Демократия западного образца — спектакль для «стада»

Post navigation

Демократия западного образца — спектакль для «стада»

Окончание беседы с Михаилом Леонтьевым. Часть 4

— Кто является бенефициаром нынешней глобальной экономики? Глобальная экономика у нас сугубо американская. Есть, как его называют, «Вашингтонский обком», которому и принадлежит конкретная финансовая власть, контроль над экономикой.

 

Вот была у них страшная драка между Обамой и Маккейном. Казалось бы: старый белый солдат, не знающий слов любви, и молодой, интеллигентный, прогрессивный негр, знающий слова любви… Какое отношение эти два персонажа имеют к тем решениям, которые принимают Бернанке, Гайтнер, Гейтс? Да никакого! Хоть обезьяна из цирка стала бы президентом, все равно Бернанке, Гайтнер и Гейтс как были, таки и остались. И они принимают стратегические судьбоносные решения — они есть власть.

Михаил ЛеонтьевНужно совсем уж ненавидеть американцев, или же быть полным идиотом, чтобы говорить, что Америка — это страна, у которой нет стратегии. Штаты — это великая мировая держава. Да, можно считать, что у них со стратегией сейчас есть определенные трудности. Но думать, что они свою стратегию поставят в зависимость от шоу Маккейн-Обама — это несерьезно. Дескать, победил Маккейн, и они сюда пошли, а победил Обама — они в другую сторону? И вот от того, что кто-то вовремя лучше прокашлялся, нашел лучшую репризу или у кого-то нашли какую-то любовницу, от этого зависит судьба Соединенных Штатов? Это смешно! Конечно же, никто не поставит судьбу великой страны в зависимость от результатов телевизионного шоу под названием «выборы».

Великолепная характеристика современной либеральной публичной демократии: выборы с непредсказуемым результатом, не имеющие никакого значения. Класс! А когда они имели хоть какое-то значение для геополитики? Например, кто голосовал за проамериканский выбор Саркози? Саркози — неоголлист, писавший в свое время огромные статьи о «третьем пути» Франции. На выборах этот вопрос даже не обсуждался. А как пришел к власти — сразу слил весь свой голлизм в атлантическое корыто.

В чем проблема с российскими выборами? В том, что на Западе система публичной демократии развита, технологична и красива. А в России — крива и некрасива. Кое-как, конечно, пытаются, но белые нитки отовсюду торчат, и Сурков везде виден, как он там что-то зашивает. Вот в чем наша проблема. Ребята, чего вы задник показываете?! — шутит политолог. На самом деле вся эта система — тупик.

Продать Родину — купить благополучие. И так век от века…

 

— С Россией другая проблема. Что вообще такое современная либеральная демократия? Это система господства элит, гарантирующая им это господство. Так вот, у западных стран, в отличие от России, никогда не было проблемы систематической измены элит собственной стране. Это подразумевается. Конечно, бывают эксцессы, но в целом их элиты лояльны стране, у них нет патологической идеи предать.

Проблема всех российских смут — это проблема предательства элитой собственной страны. Структура российской государственности сложилась так, что есть Царь, Народ и Элиты. И легитимность Царя и его власти состоит в том, что он «дерет» эти Элиты, обращаясь напрямую к Народу. Элитам это нравится? Конечно же, нет! И как только власть царя слабнет, элиты пытаются совершить «политическую революцию». То есть, обеспечить себе сначала безопасность, а потом безнаказанность.

 

В 1612 году ровно эта задача решалась. Товарищ Шуйский — тогдашний «Ходорковский» — пришел к власти. Казалось бы, задача решена: никакого Грозного нет, можно жить спокойно. Выяснилось, что население-то так не договаривалось. И, как говорил Ключевский, политическая революция превращается в социальную, происходит избиение высших слоев низшими.

И тогда эти элиты обращаются к потенциальному противнику с просьбой гарантировать им безопасность. А теперь они и заранее это делают, потому что опыт накоплен. То есть -предательство. И в 1917 году, и в 1991 происходило ровно то же самое. Да и сталинский режим на такой же схеме построен. В нем произошла закономерная эволюция: возникла и осознала себя номенклатура. Кстати говоря, олицетворением ее стал Хрущев.

Производство элит — это только полдела…

 

— Существует такое явление, как перепроизводство элит. Если посмотреть русскую литературу накануне революции, то мы увидим огромное количество «лишних людей», все эти Пети Трофимовы и так далее… Их производили и разночинцы, и старый привилегированный класс — разорившиеся дворяне. Элиты производились в огромном количестве и не находили себе места в обществе. И как только система дала сбой — они на нее и набросились.

Никто же не скажет, что в 1941 году было перепроизводство элит. Наоборот, никого нигде не хватало, потому что, кроме колоссальной системы производства новых элит, Сталин создал такую же колоссальную систему абсорбирования их.

Хрущев же отключил эту систему абсорбирования. Производство элит осталось, а поглощение — нет. В результате к 90-м годам сложилась ровно та же самая обстановка, что и по началу века. То есть, огромное количество незанятых элит, которые, как только обстоятельства сложились, удушили собственную страну. Вот это и есть Хрущев.

 

О тонкостях терминологии

 

— Я под элитой имею в виду просто верх и низ. Вот все, что всплывает наверх, в данном случае технологически называем элитой. Я в данном случае совершенно не пытаюсь ее оценивать с качественной точки зрения. Вот плавает наверху — значит, элита. Когда мы говорим о современных российских элитах, никакая другая трактовка, в принципе, применяться не может, она непродуктивна никак, — подчеркивает Михаил Леонтьев.

Государственная антисанитария рождает опасных паразитов

 

— Вернемся к временам Хрущева, это начало формирования номенклатуры. У номенклатуры главная задача — сделать так, чтобы ее не «драли», и она начинает себе обеспечивать сначала безопасность, а потом полную безнаказанность и безответственность. В результате в стране возникает «застой». А от застоя в конце концов появляются горбачевы. Знаете, как вот вши заводятся, если долго не мыться, то в обществе, в системе власти, заводятся горбачевы, — шутит эксперт.

— Если долгое время тормозить социальный лифт, к власти приходят люди не преемственные. То есть люди с менталитетом и повадками руководителя животноводческой бригады, которые и страной пытаются точно так же управлять.

«И более того, они до сих пор — если вы посмотрите на этого типчика — то он до сих пор представляет себе страну как животноводческую бригаду. Он ничему не научился и ничего не понял. Даже трудно понять, то ли он предатель, то ли дегенерат. Наверное, это гармоничное сочетание», — возмущается политолог.

История повторяется… и чудеса тоже

 

— Но это, опять же, не первая русская смута. Можно открыть Ключевского и прочитать, что он пишет про 1612 год: это же не страна, там абсолютно все сословия — дворянство, бояре, казаки, крестьяне — уроды. Церковь чем только не занималась! И вот он пишет, что когда разрушились все политические и социальные скрепы, вдруг заработали культурные и религиозные.

Можно взять события уже из нашей новой памяти, вернуться в 1999 год. России как страны вообще ведь не было! Югославская война, дефолт и чеченская капитуляция… В Кремле заседает так называемый «Совет безопасности» — все эти агаповы, березовские и так далее — фактически оккупационная чеченская администрация. Президент — в дымину «работает с документами»… Абсолютное всевластие олигархии: ребята, сидя с бокалом виски в приемной Коржакова, управляют страной. В принципе, у нас сейчас не должно было уже существовать предмета для обсуждения. Поэтому путинский «переворот», который, правда, произошел в рамках той социально-политической модели, которая была — сил не было других — это тоже чудо. Потому что в 1999 году нормальный человек, понимавший, что происходит, не дал бы за страну и десяти копеек.

Сегодня Россия в очередной раз находится в состоянии в точке бифуркации и непонятно, куда пойдет развитие. Потому что ресурс решения прежних проблем сегодня исчерпан.

Или Путин — или революция

 

— Вопрос даже не в том, КТО будет президентом, а КАК. Если предположить, что Медведева дожмут и он уйдет, получится продолжение той же тоскливой тенденции. А если он проиграет, выиграет выборы Путин. Потому что на сегодняшний момент нет других реальных людей, которые могли бы победить на выборах в России. То есть, у страны есть шанс. С другой стороны, Медведев является симулякром путинской политической системы. Отбросим путинскую политическую систему, и система власти просто перестает существовать.

То есть, Медведев — это фомка. Такой Горбачев усовершенствованный короткосрочный. Как клей «Момент»: 15 минут и все — уже не отклеится. Это способ просто вскрыть политическую систему (плохую или хорошую — не важно) и разрушить ее. И дальше туда попытаются вброситься разные люди.

Возвращение В. Путина в новом качестве является шансом провести модернизацию российской власти мягким путем. Иначе Россия пойдет травматичным путем, потому что эта система дальше жить не может. Хотя бы технически: нельзя столько воровать! Тот же «Газпром» — самая крупная воровская организация в истории человечества. Даже Медельинский картель, хоть и гадким делом занимается, но все-таки производство какое-то, — язвит Леонтьев.

Объединение постсоветского пространства неизбежно

 

Напоследок… Исходя из всего этого, Россия обречена на несколько вещей. Россия обречена на изменение политической и экономической модели. Это изменение автоматически приведет, оно просто без этого невозможно, к радикальному изменению отношения России к постсоветскому пространству, оно будет полностью переформатировано. А это, в свою очередь, приведет к тому, что все пророссийские интеграционные процессы, даже те, что сейчас пребывают в «спячке», автоматически и немедленно перейдут в активное состояние. Они просто будут полностью востребованы.

 

«Если у вас магнит в середине, и в нем выключен ток, то все, что этот магнит собирал вокруг себя, все разваливается. Как же это собрать, если все валяется? Ток включить! Вот и все…».

Подготовил Виктор КОВАЛЕНКО

 

Источник: http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=6860

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня