Европейская геополитика сталкивается с землетрясением в Астане

Post navigation

Европейская геополитика сталкивается с землетрясением в Астане

Азиатские региональные державы намерены противостоять военной стратегии США-НАТО и получить контроль над потоками энергоносителей, идущими в Европу и за ее пределы. Ставки вряд ли могут быть выше. Вашингтон в растерянности, сталкиваясь с региональной интеграцией, возглавляемой Россией и Китаем.

 

В среду 15 июня, любым способом, во что бы то ни стало, не отводите взгляда от Астаны, столицы Казахстана. Этот день может стать конечным переломным пунктом в процессе столкновения геополитических тектонических плит в рамках Новой большой игры в Евразии.

 

Астана в среду будет принимать ежегодную встречу Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), состоящей из Китая, России и четырех среднеазиатских «станов» — Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана.

Азиатские региональные державы намерены противостоять военной стратегии США-НАТО и получить контроль над потоками энергоносителей, идущими в Европу и за ее пределы

К тому же ШОС вот-вот примут Индию и Пакистан в качестве полноправных членов — и Афганистан в качестве наблюдателя.

 

Мгновенный перевод: геополитический мат со стороны России-Китая постамериканскому миру. Послание, вкратце, звучит так: «Уважаемый Вашингтон, забудь об участии в азиатских делах». Реакция: вашингтонская элита выбита из колеи и теряет самообладание, огромный успех.

 

Последний шквал действий Вашингтона на шахматной доске был интерпретирован в определенных кругах в Москве и Пекине как согласованные упреждающие действия.

 

Они включали в себя:

— санкционированную ООН «гуманитарную» интервенцию НАТО и Объединенного командования вооруженных сил США в зоне Африки (Africom) в Ливии;

— угрозу «гуманитарной» интервенции в Сирии;

— возрождение навязчивой идеи времен администрации Буша о размещении элементов американской системы противоракетной обороны (ПРО) в Восточной Европе;

— неограниченное расширение НАТО от Северной Африки до Средней Азии (охватывающее эту известную, как называет Пентагон, «дугу нестабильности»)

— не говоря уже о серийных вторжениях — путем беспилотников и целенаправленных убийств — на территорию Пакистана в нарушение его суверенитета.

 

Reset remixed


Разглагольствует ли Вашингтон о «перезагрузке» российско-американских отношений или нет, Москва интерпретировала все эти шаги, как на периферии, так и в центре Евразии, как торпедирующие — всеми необходимыми средствами — роль России как ведущего глобального энергоэкспортера.

 

Стратегия Москвы заключается в том, чтобы усиливать и расширять ШОС как основательный контрудар не только по НАТО, но и по американскому видению структуры среднеазиатской энергетики.

 

Москва и Пекин видят в НАТО то, чем альянс является — по существу, вооруженной европейской рукой Пентагона. Поэтому официальная политика Пекина — это политика «мягкого обратного сдерживания» американского броска в Евразии, а ключевым пехотинцем является «союзник в любые времена» Пакистан.

 

Со своей стороны, Вашингтон, по сути, видит в Индии ключевого чернорабочего в Азиатско-Тихоокеанском регионе, реализующего американскую стратегию китайского сдерживания.

 

Для Москвы, так же как и для Пекина, Средняя Азия, не подверженная ветрам перемен Великой арабской революции 2011 года, подразумевает политически и экономически стабильный Пакистан — даже при том, что Москва по-прежнему находится в отношениях «привилегированного» стратегического партнерства с Дели.

 

Вот куда вписывается критически важная поездка пакистанского президента Асефа Али Зардари в Россию в середине мая.

 

Зардари обсудил с президентом России Дмитрием Медведевым не только вопросы терроризма и наркотрафика, но и подробный газпромовский вариант возможного участия Пакистана в трубопроводном землячестве, давно уже застрявшем проекте трубопровода ТАПИ (Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия) — который, и это всегда надо подчеркивать, являлся ключевым вопросом, поставленным на карту в Афганистане, еще с середины 1990-х годов.

 

Между прочим, российско-пакистанские двусторонние проекты — гораздо более амбициозные, чем американо-пакистанские.

 

Не менее важной была рабочая поездка в преддверии саммита ШОС афганского министра иностранных дел Залмая Расула (Zalmay Rasoul) в прошлом месяце в Пекин — открытое нарушение американского «запрета». Индия вложила в Афганистан более 1,5 миллионов долларов. Однако Китай инвестировал более трех миллиардов, в том числе и в масштабный проект на медном руднике Айнак.

 

Во время последней лекции в Национальном оборонном университете Пакистана посол США Хусейн Хаккани (Husain Haqqani) спросил у аудитории, что для страны опаснее всего — внутренние угрозы, Индия или США? В этом голосовании США «победили» подавляющим большинством голосов.

 

Сравним это с неоконсерваторским взглядом Соединенных Штатов — идентичным взглядам Пентагона, — в соответствии с которым «победа» над талибами в Афганистане означает и ведение воздушной войны против Пакистана.

 

Когда Исламабад смотрит на российско-китайское «наступление очарованием» и сравнивает его с покрытыми большим количеством трещин отношениями с Вашингтоном, не удивительно, что в итоге появляется естественный пенджабский страх перед скрытыми американскими намерениями: решимости балканизировать Пакистан.

Помимо самого Пакистана, другой ключевой жертвой подобного сценария будет Китай, так как в таком случае проект конкурирующего ирано-пакистанского трубопровода, по которому предполагается поставлять топливо для критически важного построенного китайцами порта Гвадар на Аравийском море будет бесспорно похоронен.

 

Для ШОС потенциальная балканизация Пакистана — евразийского перекрестка Юго-Восточной, Средней и Южной Азий (Иран, Афганистан, Пакистан, Индия, Западный Китай) — обернется неизбежным ночным кошмаром.

 

Мы все теперь афганцы

 

Конечно, существует огромная стена недоверия между Нью-Дели и Пекином — которое может быть смягчено и облегчено со временем посредством более тесных контактов внутри группы развивающихся стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка). Но проблема не только в российской политической элите, но и в том, что индийская политическая элита также еще не выработала стратегического видения БРИКС в постамериканском мире.

 

И это при том, что у имперского Вашингтона — несмотря на время от времени случающуюся помощь со стороны осажденной Британии Дэвида Кэмерона и неонаполеоновской Франции Саркози — судя по всему, кончаются идеи по поводу того, как противодействовать реальным стратегическим конкурентам в лице России и Китая.

 

По мере развития событий на местах Москва и Пекин оказались глубоко встревожены натовской войной в Ливии, угрозой интервенции в Сирии, разрешением на репрессии в Бахрейне и навязчивой идеей Вашингтона остаться в Ираке любыми средствами.

 

Но вместо того, чтобы быть направленным на арабский мир, их контрудар был нанесен поближе к дому, в Евразии — «мировом хартленде», сердце мира, согласно концепции (имперского британского) отца геополитики Хальфорда Макиндера (Halford Mackinder, 1861-1947).

 

И сюда же вписывается концепция ШОС по стабильному Афганистану.

 

Долгосрочный план ШОС заключается в том, чтобы увеличить степень стратегической автономности Исламабада с тем, чтобы он стал неподверженным бесконечному американскому давлению/унижению/нарушению суверенитета. А заполучить Пакистан в ШОС — это полноценный и надежный механизм и для Москвы, и для Пекина «принудить» Исламабад подвергнуть точной настройке свою позицию по отношению к Афганистану.

 

И Москва, и Пекин также хотят, чтобы Афганистан, как и Пакистан, стал перекрестком железных дорог, автомобильных путей и трубопроводов в регионе Индийского океана и Евразии. Это объясняет, почему Пекин использует привилегированную ось Китай-Пакистан для «обольщения» Кабула, и в рамках ШОС вкладывает срежства во «всепогодные» стратегические партнерства по всей шахматной доске.

 

Москва также посчитала ШОС очень полезным инструментом. Чего Вашингтон всегда хотел от Средней Азии, так это фактически безграничного потока газа из Туркмении для Западной Европы — посредством также вечно омрачаемого какими-то проблемами газопровода Nabucco — и тем самым урезать влияние Газпрома на европейскую энергетическую отрасль.

 

По мере того, как ТАПИ становится все более жизнеспособным при помощи Газпрома, Москва сможет «вознаградить» Пакистан транзитными правами, а Индии дать столь нужный ей газ. И самое важное, туркменский газ не будет конкурировать с российским на европейском рынке.

 

Газовое месторождение Южный Йолотан в Туркмении — площадью в 3,5 тысячи квадратных километров — является вторым по величине в мире. Это означает газ, газ и еще раз газ для Китая, Индии и Пакистана — вплоть до 23-го века. А Туркмения сможет еще и экспортировать то, что останется.

 

Так что добро пожаловать в хваленый «энергетический клуб ШОС». И победителем становится, в очередной раз, бывший российский президент Владимир Путин, который выступил с этой идеей еще в 2005 году.

 

Если ШОС сыграет во всем этом процессе важную роль — а большое «если» все еще актуально — то это станет мощным местным фактором в отношении Сети азиатской энергобезопасности (Asian Energy Security Grid), концепции паназийской интеграции, о которой мне с начала 2000-х годов рассказывали энергетические эксперты.

 

Все на борт нового Шелкового пути

 

Пекин ясно обозначил Афаганистан-Пакистан — после санкционированного Обамой наращивания военных сил — как опасную региональную войну. Пекину пришлось действовать не только на геополитической арене, но и из-за того, что на карту была поставлена его экономика.

 

Китайско-пакистанская ось, приближающаяся к Пакистану, представляет собой важную главу в истории о широко обсуждаемой идее возрождения Шелкового пути — масштабные китайские инвестиции в дорожную сеть, трубопроводы и электросети.

 

Все те, кто путешествовал в данном районе, дивились на Ваханский коридор, который связывает северо-восток Афганистана с Западным Китаем. Легендарный Кашгар находится всего в нескольких часах езды от Вахана.

 

При всем своем обычно скверном отношении к уйгурам, Пекин инвестирует десятки миллиардов долларов в превращение своей удаленной западной части в особую экономическую зону (ОЭЗ), направленную на Среднюю и Южную Азию. Кашгар оказывается повторно примешан к славе бывшего Шелкового пути, теперь как ключевой перекресток дорог в Пакистан (через Каракорумское шоссе), Афганистан и Среднюю Азию.

 

Нет никакого способа, каким основанная на войне с терроризмом доктрина Пентагона доминирования по всему спектру (Full Spectrum Dominance doctrine) может тягаться с этим комплексным видением.

 

Глядя на шахматную доску, понимаешь, что именно это решил для себя ШОС. Вашингтон не стабилизирует Афганистан; у ШОС лучшая позиция. Ни один из региональных игроков не хочет вечных военных баз США в Афганистане — чего, как гласит доктрина доминирования по всему спектру, страстно желает Пентагон.

 

Москва уверена, что Вашингтон не остановится ни перед чем, чтобы соблазнить среднеазиатские «станы» и убедить их направить свои энергоресурсы в обход российской трубопроводной системы.

 

И скорее рано, чем поздно, НАТО может монополизировать услуги по поддержанию «безопасности» трубопроводов, которые в конечном итоге идут в обход России (это всегда было мечтой администрации Буша).

 

Ян Сютон (Yan Xuetong), директор Института международных исследований в Университете Цинхуа, не мог сказать более точно: «Цель создания ШОС — бросить вызов американским стратегическим планам и намерениям расширения своего военного влияния на Среднюю Азию».

 

Посредством ШОС Пекин и Москва готовы развеять миф о НАТО как о «зонтике безопасности» в Евразии. В то же самое время Китай гармонично сливается с Индией в своих желаниях стабилизировать ситуацию и в Афганистане, и в Пакистане, и тем самым опровергнуть миф об основанной на идее войны с терроризмом американской стратегии «Великой Средней Азии».

 

Сейчас мяч в игре — и какой мяч (!) — где-то над рекой Потомак.

Пепе ЭСКОБАР (Pepe Escobar)
«Al Jazeera», Арабская пресса

СПРАВКА:

Пепе Эскобар (Pepe Escobar) — корреспондент, пишущий для Asia Times.

Его последняя книга — «Обама делает Глобалистан» (Obama Does Globalistan, издательство Nimble Books, 2009).

 

Источник: http://inosmi.ru/india/20110615/170689543.html

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня