Дать присягу на Коране

Post navigation

Дать присягу на Коране

Большой резонанс в мировом сообществе вызвала присяга нового парламентского секретаря Австралии Эдхама Нуреддина Хушича, принесенная на Коране вместо принятой в западном обществе Библии.

 

Но какова правомерность данного поступка в действительности и можно ли расценивать выбор политика как шаг, лишь утверждающий основы истинной демократии?

 

Парламентский секретарь Австралии Эдхам Нуреддин ХушичПрежде всего, следует остановиться более подробно на вызвавшем столь неоднозначную оценку общества выборе Эдхама Нуреддина Хушича. Этот человек стал первым партийным спикером — мусульманином в парламенте страны и одним из первых в мире политиков, исповедующих ислам, принявших присягу на Коране.

 

Выдвинутый в начале июля премьер-министром Кевином Раддом, он решил изменить вековую традицию вступления в должность в соответствии со своими религиозными убеждениями. По мнению Эдхама Хушича, использование Корана в подобных случаях вполне естественно. «Я, конечно же, не мог принести присягу на Библии. Я такой, какой есть», — просто объясняет он.

 

Выбор политика моментально вызвал широкое внимание мировой общественности, сконцентрировавшейся, главным образом, в интернете. Некоторые интернет пользователи высказали очень резкую критику действий нового секретаря парламента, назвав его выбор «отвратительным» и «неавстралийским». Однако Эдхам Хушич отнесся к подобным высказываниям весьма спокойно, назвав их «экстремистскими».

 

«Я считаю это естественной частью демократии, и это хорошо, что люди могут задавать вопросы о правомерности присяги на Коране. Но при этом встречаются время от времени те, кто впадает в крайности — такие есть и в моей религии, и вне ее — и они всегда будут искать способ разделить людей», — сказал Эдхам Хушич. Но большая часть австралийского общества выбор политика поддержала. Многие высказались в его защиту и, поздравляя с назначением, советовали «не обращать внимания на ненавистников» и игнорировать «расистские тирады».

 

В частности, парламентарий от Лейбористской партии Роб Митчелл заявил, что «с антиисламскими высказываниями в адрес Хушича ни в коем случае нельзя мириться». «Это нарушает приличия, справедливость и все, за что мы выступаем», — отметил он.

 

Поддержал выбор Эдхама Хушича и лидер оппозиции Тони Эбботт, отметив, что понимает мотивы исповедующего ислам депутата, присягнувшего на Коране. «Я уважаю его выбор, и считаю, что его должен уважать и весь австралийский народ», — сказал он.

 

В поддержку присяги на Коране высказался и депутат от еврейской общины, член Либеральной партии, Джош Фрайденберг. «Критика за принесение присяги на Коране — это позор. Мы живем в демократической стране, в которой необходимо уважать свободу вероисповедания», — уверенно заявил Джош Фрайденберг.

 

Депутат от еврейской общины также отметил, что «в нашем обществе, безусловно, существуют признаки экстремизма и расизма, но мы должны выявлять их каждый раз, когда встречаем, независимо от того, по какую сторону политического барьера находимся».

 

В свою очередь Эдхам Хушич отметил, что его сильно вдохновил поток поздравлений. Он отметил, что «главное, что большинство австралийцев хотят, чтобы все работали вместе, и не стоит подскакивать из-за резких слов, звучащих из темных углов». Таким образом, австралийское общество и прежде всего коллеги нового парламентского секретаря полностью поддержали выбор Эдхама Хушича и оказали ему поддержку в социальных СМИ.

 

Безусловно, всколыхнувший всю Австралию выбор Эдхама Хушича не мог не вызвать обсуждения о правомерности действий политика на мировом уровне.

 

Как известно, в западном мире это не первый случай редкой присяги на Коране политика, исповедующего ислам.

 

Колоссальный шум наделало заявление в 2006 году Кита Эллисона, ставшего первым мусульманином, избранным в Конгресс США, выразившего твердое желание при вступлении в должность принести присягу не на Библии, а на Коране. На церемонии Кейт Эллисон сначала произнес общую присягу вместе со всеми членами палаты, а затем воспользовался Кораном на второй церемонии, на которой присягу у него приняла Нэнси Пелоси — первая женщина-спикер Палаты представителей. На церемонии Эллисона сопровождали жена Ким и четверо детей.

 

Стоит отметить, что для присяги на Коране, который впервые в истории Соединенных Штатов был использован для введения члена Конгресса в должность, Эллисон взял в отделе редких книг Библиотеки Конгресса старинную копию Корана, которой владел один из отцов-основателей страны президент Томас Джефферсон. Английский перевод Корана, изданный в 1750 году, хранился в личной библиотеке Джефферсона и маркирован его инициалами.

 

Однако не все в 2006 году поддержали выбор конгрессмена. Против использования Корана на церемонии принесения присяги в Капитолии выступил конгрессмен-республиканец Вирджил Гуде, распространивший в виде открытого письма своим избирателям заявление, в котором выразил опасения в связи с существующей, по его мнению, «угрозой» роста численности мусульман в США.

 

«Когда я подниму одну руку для присяги, в другой моей руке будет Библия. Я никоим образом не согласен с использованием Корана», — заявил он конгрессмен, призвав при этом внести изменения в иммиграционную политику страны.

 

Емко точку зрения противников идеи Эллисона выразил известный публицист Деннис Прэгер. Присяга на Коране, по его мнению, «подорвала бы основы американской цивилизации». «Ничто и никогда не мешало клясться на Библии евреям-конгрессменам, хотя они и не признают Новый Завет. Конгрессмены-мормоны не присягали на «Книге мормона», а нерелигиозные люди — на собрании сочинений Вольтера», — подчеркнул Прэгер.

 

Но, несмотря на данные радикальные высказывания, большинство американцев поддержало Кита Эллисона, первого чернокожего парламентария от Миннесоты, штата, большинство населения которого составляют белые.

 

Понимание правомерности данного поступка нашло свой отголосок и по другую сторону океана. Так, в 2010 году в российском городе Саратове дети из мусульманских семей, обучающиеся в кадетских классах 43 школы Заводского района города, дали клятву на Священной Книге — Коране. Большую помощь в подготовке церемонии оказал директор медресе «Шейх Саид» Расим Кузяхметов. Не раз бывавший в этой школе, директор медресе рассказывал детям о празднике Курбан-байрам, обрядах хаджа и многом другом.

 

На торжественной присяге присутствовали Расим Кузяхметов и президент Ассоциации национально-культурных объединений области Салман Мусаев. Директор медресе в своем выступлении отметил, что «россиян объединяет одна родина, которую нужно защищать. Россия — страна с многонациональным и многоконфессиональным населением, которое должно проживать в согласии». Таким образом, благодаря правильному пониманию особенностей многонациональной России около 20 школьников-мусульман 5-11 классов, положив правую руку на Коран, произнесли «Клятву кадета» и поцеловали Священную Книгу.

 

Золотую середину в данном вопросе нашло правительство Турции. В начале ноября 2012 года оппозиционная партия Национального движения Турции (МНР) выдвинула предложения по поправкам в законодательную часть новой конституции страны. А именно партия предложила приносить присягу на Коране словами: «Клянусь честью и достоинством не отрываться от великого турецкого народа, демократической и светской республики, законов и принципов Ататюрка, оставаться верным конституции».

 

Однако, не желая провоцировать раскол в обществе, депутаты от правящей партии АКР отклонили данное прошение. Они назвали принесение присяги на Священной книге христианской традицией, отсутствующей у мусульман. Более того, члены партии справедливо подчеркнули, что неясным останется и вопрос о том, как приносить присягу неверующим и атеистам.

 

В свою очередь швейцарский мусульманский мыслитель и ученый Тарик Рамадан отмечает, что споры между верой и разумом и по поводу достоинств рационализма постоянно ведутся как внутри мусульманской, так и внутри христианской цивилизации. Но личный выбор относительно священного писания для присяги не должен быть камнем преткновения в современном обществе.

 

Эксперт считает, что «наша задача строить мосты между двумя нашими цивилизациями и работать рука об руку с целью поиска совместного ответа на социальные, культурные и экономические вызовы наших дней». По мнению эксперта, задача каждого гражданина и в первую очередь политика в том, чтобы «приняв на себя соответствующие обязательства, посвятить себя работе на нечто большее, чем просто этот мир, с условием полного уважения верований и свобод друг друга».

 

Тарик Рамадан считает, что говорить о проблемах свободы совести, местах и предметах поклонения можно только в атмосфере взаимного доверия и уважения. «Еще очень важно, чтобы каждый из нас садился за стол переговоров с признанием того, что не мы одни обладаем истиной, с чувством уважения к тем, кого мы собираемся выслушать, и признания их отличия от нас, и, наконец, осознанием той общей связки между нами, которая должна помогать поддерживать критический дух в восприятии тех противоречий, которые могут существовать между посланием веры и практикой верующих. Это те существенные моменты, которые необходимо учитывать, если мы хотим добиться успеха», — заключает эксперт.

 

Таким образом, основываясь на вышесказанном, можно быть уверенным в том, что каждый имеет моральное право выбора Священного писания для произнесения клятвы на верность государству и его гражданам. Безусловно, политический избранник народа должен давать клятву верности на том, что для него свято, как свят долг честного выполнения возлагаемых на него обязанностей. Соответствующей должна быть и реакция общественности на его выбор и в первую очередь коллег.

 

Как справедливо отмечает Тарик Рамадан, политики должны садиться за стол переговоров «с чувством, что не они одни обладают истинной», и свободный выбор Священного писания дающего присягу, в соответствии с его представлениями о мире, важный шаг к осознанию этого простого нравственного закона.

 

Безусловно, правильным является разрешение замены Библии Кораном в странах, где исповедующие ислам составляют значительную часть населения, имеющую юридические права баллотироваться в правительство.

 

Поскольку для мусульманина присяга на Библии не вызывает никаких чувств нравственного долга и не побуждает бороться за справедливость и делать мир лучше посредством полученных полномочий.

 

Однако чувство возложенной на него ответственности усиливается в двойне с присягой на священном конкретно для новоизбранного писании.

 

Юлия Чмеленко,

специально для ИА УММА

 

Источник: http://umma.ua

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня