Зачем полякам Крым?

Post navigation

Зачем полякам Крым?

На днях в Киеве был согласован проект Программы стратегического партнерства между Украиной и Польшей на 2013-2015 годы. Традиционно большое внимание было уделено взаимодействию в вопросах европейской интеграции. Надо полагать, что и по линии общественных организаций польская помощь станет заметней, учитывая её востребованность там, где возникают определённые сложности, как, например, в Крыму.

Памятник татарскому воину «Татарин Речи Посполитой»В начале текущего года польская организация «Борющаяся солидарность» направила обращение украинскому руководству с просьбой запретить деятельность «русских военизированных формирований и экстремистских организаций» в Крыму.

 

Бывших польских антисоветчиков, а ныне правозащитников возмутили резонансные события декабря минувшего года, затронувшие крымскотатарское сообщество и невольно спровоцировавшие напряжённость на межнациональной почве.

«Борющаяся солидарность» начала сбор подписей польской общественности в поддержку своей инициативы. Организаторы заявили, что под обращением поставили подписи более 250 известных польских и зарубежных правозащитников, среди которых — бывший президент Польши Лех Валенса, экс-министр внутренних дел страны Ядвига Хмеловска, политолог Ежи Дарский, председатель Союза польских татар Селим Хазбиевич, так называемый посол Чеченской Республики Ичкерия во Франции Муса Таипов и другие.

 

Акция проходит под лозунгом «Нет провокациям в Крыму! Не допустим повторения кровавой трагедии Косова!».

18 января в Варшаве состоялась пресс-конференция по защите прав крымских татар. В ней принял участие Пётр Хлебович, уже упоминавшаяся Ядвига Хмеловска и руководитель отдела внешних связей крымско-татарского меджлиса Али Хамзин. На пресс-конференции было заявлено о намерении создать в Польше «Крымскую платформу» — общественную организацию, которая станет постоянной площадкой для обсуждения крымскотатарской проблемы.

В очередной раз польские активисты напомнили о себе в связи с фактом нападения на председателя ревизионной комиссии Курултая (Национального Съезда) крымскотатарского народа Куртсеита Абдуллаева, предрекая «дальнейшие провокации русских против крымских татар»..

Польская тяга к Крыму неотделима от взаимоотношений Польши с Украиной, с США и ЕС.

Она становится понятной именно в контексте интересов США к Причерноморскому региону. В 2008-2009 гг. американская сторона муссировала вопрос открытия своего дипломатического «поста присутствия» в Крыму. Возможно, не последнюю роль в свёртывании этой инициативы сыграло несвоевременное желание тогдашнего посла США в Украине Уильяма Тейлора объяснить, что «пост присутствия» будет заниматься не выдачей виз, а выполнять информационные функции. В то время инициатива США воспринималась в крымском политикуме не иначе как попытка создать на полуострове центр пропаганды евроатлантического курса Виктора Ющенко.

Через два года и без существенного информационного резонанса было открыто Генеральное консульство Республики Польша в Севастополе, а затем и пункта по оформлению виз в Симферополе. При этом Польша стала вторым государством после России, чьё консульство в Крыму получило статус генерального! Но если интересы России в Крыму это оправдывают, то чем полуостров заслужил такое внимание Польши? Флот она здесь не держит, диаспора сравнительно малочисленна, туристические и торговые связи тоже не настолько значительны, чтобы оправдывать создание на полуострове генерального консульства. Даже Турция и Греция, имеющие с Крымом гораздо более глубокие и тесные связи, открыли на полуострове лишь почётные консульства.

Польское консульство демонстрирует заметную активность в общественной и культурной жизни Севастополя и Крымской автономии. Крымчане весьма часто обращаются в генконсульство, в первую очередь — по вопросу получения шенгенских виз. За свой почти двухлетний срок работы консульство выдало 8002 визы, а отказало в их получении лишь 215 гражданам.

Польша, являясь надёжным внешнеполитическим союзником США в регионе Центральной и Восточной Европы, не упрекает Америку в политическом диктате, в отличие от той же Турции. Поэтому Вашингтону выгодно использовать Польшу для реализации своей политики на конкретном региональном направлении. Наращивание позиций США в Крыму под польской вывеской наверняка не вызовет резких антиамериканских настроений у крымской общественности и политической элиты. Польша как-никак соседка Украины, а не заокеанская сверхдержава. Как минимум два преимущества.

Есть у Вашингтона ещё один интерес в переориентации активности Польши на крымское направление. Двигающаяся в ЕС и одновременно дистанцирующаяся от России Украина выгодна Вашингтону. Интенсивное влияние Польши в Галиции и на Волыни может вызвать противодействие Киева, сбить его с евроинтеграционного пути. В таких условиях польская активность в Крыму позволяет снизить мощность её напора на Западную Украину. К тому же в Польше наверняка прониклись соблазном ослабить влияние ненавистной ей России в пока ещё ментально русском Крыму.

В деятельности польских общественных организаций и НПО в Крыму ярко обнаруживается один приоритет — сотрудничество с крымскотатарским меджлисом и дискредитация русского движения. Второе, в частности, обусловлено тем фактом, что меджлис является системным оппонентом русского движения Крыма, выступая категорически против интеграции с Россией и предоставления русскому языку статуса второго государственного, ратуя за немедленный вывод Черноморского флота России из Севастополя и изменение статуса Крыма в пользу национальной крымско-татарской автономии.

Внимание предвзятых польских общественников, в том числе представителей «Борющейся солидарности», акцентировано на патриотических, памятных и правозащитных акциях русских и левых организаций в Крыму.

 

Преследуются цели: выставить русских априори виноватыми в случаях возникновения конфликтных ситуаций с крымскими татарами, стереть русский образ Крыма в сознании крымчан, сформировать негативный образ крымского русского движения.

Самое опасное, очевидно, заключается в том, что таким путём идёт сталкивание двух народов лбами на основании противоречий между отдельными прорусскими и крымско-татарскими общественно-политическими структурами.

Связи меджлиса с Польшей сложились давно, не в последнюю очередь благодаря заметной крымско-татарской диаспоре. Как отмечал украинский политолог Константин Бондаренко, комментируя бурную реакцию польской «Борющейся солидарности» на события декабря прошлого года в Крыму, «в данном случае обеспокоенность поляков вызвана тем, что они давние партнеры Меджлиса».

Стоит ли удивляться, что лидеров меджлиса принимают в Польше на высоком уровне, уделяя большое внимание крымско-татарской теме. Например, в 2010 году в Гданьске проходила научно-практическая конференция под названием «Татары в истории Польши», на которой присутствовали и были награждены медалями татарского воина «Звезда ориента» лидер меджлиса Мустафа Джемилёв и его первый заместитель Рефат Чубаров. Тогда же в городе был открыт памятник татарскому воину «Татарин Речи Посполитой», а присутствовавший на церемонии польский президент уделил время для общения с М. Джемилёвым. Польские же «правозащитники» тоже часто посещают Крым и участвуют в организуемых меджлисом мероприятиях.

Активизация «польского фактора» в крымской политике есть не что иное, как часть американского плана по обеспечению общественной лояльности евроатлантизму на юго-востоке Украины и ослабление влияния России, русских общественных организаций в Крыму.

Николай ГУБА


http://odnarodyna.com.ua

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня