Журнал «Татарстан»: Кырым Безнеке!

Post navigation

Журнал «Татарстан»: Кырым Безнеке!

Крымом Россия прирастила свою территорию на какие-то полторы промилле, однако нашу жизнь этот кусочек суши, как показал прошедший год, изменил довольно круто. Но сначала полуострову следовало указать «путь на Родину» — по возможности безопасный. И Татарстан, благодаря давним связям с коренным населением Крыма, предсказуемо оказался на передовой.

 

Искандер Ахмедов, в 2014 году консультант Постоянного представительства Татарстана в Республике КрымНам не все равно

 

Наверное, ни Москва, которой «достался» Севастополь, ни Питер (Симферопольский район), ни прочие субъекты РФ — «шефы» крымских городов и районов не станут оспаривать тот факт, что год назад Татарстан получил самый болезненный и потенциально взрывоопасный участок работы по возвращению полуострова в Россию.

 

Потому что в марте прошлого года большинство крымских татар, по экспертным оценкам, не горели желанием очутиться в стране-правопреемнице СССР (справедливости ради отметим, что есть крымскотатарские организации, которые на протяжении многих лет выступали за интеграцию с Россией, например «Милли Фирка»).

 

Искандер Ахмедов, в 2014 году работавший консультантом в Постоянном представительстве Татарстана в Республике Крым (было образовано в конце марта 2014 года), объясняет почему:

 

«С одной стороны, рана, нанесенная сталинской депортацией, еще относительно свежа, поэтому и память о ней сильна. С другой — крымским татарам пытались внушить, что в России ничего не изменилось и поэтому там возможно чуть ли не повторение тех трагических событий».

 

Именно эту задачу — переломить стереотип и объяснить крымским татарам, что после марта 2014 года их национальное самочувствие не пострадает, — федеральный центр возложил на власти Татарстана. Это было сделано вроде бы по формальному признаку родства: кто-то должен был разговаривать с крымскими татарами на их языке в прямом смысле этого слова. Формальному — потому что, надо признать, культурные и иные связи двух родственных тюркских народов за 23 года проживания в разных квартирах начали ослабевать. В то же время выяснилось, что волжский родственник живет значительно лучше, и грех было не показать, как именно. Но об этом чуть позже.

 

Когда в феврале 2014 года в Крыму заговорили о референдуме, формальный и неформальный лидеры Меджлиса Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев призвали жителей полуострова бойкотировать его. А некоторые горячие головы и вовсе требовали сопротивления «вежливым людям».

 

В этой ситуации 1 марта Президент РТ Рустам Минниханов обратился к крымским татарам в прямом эфире телеканала «Россия 1»:

 

«Мы серьезно обеспокоены процессами, которые происходят на Украине, особенно в Киеве. Конечно же, очень нас беспокоит, что майдан перейдет в Крым. Потому что ничего хорошего от этого ждать не надо. И мы беспокоимся за наших братьев — крымских татар. (Далее — на татарском языке.)

 

Я искренне прошу вас в эти непростые для Украины дни сохранять в Крыму спокойствие и стабильность, дружбу между всеми народами. Русские, украинцы и крымские татары должны быть вместе, и в этом случае Россия будет вместе с вами. Казанские татары в эти трудные дни с вами. И все, что там происходит, нас очень сильно беспокоит. Мы надеемся, что все завершится благополучно».

 

Незадолго до этого в Крым вылетела парламентская делегация в составе четырех депутатов Госсовета Татарстана. Они встретились с коллегами из Верховной рады Крыма и передали им обращение Госсовета РТ к народам полуострова с призывом отказаться от радикальных способов решения конфликтов. Тогда же в Крыму побывали председатель исполкома Всемирного конгресса татар (ВКТ) Ринат Закиров и делегация Духовного управления мусульман (ДУМ) РТ во главе с муфтием РТ Камилем хазратом Самигуллиным. А в течение года в Крыму побывали руководители министерств и ведомств Татарстана, деятели культуры, представители тех же ВКТ и ДУМ РТ, бизнесмены. Руководитель Аппарата Президента РТ Асгат Сафаров выезжал в Крым около 20 раз, в постоянном режиме консультируясь с представителями крымской власти и крымскотатарского национального движения.

 

Конечно, все усилия Татарстана, и в первую очередь челночная дипломатия Президента РТ, пошли бы насмарку, если бы это не сопровождались подчеркнутым вниманием к запросам крымских татар со стороны федерального центра. Собственно, это были взаимозависимые процессы.

 

Напомним, глава республики выезжал в Крым для встреч с местными руководителями и представителями общественных организаций трижды в марте (5, 11 и 29-го) и один раз в апреле (6-го) прошлого года.

 

По итогам первых трех поездок он встретился в Москве с Владимиром Путиным, доведя до его сведения «несколько злободневных вещей». В том числе — предложения приравнять крымских татар к репрессированным народам в действующем Законе РФ «О реабилитации репрессированных народов», узаконить поселения крымских татар и поддержать их инфраструктурно.

 

Уже 21 апреля 2014 года Президент РФ подписал указ «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымскотатарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития», в котором поручил в том числе обеспечить защиту прав крымскотатарского народа при оформлении недвижимости и «предусмотреть меры, направленные на национально-культурное и духовное возрождение» крымскотатарского народа при разработке федеральной целевой программы социально-экономического развития Крыма и Севастополя до 2020 года.

 

По словам Искандера Ахмедова, вопрос узаконивания земельных владений крымских татар сейчас решается интенсивно, хотя и деликатно, поскольку затрагивает интересы многих субъектов. Кроме того, вскоре крымские татары получили ключевые посты прак¬тически во всех министерствах и ведомствах Крыма, а в Госкомнаце — пост руководителя (Заур Смирнов).

Промежуточным итогом всех этих усилий стало то, что крымские татары выбрали Россию — в середине марта этого года глава Республики Крым Сергей Аксенов сообщил, что 97-98 процентов от их общей численности получили российские паспорта.

 

Россия, призвав Татарстан к посредничеству, показала, что она, в отличие от западного соседа, предпочитает не давить, а договариваться. А республика усилила свои позиции во внутреннем политическом процессе и заодно получила моральное удовлетворение от того, что стране неожиданно пригодился федерализм, за который она долгие годы боролась практически в одиночку.

 

Во всяком случае, норма об обязательном двуязычии высшего должностного лица Татарстана там, в Крыму, очень пригодилась.

 

Братья по-разному

 

Однако не меньшим (если не большим), чем переговоры и договоры, аргументом в пользу российского выбора стал сам Татарстан, который гости из Крыма увидели собственными глазами. Получилось так, что за два десятка лет российские татары (в широком смысле, конечно, то есть весь народ республики) отстроили столицу, провели Универсиаду и запустили современные производства, а украинские — застряли в 80-х годах прошлого века (так говорят сами крымчане). Развитая инфраструктура на полуострове присутствует лишь на узкой полосе туристического южного берега.

 

«Этот контраст вызывал сильный шок, — рассказывает Искандер Ахмедов. — Я наблюдал реакцию крымчан здесь, в Казани, когда мы сопровождали делегации. Они были в восторге от Татарстана, реально ходили и всплескивали руками. Все без исключения. Некоторые говорили, что хотят здесь жить. Они не ожидали увидеть здесь все это — рядом стоящие мечеть и церковь, таблички с названиями улиц на двух языках, современную инфраструктуру, великолепно отстроенный город. Они слышали об этом, но думали, что это пропаганда. И ведь это не только Казань, они и в Болгаре, и в Свияжске побывали, и в районах».

 

Что именно, кроме городских и сельских видов, показывали гостям из Крыма? Инновационные площадки, технопарки, промышленные предприятия и социально-культурные и спортивные объекты. Конечно, нельзя успешность сводить к выставке достижений народного хозяйства — крымские татары такого отношения не поняли бы, пожалуй. Впрочем, они и сами увидели и услышали, что нематериальная культура тоже на уровне: на улицах и в телевизоре по-татарски разговаривают, язык титульной национальности изучают в вузах, школах и даже детсадах, театры работают, азаны звучат…

 

В районе 140 миллионов

 

Татарстан, как известно, получил от Минрегиона РФ и территориальную зону ответственности в Крыму — Бахчисарайский район, известный прежде всего своими архитектурными памятниками времен Крымского ханства. Крымские татары, к слову, составляют в нем чуть больше одной пятой части населения.

 

Практическая помощь району, по установке руководства РТ, должна поднять его до уровня развитого татарстанского района. Видимо, поэтому она так разнообразна и многопланова. Это и прямая материальная поддержка в виде финансирования ремонтных работ в школах и в Ханском дворце, безвозмездной передачи автотранспорта и оргтехники, бурения водных скважин в селах района и т.д.

 

Это и социально-экономические проекты — подготовка генерального плана района и генпланов сельских поселений, создание индустриального парка и научного центра — филиала Института истории АН РТ, проектирование детских садов и школ, капитального ремонта жилья. Это и помощь по линиям министерств и ведомств.

 

Так, Министерство образования и науки РТ провело обучение работников образования Бахчисарайского района для работы по российским стандартам, Министерство лес¬ного хозяйства РТ передало бахчисарайцам сеянцы и саженцы разных пород для озеленения местных сел, а Минэкономики РТ привозило в Крым делегацию десятка предпринимателей для оценки перспективности вложений в регион.

 

Есть и проекты, относящиеся скорее к сотрудничеству: стройотряд из Бахчисарайского района, работавший прошлым летом в Татарстане, или первый крымскотатарский мультфильм, созданный при поддержке татарстанских мультипликаторов.

 

В середине ноября прошлого года в Казанском кремле было подписано соглашение между Татарстаном и Крымом о торгово-экономическом, научно-техническом, социальном и культурном сотрудничестве. Уже разработана «дорожная карта» по оказанию помощи Бахчисарайскому району в 2015 году, сейчас она находится на утверждении в правительстве Татарстана.

 

По последним данным, размер материальной помощи Татарстана Крыму составил более 140 млн рублей. Из них 65 млн рублей обеспечила акция «В поддержку жителей Крыма», в которой участвовали в том числе крупные компании республики.

 

Искандер Ахмедов, в 2014 году консультант Постоянного представительства Татарстана в Республике Крым:

 

Конечно, любой идеализации следует избегать, но нельзя не признать, что крымскотатарский народ — это коллективный герой и пассионарий. Потеряв в свое время все и оказавшись перед реальной угрозой исчезновения, крымские татары вернулись на родину, обустроили свою жизнь, фактически начав ее с нуля. Кстати, уже не первый раз.

 

Сейчас перед ними стоят другие задачи — строительство своего дома и его укрепление. И в этом большие перемены, случившиеся в Крыму, в общем-то, могут помочь: Россия (в том числе при поддержке и посредничестве Татарстана) за первые шесть месяцев уже дала им то, чего другое государство не дало за 23 года.

 

В эти полгода были и провокации, и попытки столкнуть людей разных национальностей в самом жестком виде. И именно благодаря Татарстану удалось избежать худшего сценария развития событий. В ходе встреч с представителями разных сторон, переговоров, обмена делегациями до крымчан удалось донести позицию, что в России представители коренных народов живут достаточно комфортно и им предоставлены все условия для развития.

 

Сегодня в среде крымских татар все больше распространяется понимание, что ничего ужасного в России нет, что это нормальная современная страна. А Татарстан, помогая Крыму, Бахчисарайскому району, крымским татарам, вышел за рамки небольшой республики, раскрылся с новой силой. Я бы сказал, что он проявил себя как большая корпорация.

 

Рафил Нугуманов, заместитель председателя Комитета Госсовета РТ по законности и правопорядку:

 

Я был в составе делегации Госсовета РТ, посещавшей Крым в конце февраля — начале марта 2014 года. Тогда, как вы помните, начались волнения в Крыму, связанные с нежеланием людей оставаться в составе Украины после произошедшего в Киеве переворота. Дошло до локальных столкновений между сторонниками и противниками самоопределения Крыма. В такой ситуации недалеко уже было и до кровопролития. И Госсовет РТ принял обращение к народам Крыма с призывом отказаться от радикальных способов решения конфликта и отправил нас, четырех депутатов, в Крым. Именно с целью способствовать недопущению кровопролития (а не агитировать «за Россию»).

 

В Крыму мы ездили по городам, общались с простыми людьми, представителями общественных организаций, власти. Вместе с российскими сенаторами и депутатами Госдумы РФ попытались встретиться с председателем Меджлиса Рефатом Чубаровым.

 

Тот сначала почему-то категорически отказался, но после того как мы переговорили с руководителями других крымскотатарских общественных организаций, он, поняв, что за его спиной происходит обсуждение будущего крымских татар, сам позвонил и предложил встретиться «на нейтральной территории».

 

Мы встретились и донесли до него свою позицию. Сказали, что в случае вооруженного противостояния можно просто потерять народ, во всяком случае, его мужскую часть. Да и гражданское население во время войн страдает. Думаю, эти доводы все-таки подействовали. Не на Чубарова, конечно, — на простой народ. И поэтому основная масса крымских татар в итоге отнеслась к возвращению в Россию положительно.

 

Источник: http://tatmedia.ru

 

Похожие материалы: