Закат Меджлиса

Post navigation

Закат Меджлиса

Как-то с самого начала было понятно: отношения между Меджлисом и новой российской властью на полуострове Крым не заладятся, не будет даже минимального компромисса.

 

С самого начала было понятно: отношения между Меджлисом и новой российской властью на полуострове Крым не заладятсяВсё дело не в национальности, не в том, что данная организация не имеет юридической основы, и даже не в том, что крымская сторона изначально занимала конфронтационную позицию к России.

 

Всё дело в том, что, как бы странно это не звучало, крымский Меджлис, который по идее должен защищать интересы крымскотатарского народа, никогда не был заинтересован в благополучии и процветании этого народа.

Мы не будем вдаваться в историческую дискуссию, чтобы опровергнуть или подтвердить факт того, что татары являются действительно коренным населением Крыма. Копий по этому поводу сломано немало, а научных трудов с обилием исторических фактов написано столько, что, ознакомившись с ними, можно усомниться в самом существовании полуострова Крым.

 

Между тем, полуостров есть, и на его территории живут люди — в том числе и крымские татары. Речь идёт о событиях современности, поэтому достаточно будет вспомнить, как этот депортированный однажды народ возвращался в Крым.

Схема была следующая: правительство СССР создало комиссию Совета Министров СССР, куда входили представители Совета Министров СССР, Совета Министров РСФСР, Украинской ССР, Узбекской ССР, Таджикской ССР, Казахской ССР, Крымского областного Совета народных депутатов, народных депутатов СССР, а также крымско-татарского народа, были определены источники финансирования, была разработана программа, в соответствии с которой всем, кто пожелал вернуться на свою историческую родину, предоставлялся бесплатный проезд и ряд льгот по приезду на конечную остановку. Каких именно — в разное время зависело от тех, кто находился у власти. Пожалуй, наиболее «жирной» льготой можно назвать предоставление земельного участка в обязательном порядке.

Худо, бедно, со скрипом и визгом, но процесс пошёл, татары начали возвращаться в Крым. Потом развалился СССР, однако крымские татары, уже являясь гражданами Украины, продолжали пользоваться правительственными льготами, щедро выделяемыми обычно накануне очередных выборов. Иными словами, крымских татар использовали, естественно — не без кураторства руководства Меджлиса.

Сия организация является ровесником украинском независимости — Меджлис основан в 1991 году. Основан настолько всерьёз и надолго, что за всю историю своего существования не был зарегистрирован в Министерстве юстиции — сначала Украины, после — России. Это, в свою очередь, позволило нынешнему главе Крыма Сергею Аксёнову поставить под сомнение легитимность существования данной организации в рамках закона.

И если бы это был единственный косяк Мустафа Джемилева, — а именно он руководил Меджлисом со дня его основания…

Несмотря на заявление о том, что современная Украина не имеет никакого отношения к депортации татар, тем более — её граждане, а также то, что депортированными из Крыма по распоряжению Сталина оказались представители других национальностей, схема льгот в отношении исключительно крымских татар продолжала работать вплоть до настоящего времени.

 

Периодически возникали внутренние конфликты: правильно ли всё было распределено или нет, кого можно считать достойным, а кто — проходимец, воспользовавшийся ситуацией. Важно другое — сознательно или нет, Мустафа Джемилев сумел вложить в головы своих соплеменников следующий тезис: крымские татары — угнетённый (хоть не порабощённый народ) и обездоленный народ, а значит особенный! В связи с чем этому народу должны и обязаны. Кто должен (скорее всего — все), сколько (желательно — всё), чем обязан (предпочтительнее — всем) — неважно, главное, что на полуострове появился народ, открыто пользующийся особым, привилегированным положением.

Мало того, руководство Меджлиса добилось поддержки международными организациями — в том числе, и финансово. И вот теперь становится понятно, почему Мустафа Джемилев не был заинтересован в благополучии и процветании своего народа: кто ж Меджлису выделил хотя бы цент, если всё благополучно и всё процветает?

В итоге идеологические усилия Джемилева привели к действительно парадоксальному явлению. В Крыму и поныне можно встретить, например, успешного бизнесмена крымскотатарского происхождения, потомка депортированных родителей, обеспеченного по полной программе с не менее обеспеченной роднёй, и при этом стоящего в очереди на льготное жильё. Ведь ему же все должны! Ведь он же угнетённый и обездоленный всеми сразу! У него и зачатка мысли не может появиться относительно того, что в жилье, на которое он претендует, и прочих лакомствах, кто-то нуждается больше, чем он! И точно также думают его дети и внуки, эти «угнетённость» и «обездоленность» передавались из поколения в поколение, начиная с того самого момента, когда было принято решение о возвращении крымских татар в Крым.

Украинская власть терпела выходки Джемилева не только из-за электората, готового проголосовать в определённое время за кого нужно. Практически все, кто стоял у власти страны, демонстрировали приверженность к основам демократии и общечеловеческим ценностям (иначе Запад не давал кредитов).

 

В таком положении, едва назревал конфликт из-за выделения земли под мечеть высотой в девять этажей со стоимостью за квадратный метр сравнимой с московской, или по каким-либо другим причинам, Мустафа Джемилев, имевший какой-никакой вес на международной арене, поднимал вой на тему ущемления прав нацменьшинства, проявления диктатуры — и т.д. и т.п. Киеву приходилось идти ему навстречу, чтобы не потерять лицо, в результате чего Меджлис превратился в нечто липкое, дурно пахнущее, от чего хочется отделаться любым доступным способом. Но метод срабатывал безотказно.

А потом Крым стал российским.

Ни Джемилев, ни Рефат Чубаров, формально являющийся руководителем Меджлиса на сегодняшний день, не пожелали искать контакта с новой властью по вполне понятным причинам: во-первых, им нужно было сохранять те самые «угнетённость» и «обездоленность» (таким больше дают), а во-вторых, они по-прежнему рассчитывали на международную поддержку, вот, прямо сейчас из Евросоюза, из ЕСПЧ прилетит добрый волшебник и накажет злого Путина.

Волшебник так и не прилетел. Всё-таки, правительство Украины и правительство РФ это, мягко говоря, две очень сильно разные величины.

При этом Джемилев и Чубаров ничем особо не рисковали. Джемилев давно уже является народным депутатом Верховной Рады Украины в списке «Батькивщины», не стоит беспокоиться и за Чубарова, однако их активная антироссийская позиция привела к тому, что обеим российские власти запретили въезд на территорию РФ, в том числе и Крыма. Это можно считать началом конца Меджлиса.

Добивался ли именно этого Мустафа Джемилев — неизвестно. К изгнанию ему не привыкать, — с таким-то впечатляющим опытом диссидентства, тем более изгнание это протекает в кресле нардепа. Он по-прежнему клеймит Россию, сочиняя сказки для СМИ о плачевном и трагичном положении своих земляков в Крыму.

 

Сомнительно, чтобы его продолжат приглашать куда-нибудь даже в качестве свадебного генерала в ближайшем будущем, скорее всего, на этом посту его сменит Чубаров, как сменил когда-то на посту главы Меджлиса. Да и не слишком-то их судьба и интересна.

Интересно другое.

Найдётся ли кто-либо, кто выведет крымско-татарский народ из тех самых дебрей «обездоленности» и «угнетённости», куда его загнал Мустафа Джемилев? А может, этот народ уже не нужно никуда загонять и выводить? Может, он сам справится, этот народ, безо всяких меджлисов?

 

Тем более, что понятия «крымско-татарский народ» и «Меджлис» в Крыму у других народов давно уже перестали ассоциироваться как что-то общее. И потом, обходятся же как-то другие народы землячествами и национальными общинами, безо всяких истерик, попрошайничества и соплежуйства в международном масштабе…

Предсказать сейчас дальнейшую судьбу крымского Меджлиса — именно в том формате, в котором он находился на протяжении двадцати с лишним лет — очень сложно. Сейчас эта организация, потеряв своего «хозяина», переживает не лучшие времена. Вполне возможно, Меджлису даже на пользу то, что «хозяин» ушёл.

 

В одном можно быть уверенным: прежним Меджлис уже не будет. Как и не будет в нём Мустафы Джемилева.

Иван Карогодин

http://anna-news.info

 

Дополнительные материалы по теме:

 

Как решить крымский вопрос в России

 

Три проекта, которые могут взорвать Крым. Проект второй: Реанимация Меджлиса

 

Три проекта, которые могут взорвать Крым. Проект третий: Крым без крымских татар

 

Зачем России траурный митинг крымских татар?

 

 

Закат меджлиса

Будни полуострова

Накануне предстоящих выборов 31 октября «партия власти» нашла замену Джемилеву и Ко. «Политическое обрезание» возложили на аграрный сектор.

Крымские страшилки

Так называемый меджлис крымскотатарского народа (организация, до сих пор не имеющая никакого юридического статуса, но позиционирующая себя как некий единый и неделимый представительский орган крымских татар) все девятнадцать лет независимости оставался одной из самых колючих заноз в молодом теле украинской государственности.

При попустительстве, а иногда и прямом посредничестве властей, Джемилев и Ко превратили национальную идею крымских татар в средство личного обогащения. Захватывая наиболее ценные куски крымской земли под предлогом того, что многие татарские семьи до сих пор не имеют наделов, они после узаконивания захваченных участков сбывали их различным коммерческим структурам под заправки и магазины, а затем организовывали новые самозахваты. Деньги, как говорится, делали прямо из благодатного крымского воздуха.

Этот земельный беспредел долго и тщетно пытались остановить. Но все переговоры заканчивались уступками со стороны власти, потому что в рукаве у руководства меджлиса всегда был припрятан козырный туз — угроза в случае чего вывести людей на улицы и дестабилизировать ситуацию в Крыму. Поводом мог послужить ежегодный многотысячный траурный митинг на площади имени Ленина в Симферополе, посвященный Дню депортации 18 мая.

У всех бывших украинских президентов, естественно, сразу же начинали дрожать коленки. Тут тебе и призрак Косово, и пресловутая линия разлома между христианской и мусульманской цивилизациями, и много еще бог знает каких геополитических страшилок. Поневоле свои президентские армани замараешь.

Однако члены меджлиса могли творить беспредел лишь до тех пор, пока в среде крымских татар не появится независимая от них политическая организация, способная соперничать с меджлисом по популярности. Спустя девятнадцать лет такая, похоже, нашлась.

Конкурирующая фирма

Все произошло вполне предсказуемо. В Крыму действительно стали появляться различные оппозиционные меджлису крымскотатарские общественно-политические организации, на одну из которых власть, в конце концов, и решила сделать ставку.

Речь идет о крымскотатарской общественной организации Милли Фирка. Впервые в полный голос она заявила о себе в период грузино-осетинского конфликта. Тогда ее лидер Васви Абдураимов направил обращение руководству России с призывом «защитить коренной и другие малочисленные этносы Крыма от непрекращающегося геноцида со стороны националистически настроенных официальных властей Украины», что вызвало в Крыму эффект разорвавшейся бомбы.

Во время своей последней поездки на полуостров Виктор Янукович провел совещание по вопросам стратегического развития полуострова, на которое, помимо меджлисовцев, пригласил и их главных недругов из Милли Фирка. Джемилев и Ко встречу с президентом проигнорировали, что, безусловно, было ошибкой.

Буквально на днях в Симферополе между Милли Фирка и имеющей давние отношения с Партией регионов крымской организацией Украинской сельской демократической партии было подписано соглашение «О партнерстве и совместном участии в местных выборах» 31 октября.

По словам Васви Абдураимова, более 80 процентов крымских татар — жители сел и пригородов, выживающие сегодня благодаря работе на земле. Вполне вероятно, что, используя административный ресурс, Милли Фирка может заручиться их поддержкой и на предстоящих выборах…

Однако если нынешняя власть всерьез решила ограничить в Крыму влияние меджлиса, то ей предстоит и переформатировать организацию мероприятий 18 мая. Для участия в уже упомянутом траурном митинге в Симферополе, который меджлис превратил в средство демонстрации своей силы, руководство автономии организовывает доставку людей на автобусах практически со всех регионов Крыма. Кульминацией мероприятия является выступление Джемилева. Таким образом власть сама лепит из Мустафы-ага «отца нации», которым он давным-давно не является. Другое дело, если бы 18 мая траурные мероприятия проходили на местах. Тогда всем необязательно было бы съезжаться в крымскую столицу, жизнь которой в этот день оказывается практически парализованной. В конце концов, скорбеть можно, находясь в любой точке земного шара.

rg.kiev.ua

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня