ИГИЛ движется к Каспию

Post navigation

ИГИЛ движется к Каспию

Вывод войск антитеррористической коалиции из Афганистана и образование и стремительное расширение влияния Исламского государства вплотную затрагивает безопасность в регионе Каспийского моря. Две из пяти стран, Туркменистан и Иран граничат, с Афганистаном.

 

При этом в наиболее уязвимом положении находится Туркмения с ее ограниченными военными силами и более чем 700 километровой границей, на которой в последнее время все чаще происходят военные столкновения. Учитывая нейтральный статус республики, возможности для международного военного сотрудничества для отражения угроз со стороны Афганистана достаточно ограничены.

Стремительное расширение влияния ИГИЛ вплотную затрагивает безопасность в регионе Каспийского моря

К сожалению, несмотря на достаточно продуктивный диалог между Каспийскими соседями вопросы региональной безопасности к настоящему моменту не решены окончательно и через формат взаимодействия прибрежных стран на сегодняшний день нет механизмов оказания военной помощи Ашхабаду. Новые риски и вызовы актуализируют необходимость форсирования в переговорном процессе о статусе Каспийского моря именно составляющей безопасности.

Начиная с 1996 года, когда был учреждена переговорная площадка по определению международно-правового статуса Каспийского моря на уровне заместителей министров иностранных дел или специальных представителей по региону прикаспийских стран, было проведено 38 заседаний, то есть чуть больше, чем два заседания в год. Кроме того, были организованы четыре саммита на высшем уровне, последний из которых состоялся в сентябре прошлого года в Астрахани.

 

С самого начала переговорный процесс натолкнулся на самую сложную проблему — выбор принципа использования моря. Россия и Иран изначально настаивали на действии советско-иранских соглашений от 1921 и 1940 годы, которые подразумевали совместное использование моря. Новые независимые страны и в первую очередь Азербайджан настаивали на необходимости раздела моря в интересах недропользователей.

 

В итоге эволюция российской позиции позволила к 2003 году разделить дно северной части моря между Россией, Азербайджаном и Казахстаном по серединной модифицированной линии. С таким подходом категорически не согласился Иран, не признавший легитимным выбранный принцип. В стороне от переговорного процесса также остался Туркменистан, имеющий споры с Азербайджаном о линии границы секторов. Территориальный вопрос и на сегодняшний день является неразрешенным. Ожидать его скорого урегулирования, учитывая широкий международный опыт, не стоит.

Вместе с тем, позитивной стороной переговорного процесса на Каспии является успешная работа в условиях противоречий по принципиальным вопросам по поиску общих точек по актуальным и насущным темам сотрудничества. Так, по результатам встречи в Астрахани президенты в политическом заявлении одобрили размер исключительной экономической зоны размером 25 км, остальная территория моря и воздушное пространство над ним остается в общем пользовании. Принята и ратифицированная декларация о защите биологической среды Каспийского моря.

 

По итогам саммитов в Тегеране и Баку в 2007 и 2010 года сторонам удалось согласовать ключевые общие подходы к решению региональных вопросов.

 

Согласно Декларации, принятой в Тегеране, Каспий был объявлен «морем мира», стороны взяли на себя обязательства решать все вопросы в регионе путем переговоров, не использовать друг против друга вооруженные силы и не предоставлять свои территории третьим странам для агрессивных действий в отношении каспийских соседей. В Баку было принято Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности, которое регламентирует кооперацию пятерки по вопросам борьбы с трансграничной преступностью, браконьерством, наркотрафиком и другим невоенным аспектам безопасности.

В условиях растущих вызовов и рисков в регионе Каспия ожидалось, что 4-я встреча президентов прикаспийских стран позволит сдвинуть с мертвой точки процесс тесной кооперации в сфере военной безопасности. К сожалению, стороны так и не перешли к практическому решению вопросов безопасности.

В политическом заявлении по итогам переговоров стороны первые шесть пунктов были в той или иной степени были посвящены вопросам безопасности. Стороны подтвердили «мирный» статус море и свои обязательства по недопущению конфликтов. 4-й и 5-й пункты посвящены гонке вооружений, которая в последнее время активизировалась на Каспии.

 

Так, президенты договорились добиться «обеспечения стабильного баланса вооружений Сторон на Каспийском море, осуществления военного строительства в пределах разумной достаточности с учетом интересов всех Сторон, ненанесения ущерба безопасности друг друга», а также соблюдать «согласованные меры доверия в сфере военной деятельности в духе предсказуемости и транспарентности в соответствии с общими усилиями по упрочнению региональной безопасности и стабильности». То есть сам факт милитарицации региона был признан президентами, но не прописаны механизмы взаимного контроля, не предполагается создание совместных институтов.

Вместе с тем комплекс региональных вызовов достаточно широк. Стремительное появления и расширение сфер влияния Исламского государства в прилегающих Каспию регионе несет в себе серьезный набор сопутствующих рисков. По разным подсчетам несколько сот граждан стран Центральной Азии, России и Закавказья принимают участие в вооруженных столкновениях на стороне Исламского государства. Соответственно их возвращение домой после получения реального боевого опыта и с наличием широких горизонтальных связей несет себе для стран региона серьёзные трансграничные вызовы и требует тесной координации и обмена информацией на уровне спецслужб.

Неопределенность в развитии ситуации в Афганистане уже напрямую затрагивает одну из прикаспийских государств — Туркменистан. Все чаще появляется информация об вооруженных инцидентах на протяженной и малозащищенной афгано-туркменской границе. Нейтральный статус Ашхабада ограничивает возможности для скоординированных действий с соседями и партнерами против радикальных групп, угрожающих республике со стороны Афганистана.

Что «каспийской пятерке» можно и нужно сделать для нейтрализации угроз и снижения уровня недоверия между соседями?

Очень важно начать сотрудничество в сфере безопасности. Оно на первом этапе может заключаться в принятии плана совместных учений, маневров по примеру сотрудничества по линии МЧС (на саммите в Астрахани было принято решение провести в 2016 году совместные учения по предотвращению экологических катастроф).

Следующим этапом должно стать создание координационных советов представителей оборонных ведомств или ВМФ для отработки совместных штабных действий, совместной оценки потенциальных рисков, а также разработки планов совместных действий на случае появления реальных вызовов.

Итоги совместной работы на этом этапе должны дать основание для выработки мер по углублению и интенсификации сотрудничества в сфере региональной безопасности, выбора оптимальной модели кооперации.

В качестве предполагаемых вариантов возможно использования российской инициативы по созданию региональной группировки «Касфор» с постояннодействующим совместным командным исполнительным органом и находящимся в его управлении совместные военные объединения прикаспийских стран.

Таким образом, Каспийской пятерке, несмотря на в целом успешный диалог и схожие подходы в плане практического обеспечения региональной безопасности предстоит еще долгая совместная работа.

Станислав Притчин, 
Кандидат исторических наук,

научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии,

Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН

http://www.regnum.ru

 

Похожие материалы: