба с терроризмом, экстремизмом, международной преступностью и наркотрафиком; развитие экономического и энергетического сотрудничества, взаимодействие в научной, культурной и религиозной сферах.

Одним из центральных моментов в обсуждении стал вопрос «войны и мира», который отразил непростые реалии текущего момента мировой истории. В ходе дискуссии чувствовалось, что структура ШОС не является классическим военным блоком, а скорее — организацией коллективной безопасности. В силу этого военные вопросы неизбежно переплетались с вопросами экономики, энергетики, культуры, религии и политики, показывая сложность и взаимозависимость в сегодняшнем мире.

К чести участников, можно отметить, что даже самые острые вопросы двусторонних отношений (например, застарелый индо-пакистанский конфликт или настороженный нейтралитет между Китаем и Монголией) решались в рамках цивилизованной дискуссии. В живом общении стороны обменивались аргументацией, не позволяя некорректных высказываний об оппоненте или «скатывания» в пустую полемику. В каждом из спорных моментов находился базис для взаимопонимания, который, хочется верить, рано или поздно выйдет на уровень действующей политической повестки затронутых конфликтами стран.

Выйти из замкнутого круга

Присутствие на форуме представителей трёх «тяжеловесов» Евразии — России, Китая и Индии — задало фундамент главной дискуссии. Вопросы экономики, энергетики и связанные с ними вопросы международной безопасности присутствовали практически во всех обсуждениях.

Текущие проблемы стран «большой Евразии» оказались похожими на мифического змея-уробороса, кусающего себя за хвост. Залогом стабильности и процветания в регионе постоянно назывались экономический рост и связанное с ним постепенное решение массы «витальных проблем»: развитие энергетики, доступность продовольствия, жилья, лекарств, услуг образования и здравоохранения. Главным же препятствием для экономического роста в большинстве случаев оказывалась внутриполитическая и международная нестабильность, которая закрывала для тех или иных стран доступ к инвестициям, технологиям и ресурсам. Истоки же нестабильности во многом лежали в том же плачевном состоянии экономики и уровня жизни многих стран-членов ШОС. При этом возможный экономический рост автоматически решал бы вопросы безопасности и социальной нестабильности (включая терроризм, экстремизм, преступность и наркотрафик), однако сам по себе не мог бы возникнуть на пустом месте.

Ответом на такого рода замкнутый круг «небезопасной бедности» стали инициативы России и Китая. Наша страна предложила создать сеть трансъевразийских газопроводов и нефтепроводов. В частности, в дискуссиях форума постоянно обсуждались как существующие проекты («Сила Сибири», «Ямал СПГ»), так и перспективные проекты — например, газопровод ТАПИ, который должен связать Афганистан, Пакистан и Индию в единую сеть. Со стороны Китая основной инициативой стала программа «один пояс — один путь», в рамках которой китайская сторона берёт на себя вопрос создания громадного протяжённого транзитного коридора через всю Евразию, с увязыванием интересов стран-транзитёров и Китая в рамках взаимовыгодного мегапроекта, способного поспорить в сравнительных масштабах с ролью классического Шёлкового пути.

Конечно, звучали на форуме и критические замечания в адрес геополитических гигантов от небольших стран. Позиция России, Китая и Индии, основанная на совместном экономическом и политическом доминировании в «большой Евразии» может казаться кому-то и неприятной, но именно она, при условии мира и взаимопонимания между «углами треугольника», обеспечивает стабильность и процветание на крупнейшем континенте планеты.

Опора на собственные силы

Безусловно, для наших читателей основным вопросом является именно роль и будущность России в формате ШОС и, шире того, евразийской кооперации. С одной стороны, надо сказать, что былое величие СССР, который ещё полвека назад диктовал повестку практически всей политической и экономической жизни «большой Евразии» и доминировал на севере и в центре континента, сегодня практически недостижимо. С другой стороны, роль и вес России сегодня определяются отнюдь не достаточно скромной экономикой (которая, согласно разным подходам к оценке, составляет от 2 до 3% мировой), но — неослабевающей геополитической ролью нашей страны. «Российский фактор» чувствовался везде и в рамках любых дискуссий — будь то обсуждение «повестки» Юго-Восточной Азии, конфликтов на Ближнем Востоке, проблем Средней Азии или же вопросов взаимоотношений ШОС с европейскими и евро-атлантическими структурами.

Геополитическую роль России сомнению при этом никто не подвергал, однако даже со стороны российских делегатов неоднократно звучали горькие слова о том, что одна геополитика, без должного подкрепления экономическим ростом и социальным благополучием, является недостаточным фактором.

«Нынешний этап развития России однозначно не будет похож на период 1990-х и 2000-х годов, когда Россия активно сотрудничала с Западом, — прокомментировал данную ситуацию член экспертного совета Центрального Банка РФ, бывший вице-президент компании «ЛУКОЙЛ» Андрей Гайдамака. — В нём однозначно станут неприменимыми многие рецепты из прошлого, когда Россия свободно получала доступ к западным технологиям, капиталам и рынкам. С другой стороны, новое время однозначно создаст и иные возможности, недоступные или непопулярные ранее. Сейчас нам нужно говорить о новых частных инвестициях в регионе, чтобы «инвестиции из России в Россию» стали нормой и правилом. Только в этом случае мы сможем обеспечить долгосрочное развитие страны и укрепление регионального сотрудничества, нам нужно верить в это и работать именно в данном направлении».

Прокомментировал Гайдамака и недавние действия Центрального банка, направленные на оздоровление банковской системы России и, по разным оценкам, потребовавшие от 3 до 4 трлн рублей на спасение «заблудших» банковских учреждений, которые не смогли приспособиться к новым экономическим условиям и попали в ситуацию санации, а то и банкротства. По его словам, несмотря на всю критику действий Центробанка, в целом его действия были правильными и «укрепили очень важные кирпичи, лежащие в основании всей нашей валютной и финансовой системы». Однако, как заметил член экспертного совета Центрального банка РФ, дальнейшие действия по развитию инвестиционной привлекательности страны не могут осуществляться Центральным банком в одиночку — он лишь выполнил свою основополагающую задачу и создал базовое доверие к рублю как к устойчивой и предсказуемой валюте; но дальнейший процесс укрепления и перестройки российской экономики «на новые рельсы» должен иметь комплексный характер.

Ближневосточный узел

В центре обсуждений форума ожидаемо оказалась ближневосточная «повестка». Конфликты в Сирии, Ираке и Йемене, продолжающаяся «тихая», но от этого не менее кровавая война в Ливии, борьба с терроризмом в Египте и в других арабских странах — всё это вызывает обоснованное беспокойство государств-членов ШОС, так как все эти конфликты и опасности расположены в непосредственной близости от границ этих стран.

По словам советника министра иностранных дел Исламской Республики Иран, вице-президента Института политических и международных исследований ИРИ Сейеда Расула Мусави, практически все существующие конфликты на Ближнем Востоке могут быть разрешены и закончены, однако этому препятствует как политика западных стран, де-факто вмешивающихся во внутренние дела суверенных стран региона и поддерживающих самые деструктивные силы в них, так и недальновидные действия ряда ближневосточных стран — в первую очередь Саудовской Аравии, которая уже получила неразрешимый конфликт возле своих границ, в соседнем Йемене.

«Политика Саудовской Аравии вступает в противоречие с интересами многих соседей королевства, — заявил Мусави. — Иран лишь наиболее полно «вписался» в нужный для правящего класса королевства «образ врага». Однако надо понимать, что корень этой проблемы — не в Иране, не в Сирии и не в несчастном Йемене, а в самой Саудовской Аравии. Саудовская Аравия сейчас проходит крайне болезненный период внутренней трансформации, так как наследный принц Мухаммад бин Салман де-факто пошёл на конфронтацию сразу с тремя могущественными силами внутри королевства — собственной династией, религиозными лидерами и бизнес-элитой. Конечно, эти три силы из-за специфики государственной власти в стране в достаточной степени переплетены и взаимоувязаны, но все они сегодня находятся в скрытой оппозиции к действиям бин Салмана, поскольку эти шаги в той или иной степени затрагивают их жизненные интересы.

В такой ситуации, как я уже сказал, наиболее простым способом является переключение энергии внутреннего противостояния на образ удобного и понятного внешнего врага. Исторические, религиозные, политические и этнические различия Саудовской Аравии и Ирана были использованы для раскрутки этого процесса — но его результатом стали конфликты в Сирии, Йемене и Ираке, для разжигания которых Эр-Рияд приложил максимум усилий».

Достаточно жёсткая оценка действий США и их ближневосточных союзников прозвучала и из уст самих сирийцев.

«Сирия столкнулась с парадоксальной ситуацией, когда бандиты и террористы, которых почему-то именуют «демократической оппозицией», контролируют значительную часть территории и пользуются практически неприкрытой поддержкой со стороны некоего «мирового сообщества», а по факту — стран-стервятников, которые хотели и добились войны в Сирии», — выразила мнение сирийцев политик, независимый депутат парламента Сирийской Арабской Республики Мария Саадех. «К счастью для Сирии, в такой трудный момент она оказалась не одна — в войне с террористами и бандитами она получила помощь извне. Решающую роль в переломе хода военных действий сыграл стратегический союз Сирии с Россией и Ираном, которые обеспечили не только военную помощь, но и последовательно помогли прорвать политическую блокаду, которую западные страны, Израиль и монархии Залива последовательно сооружали вокруг Сирии. Сейчас эта блокада прорвана, и игра уже не идёт «в одни ворота». У Сирии остался «круг друзей», которые защищают её интересы и помощь которых позволяет нам выстоять в этой изнуряющей войне», — подчеркнула Саадех в своём заявлении.

По словам Саадех, именно «сотрудничество с Севером и Востоком» сегодня для Сирии, да и для всего Ближнего Востока, является залогом выживания. Ставка на сближение с Западом оказалась для ближневосточных стран абсолютно провальной, и депутаты от этих государств неоднократно предостерегали Россию и Китай от излишнего доверия к Европе и США, подчёркивая, что их собственный опыт говорит о том, что такого рода политика будет использована против доверившихся Западу стран и станет «прологом» их порабощения и разрушения.

Будущее ШОС

Одним из ключевых вопросов, поднятых форумом, стало дальнейшее развитие идей и направлений сотрудничества в рамках Шанхайской организации сотрудничества. С одной стороны, существующий формат взаимодействия, судя по всему, вполне устраивает государства, являющиеся членами ШОС либо же рассматривающие вопрос присоединения к ней. С другой стороны, вариант «неформального клуба по интересам» неизбежно будет размывать начальные «установки» организации, что уже чувствуется в связи с ростом количества членов ШОС.

Готова ли Россия к новой Евразии?

Неизбежные противоречия, возникающие из различных интересов более чем трёх миллиардов людей, требуют действенных механизмов их разрешения, которых явно недостает текущей «редакции» Шанхайской организации сотрудничества.

Так, весьма нелицеприятная дискуссия развернулась на форуме между представителями Индии и Пакистана, которые имеют практически несовместимые позиции по вопросу спорных территорий в индийских штатах Джамму и Кашмир, чья территориальная принадлежность так и не была окончательно зафиксирована — по результатам ухода английских колонизаторов с территории Индостана и разделения «колониальной Индии» на Пакистан, Индию и Бангладеш (в прошлом — Восточный Пакистан).

По словам профессора Визарат Шахиды, представлявшей университет делового администрирования Пакистана, вопрос противостояния между Пакистаном и Индией, который продолжается вот уже 71 год, начиная с обретения независимости бывшими английскими колониями в 1947 году, по сути уже не имеет иного решения, кроме политического.

«Именно ШОС даёт многим застарелым конфликтам Евразии возможность к окончательному мирному разрешению, — подчеркнула в своём заявлении професор Шахида. — Создание новой реальности лежит не в прошлом, а в будущем. В тот момент, когда британские колонизаторы уходили с Индостана, они сознательно запрограммировали нам, жителям Пакистана, Индии и Бангладеш, именно такое будущее — полное боли, разрушений и конфликтов, — проведя границы по картам, составленным в Лондоне. Сегодня же у народов Евразии есть совершенно уникальная возможность самим определять своё будущее — без влияния извне и без вынужденного принятия враждебных планов, призванных разделить и поссорить нас между собой. И лишь от нашей собственной мудрости зависит, насколько верный и точный вариант совместного будущего наших стран мы выберем и сможем построить».

Скорее всего, путь развития Шанхайской организации сотрудничества в той или иной мере лежит в направлении формирования международных согласительных и управляющих структур, которые будут брать на себя определённые функции, в добровольном порядке делегированные государствами-членами ШОС. В таком случае, конечно, организация станет более подобной экономическому или же военному блоку, а члены ШОС согласятся с частичной утратой собственного суверенитета в пользу таких наднациональных структур; однако такой путь развития делегатами рассматривался как практически единственно возможный.

К такому сценарию ШОС подталкивает сразу несколько мировых процессов, наиболее значимым из которых являются всеобщий «откат» последней волны глобализации и обрушение существующей модели однополярного «мира по-американски». Однако, конечно, подобного рода решения о делегировании суверенитета своих стран в пользу пусть и перспективной, но международной по своей сути организации, должны принимать действующие политики. Сочинский форум, объединивший экспертов, лишь заново высветил эту проблематику для Шанхайской организации сотрудничества.

Алексей Анпилогов

Источник: http://zavtra.ru/blogs/imperiya_shos

Похожие материалы: