Двое гордых

Post navigation

Двое гордых

Конфликт между Турцией и Израилем стал вопросом чести для их лидеров

Израиль и Турция летят навстречу друг другу по одной полосе со все нарастающей скоростью. Несмотря на приближающееся столкновение, ни одна из сторон пока не готова сделать примиряющий жест, отвернуть в сторону и не допустить катастрофы: по словам лидеров обоих государств, в создавшихся условиях это означало бы потерю самого ценного для них — чести.

Для того чтобы понять, что происходит в турецко-израильских отношениях, необходимо кратко разобраться в том, кто сейчас стоит у руля в обеих странах.

Турецкий премьер вырос в семье, изгнанной из Аджарии еще во время Российской империи. Детство и юность он провел в бедных и опасных кварталах, где и приобщился к идеям «политического ислама». В молодости он нередко страдал за приверженность мусульманским ценностям, на которые секулярные военные власти тогда смотрели очень косо.

Реджеп Тайип Эрдога (слева) и Беньямин Нетаньяху (справа)

Вся биография Реджепа Тайипа Эрдогана свидетельствует о том, что для него горячая религиозность была не «удобным трамплином» к вершинам карьеры, а своего рода внутренним стержнем, важнейшей частью его самосознания. Для людей вроде Эрдогана ключевым понятием в политике (которая является для него частью религии) является «справедливость». Причем не в житейском понимании этого слова, а в глобальном, почти метафизическом. Такой человек, отстаивая свои убеждения (борясь за свое понимание справедливости), не колеблясь пойдет даже на иррациональные поступки.

Израильский коллега Эрдогана — Биньямин Нетаниягу — вырос в более комфортных условиях, жил не только в Израиле, но и в США, где получил блестящее образование. Однако его мировоззрение тоже не из либеральных. С молодых лет он никаких добрых чувств к мусульманам не питает.

Тут дает о себе знать не только религиозность, но и личный опыт — нынешний премьер лично участвовал в нескольких войнах против них. Кроме того, во время операции по освобождению израильских заложников в 1976 году террористы убили его родного брата. С тех пор Нетаниягу не раз убеждался: диалог с врагами Израиля дает плоды только в том случае, если ведется с позиции силы. Любая готовность к компромиссу воспринимается ими как слабость. А проявление слабости — это прямая дорога к поражению.

Ни турецкий лидер, ни израильский не привыкли отказываться от своих убеждений. Для них понятие «честь нации» — не пустой лозунг, а ключевой элемент как внешней, так и внутренней политики, который важнее экономического роста, уровня преступности или других показателей, считающихся в странах Запада приоритетными.

История с турецкой «Флотилией свободы» стала поворотным моментом, событием, развитие которого покажет, у кого из политиков нервы крепче, убежденность в своей правоте сильнее и характер жестче. Пока же расстановка сил такая: главное требование Эрдогана — формальные извинения, которые восстановят поруганную честь его страны. Нетаниягу извиняться отказывается, заявляя, что это стало бы признанием несуществующей вины и унизило бы Израиль и его вооруженные силы. Никакого компромисса в этом — действительно ключевом — вопросе нет и не намечается. Тут, правда, еще есть и другая проблема: израильские извинения означали бы признание противозаконности действий спецназа и, как следствие, — нелегальность блокады Газы. На это Иерусалим никак не может пойти из политических соображений. Однако основная борьба все же разгорается вокруг чести нации — как турецкой, так и израильской.

Турки уже огласили список мер, на которые готовы пойти ради ее восстановления — замораживание дипломатических, политических, военных, разведывательных и (частично) экономических связей, заключение военного союза с Египтом и подача исков против Израиля в международные суды. Но это еще не все. Турки анонсировали и главное блюдо на этом пиру мести — прорыв злосчастной блокады.

Заход иностранных кораблей и судов в порт Газы стало бы смачным плевком в Нетаниягу лично, публичным унижением всего Израиля и доказательством военно-политического бессилия этой страны. Анкара восстановила бы свою честь и стала бы настоящим лидером исламского мира — Османской империей современности.

Доставка гуманитарных товаров осажденным палестинцам в этом смысле будет второстепенной или даже третьестепенной задачей. Главное для Турции — это продемонстрировать свою силу, решимость и готовность идти до конца в отстаивании интересов своей страны. Анкару заботит уже не столько помощь единоверцам, сколько жажда самоутверждения. Для турецкого премьера прорыв израильской блокады восстановил бы справедливость в самом возвышенном понимании этого слова. И от этой задачи он не отступится. Иначе это будет не Эрдоган.

Израильский премьер, в свою очередь, допустить этого ни в коем случае не может. Причины, в общем, те же. Железный Нетаниягу ни за что не будет сидеть сложа руки, если к Газе пойдет турецкий конвой. Дать слабину, «проглотить» турецкий демарш для него означало бы не только неминуемый конец политической карьеры, но и жестокий внутренний надлом. Бывший спецназовец такой вариант даже не рассматривает. Иностранные суда (гуманитарный там будет груз или иной — не важно) обязательно будут атакованы силами ВМС Израиля еще на подходе к запретной зоне. Иначе это будет не Нетаниягу.

В Анкаре это прекрасно понимают и активно готовятся к подобному развитию событий. Эрдоган уже объявил, что суда с грузами пойдут в Газу не самостоятельно, а под охраной кораблей ВМС Турции. Посыл ясен: извинитесь за «Флотилию свободы» или дело может дойти до вооруженного противостояния. Однако Израиль — не мальчик для битья. И авиация, и флот этой страны — одни из наиболее подготовленных в мире, что уже неоднократно было доказано на деле. Никакой паники насчет готовности турок выделить судам боевое охранение в Иерусалиме не обнаружилось.

Анкара продолжила повышать ставки. В местную прессу просочились данные о «плане Барбаросса» — новой военно-морской стратегии Турции, которая предполагает существенное наращивание числа кораблей и судов ВМС этой страны в восточном Средиземноморье — то есть непосредственно у израильских границ. Кроме того, для прикрытия с воздуха флоту выделили силы как минимум двух авиабаз, оснащенных лучшими турецкими самолетами — F-16C/D Fighting Falcon американского производства.

В Иерусалиме до последнего момента пытались совершить лингвистическое чудо, безуспешно пытаясь найти формулировку извинений без признания вины, которая устроила бы обе стороны. Но, узнав о военных приготовлениях турок, на это безнадежное дело плюнули и занялись куда более прагматичными вещами. Министр иностранных дел Авигдор Либерман собрал своих людей и приготовил примерный план ответа на действия Анкары.

Мозговой штурм дал неплохие плоды. Израильтяне решили бить по самым больным для Турции местам — армянской и курдской проблемам. План, вкратце, таков: во время скорой поездки в США Либерман собирается встретиться с лидерами армянского лобби в Конгрессе и договориться о совместных действиях. Во что может вылиться для Анкары сотрудничество двух самых мощных лобби Вашингтона, догадаться нетрудно.

Конгрессмены в состоянии обеспечить признание со стороны США геноцида армян, придание горе Арарат статуса спорной территории, запрет на продажу Анкаре нового оружия и обслуживание старого, санкции против турецких компаний и банков и кучу других «радостей».

Но и это не все. Либерман пригрозил, что Израиль готов рассмотреть возможность сотрудничества со злейшими врагами Турции — курдскими сепаратистами и «поддерживать их во всех возможных сферах». Если на север Ирака потечет израильское оружие и отправятся военные специалисты, Анкаре придется совсем несладко: турецкие военные и так-то не могут окончательно умиротворить курдов.

И это только приблизительные планы Израиля по противостоянию Турции. Дальше в ход могут быть пущены и другие средства сдерживания эрдогановского похода за справедливостью. Иерусалим обладает известным влиянием и в СМИ, и в финансовой сфере, и в международных отношениях. Не говоря уже о том, что в качестве последнего аргумента он может применить ядерное оружие (которого у него официально «нет»).

Если премьер-министр Турции собирался публично посрамить Израиль «малой кровью», у него это, очевидно, не получится. И дело тут не только в том, что у его оппонентов немало инструментов для адекватного ответа, но и в том, что его визави — Биньямин Нетаниягу — настроен не менее решительно.

По мере раскручивания ситуации по иррациональной спирали взаимных угроз, конфликт, начавшийся как дипломатическое недоразумение, все быстрее эволюционирует в направлении лобового столкновения двух стран. Турецкий и израильский премьеры могут не допустить столь дикого и нелепого финала многолетней дружбы, если одумаются и поступятся хоть частью своей невообразимо раздутой гордости.

Но проблема в том, что не поступятся.

 

Ибо тогда это будут не Эрдоган и не Нетаниягу.

Иван ЯКОВИНА

Источник: http://lenta.ru/articles/2011/09/09/hate/

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня