Ибраим Куртосманов: Это был Юрий Османов…

Post navigation

Ибраим Куртосманов: Это был Юрий Османов…

…Но весь уложенный в сонет

В каком-то ритме необычном
Хоралом мысли и огня…
Эго, поднятое над личным —
Так вспомнят, может быть меня.

Ю.Б. Османов (08.03.1992)

Ибраим КуртосмановЭто были 1960-е годы. В те годы нас еще прописывали в гостиницах. Каждый свой отпуск я проводил в Москве как представитель нашего народа. В районе ВДНХ были гостиницы. Мы жили в гостинице «Ярославская». Восемь кроватей, посредине стол. Старшим у нас был Мурадасылов Абдураман-ага… Мы уже три дня никуда не ходили. Я обратился к Абдураман-ага: «Сколько дней мы будем бездельничать? Народ нас послал в Москву обращаться в партийные и государственные органы».

Я не заметил,как в это время к нам в комнату вошел высокий в очках молодой человек. Поздоровавшись с нами, он сел за стол и начал писать. Он написал от имени молодежи письмо в ЦК и советские органы. Я прочел и, как сегодня помню, «Грамотно, как в газетах», — подумал я. Мы познакомились, это был Юрий Османов.

Он учился в Москве. В те годы у нас была знакомая машинистка родом из Прибалтики. Мы заказали много экземпляров обращения. Нас в Москве было около 50 человек. В основном, молодежь. Мы ходили по инстанциям, в газеты, журналы, институты. Нам стало легче разговаривать. Мы оставляли экземпляры там, куда нас направлял Абдураман-ага. Дело пошло.

По приезду из Москвы я отчитался перед инициативной группой. С собой я привез экземпляр «Обращения молодежи». Кокандская инициативная группа направила меня в Фергану к родителям Юрия Османова. В выходной день я пришел домой к Османову Бекир-ага. Когда я зашел, то увидел в комнате шесть сидящих там мужчин. Поздоровавшись, объяснил, что я член инициативной группы из Коканда и что вернулся из Москвы. Я отдал лист с обращением тому человеку, который протянул руку.

Он прочел и сказал, что это написал Юрий, хотя я ничего не смог сказать. Мужчина сказал: «Нужно сообщить в Москву Юрию. Они не дадут ему окончить учёбу». Это был отец Юрия — Бекир ага. В доме у Бекир-ага были преподаватель математики из Ферганы Асанов Риза-ага, Джеппаров Аким-ага, полковник из Панванташа и ещё два человека, которых я и сегодня не знаю. Они разбирали документ, который должен пойти в Москву от имени нашего народа.

Позже я много раз виделся с Юрием на областных, республиканских встречах представителей нашего народа.

Я посетил его в Фергане, когда Юрия привезли из Благовещенска. Была весна, на базаре было столько клубники… Я помню, как он с аппетитом ел клубнику. Юрий дал мне документ, написанный его рукой. Документ я отдал его жене Айше. В то время я жил в Крыму непрописанным и ездил в Узбекистан по народным делам…

Наш национальный вопрос начал разрешаться при Горбачеве. Юрий Османов со своими близкими соратниками провел в Москве большую работу по национальному вопросу, по реабилитации нашего народа. Когда Юрий вернулся в Крым представителем народа, здесь Мустафа Джемилев организовал раскол Движения. Последнего, в основном, поддержали люди, пришедшие в Движение в конце восьмидесятых — начале девяностых годов. Их было много, но большинство из них были совсем неопытны в политике.

В первое время Юрий останавливался у меня. Мы вместе ходили в Учкоз на собрания. В основном на учкозской встрече участники совещания были за Мустафу, который специально подтянул побольше своих почитателей. Но помню, что часть представителей из Крыма и Херсонской области, Краснодарского края и Средней Азии придерживались той линии, которую проводил Юрий Османов. Юрий объяснял, что нам в первую очередь нужно

найти место в Крыму конституционно. Он хотел использовать подъём народа. Он говорил, что Украина в первые годы своего становления не сможет нас избивать. А в дальнейшем Украина нас будет дискриминировать, даже больше чем это было в СССР до «перестройки». Однажды, объясняя это кому-то, он сказал: «Придет день, когда вы поймете, но будет уже поздно». Он предупреждал о том, чтобы народу не оказаться между молотом и наковальней. Нам нужно иметь хорошие отношения со всеми силами. Вопросы решать за одним столом с Россией и Украиной, обращаться со своей правдой ко всем силам и партиям Украины.

Должен сказать, что то место, которое занимал Юрий Османов в Национальном движении крымских татар, ещё не занято. У нас много умных, достойных людей, но политиков среди наших соотечественников уровня Юрия ещё не встретил. Враги нашего народа знали, кого убивали. В 1990-е годы я спрашивал у моих знакомых и незнакомых, в чем притягательность для многих Мустафы Джемилева. Все говорили, что Мустафа отсидел 15-17 лет. Ни один из опрашиваемых других качеств за Мустафой не сказал. Даже среди интеллигенции.

Из истории мы знаем, враги всегда убивали людей достойных, оставляя и возвышая посредственностей.

Из-под пера Юрия Османова вышли многие документы, направленные в ЦК КПСС, другие высшие инстанции Советского государства и руководства Украины, России, Узбекистана.

В одной статье, написанной за одну ночь, разбивал в пух и прах работы многих институтов, направленных против нашего народа… Юрий написал разгромный отзыв на работу профессора Вахабова, оправдывавшего репрессии и выселения народов в СССР.

Волею судьбы мне пришлось проводить в последний путь отца и сына Османовых. Во время похоронных церемоний и Бекира-ага, и Юрия я спускался в яму и своими руками уложил их в могиле. Алланынъ рахметинде олсунлар! В яму спускаются самые близкие люди… Во время похорон вокруг стояли люди из спецслужб и наблюдали за нами.

Ибраим Куртосманов. Аргын, 2013.

Из книги: «Юрий Бекирович Османов в памяти современников: воспоминания, статьи, очерки современников; документальные материалы национального движения крымских татар. — Симферополь: издательский проект Милли Фирка — 2014.

МФ-информ.

Похожие материалы: