Ислам и религиозное согласие в Украине

Post navigation

Ислам и религиозное согласие в Украине

Совсем недавно Госдеп США распространил очередной отчет, посвященный проблемам вероисповедания в мире, в том числе и в Украине [1].

 

Несомненно, этот документ, имеющий явную тенденцию к политизации проблем свободы религии, можно воспринимать лишь как одну из точек зрения. Однако украинские СМИ, особенно имеющие симпатию к оппозиции, довольно активно ссылаются на этот отчет, заявляя о некотором ухудшении ситуации по стране в целом.

Существует ли религиозное согласие в Украине?Немало внимания украинских медиа к проблеме свободы вероисповедания привлекли и события в Москве (суд на активистками «феминистического» движения), а также последовавшие акты вандализма в Украине (якобы в поддержку московских «феминисток»). Поэтому тема свободы вероисповедания (и вообще религии в публичном пространстве) опять заняла приметное место в сообщениях многих СМИ [2].

Например, в упомянутом отчете Госдепа США (в отличие от рапортов прошлых лет) значимое место занимает состояние ислама в Украине. Сообщается о зафиксированных случаях «антиисламских настроений».

 

Например, в «центральном и южном» регионе исламские общины сталкивались с «неравным отношением со стороны властей», то есть не могли реализовывать свои права так, как, например, некоторые христианские общины.

 

Кроме того, в отчете этого года речь идет и о проблемах конкретных организаций — Духовное управление мусульман Украины (с центром в Киеве) заявляло о трудностях с регистрацией новых общины в Крыму, а представители Меджлиса жаловались на «некорректную» информацию про крымскотатарских мусульман в ряде школьных учебников.

 

Традиционно упомянуты и проблемы с возвращением собственности (например, мечетей в Николаеве, Алуште, Массандре, Днепропетровске).

Как же обстоит ситуация на самом деле? И что необходимо сделать сегодня для гармонизации межрелигиозных отношений в стране? В чем основная проблема — действительно в расцвете исламофобии или в не совсем эффективных механизмах взаимодействия между различными конфессиями и государством? Как в Украине развивается диалог между исламом и другими авраамическими религиями? Ответы на эти вопросы мы и попытаемся дать в настоящей статье.

Термин «исламофобия», несмотря на столь активное употребление, появился в обиходе лишь в конце 1980-х годов. Правда, в несколько отличном от современного контексте: один из лидеров иранской «исламской революции» назвал «исламофобками» женщин, не желающих покрывать голову хиджабом. Уже позднее, в конце 1990-х годов, «исламофобией» стали называть негативное отношение к исламу и мусульманам вообще.

 

Правда, не следует забывать о том, что мотивируют «феномен страха перед исламом» (кстати, именно так это понятие обозначается в современной арабской литературе — захира аль-хауф мин аль-ислям) еще и другие фобии: этнические («обыкновенный» расизм), политические (идея «войны цивилизаций») и даже экономические (страх потери работы из-за наплыва эмигрантов).

 

В Украине, к сожалению, с годами таких «мотивов» для исламофобии становится все больше и больше — к власти рвутся правопопулистские партии, не уменьшается число актов вандализма [3], тормозится вопрос со строительством новых мечетей в ряде регионов страны, а в учебниках по истории Украины не найдешь и одного абзаца о значимости вклада мусульман в строительство независимого государства.

Например, не так давно автору этих строк выпала возможность провести семинар для учителей зарубежной литературы одного из областных центров на западе Украины; оказалось, что в школьной программе лишь один урок отведен на изучение Библии, Корана и Вед (да и то по желанию учителя).

 

Впрочем, изучение религии в школе — это отдельная тема, требующая очень осторожного подхода, поскольку под видом «знакомства с наследием человечества» в систему образования могут проникнуть различные сектантские и просто тенденциозные взгляды на ту или иную религиозную систему. Хорошо зарекомендовал себя опыт факультативных курсов вроде «Основ мусульманской культуры Крыма».

 

В прошлом году, наряду с курсом «Основы православной культуры Крыма» этот предмет даже собирались сделать обязательным, однако в реальные результаты эти намерения так и не воплотились [4].

Фактические проблемы мусульманских общин в Украине, связанные с публичным образом ислама, можно свести к следующим пунктам.

Во-первых, это безуспешная борьба за возвращение многих исторических мечетей и строительство новых. Несомненно, тут присутствует и доля «чисто собственнических» вопросов, поскольку, стоит заметить, с этой же проблемой сталкиваются и православные, и католики, и иудеи, и караимы. Однако обсуждения в СМИ (на различных форумах, общественных слушаниях и.т.д.), связанные с этим вопросом, выходят далеко за рамки простого экономического вопроса. Практически во всех случаях нагнетается антиисламская истерия.

 

Не лишним будет вспомнить о вмешательстве политических сил, декларирующих свою «националистическую» организацию.

 

Например, в 2011 году, протестуя против строительства мечети в Хмельницком, члены ультраправых силприняли резолюцию, в которой были следующие слова: «Не будем спокойно смотреть как на месте христианских церквей строятся мечети, как мусульмане-иностранцы с отвращением топтают все украинское, нашу культуру, которую тысячелетиями творил украинский народ на нашей Богом данной земле! Мы должны защитить украинскую христианскую культуру и наших детей от агрессии со стороны мусульман-иностранцев» [5].

 

Подобные призывы, к сожалению, нередко звучат и в контексте других дискуссий.

Во-вторых, в современной Украине очень мало сделано для того, чтобы показать историческую значимость ислама для страны в целом. Только в последнее время историки и другие специалисты стали пересматривать, например, отношения между славянским и тюркским населением в XV- ХIX веках.

 

Однако и сегодня в Украине очень мало знают о, например, Исмаиле Гаспринском; иногда даже складывается впечатление, что этот автор более известен заграницей, чем даже в родном Крыму. В Симферополе мусульманам до сих пор приходится проводить общественные мероприятия и религиозные обряды (например, праздничный намаз) в аккурат возле… памятника Ленину, да еще и на одноименной площади.

 

Что, как не удручающий парадокс: ежегодно 18 мая, во время поминовения жертв депортации 1944 года, крымские татары исполняют возле памятника «вождю мирового пролетариата» гимн «Я поклялся» Номана Челебиджихана, убитого в 1918 году большевиками.

 

Показателен и другой факт: после принятия Верховным Советом Украины языкового закона уже целый ряд регионов проголосовал за русский язык, в то время как крымскотатарский пока этого статуса не получил. Несмотря на усилие ряда крымскотатарских активистов, сегодня приходится довольствоваться лишь обещаниями [6].

 

Известнейшее Зынджырлы-медресе, основанное в 1500 году и ставшее первым (!) исламским учебным заведением Восточной Европы, было реставрировано при поддержке соседней Турции. В украинском бюджете, к сожалению, средств на эту и многие другие цели не нашлось.

 

К сожалению, многие власть имущие продолжают воспринимать исламское наследие как нечто «иностранное», сужая понимание национальной культуры украинско-православной (а еще хуже — советской) идентичностью.

В-третьих, много проблем у мусульман возникает на бытовом уровне. Хотя ношение хиджаба или никаба в Украине официально не запрещено, во многих случаях (особенно в малых населенных пунктах) это привлекает излишнее и даже нездоровое внимание.

 

Есть и ряд законодательных проблем — например, требование к женщинам фотографироваться на паспорт без головного убора [7]. Согласно одному из соцопросов, проведенному в 2009 году, лишь четверть мусульман считают отношение обеспечение прав мусульман в Украине надлежащим [8].

 

Следует отметить, что в 2005 году около 20 процентов мусульман заявляли о случаях дискриминации [9].

 

Конечно, сравнивать эти два показателя не совсем целесообразно (ведь одно дело — обеспечение прав со стороны государства, а совсем другое — отношение со стороны третьих лиц). Однако факт остается фактом: процент мусульман, недовольных обеспечением их прав, весьма значителен.

 

Связано это, впрочем, не с какими-либо внешними процессами, а, например, с исламским возрождением. Чем активнее верующие будут заявлять о себе, тем с большими препятствиями они будут сталкиваться в общественной и политической жизни.

Представляется, что весьма полезную роль в этом отношении могут сыграть «новые мусульмане», то есть, например, этнические украинцы (русские, белорусы). Как показывают некоторые соцопросы, у новообращенных в целом меньше проблем с окружающими представителями других вероисповеданий, даже при условии активной исламской жизненной позиции (хотя, конечно, это нельзя считать правилом) [10].

 

Кроме того, восприятие ислама несколько меняется в том случае, если весомую роль (в том числе и лидерскую) в общинах начинают играть «коренные» жители. Чем больше граждан Украины будет в активе духовных управлений и других исламских организаций, тем скорее ислам будет восприниматься как «свой», а не «чужой».

 

Если от имени ислама в Украине будет звучать еще и голос новообращенных мусульман, получивших хорошее и религиозное, и светское образование, успехов в области борьбы с исламофобией прибавится.

Еще одна прекрасная возможность для улучшения образа ислама в Украине — широкое участие мусульманских общин в межрелигиозном диалоге. Конкретно в украинском контексте это будет еще раз демонстрировать многоконфессиональность страны, показывать, насколько готово украинское общество к реализации механизмов внутреннего согласия. Кроме того, интерес к исламо-христианскому и исламо-иудейскому диалогу в мире с каждым годом все возрастает, и даже наиболее консервативные круги сегодня готовы идти навстречу друг другу.

Прежде чем переходить к непосредственному освещению проблем диалога, надо дать четкое определение главным понятиям и, несомненно, рассмотреть этот вопрос в исламской перспективе. Это уже сделано многими авторами.

 

Например, известный саудовский исследователь межрелигиозных отношений в исламе Саид Исмаил ас-Сиини четко определяет допустимые пределы межрелигиозного диалога.

 

В предложенной им модели диалог делится на четыре вида:

  1.  
    1. попытка «сблизить» разные религии;
    2. общение, при котором одна сторона пытается убедить другую в истинности своего учения;
    3. намерение познакомить каждую сторону с особенностями учения другой;
    4. диалог ради общеполезного сотрудничества в «мирских делах» (умур ад-дунья) [11].

 

Наиболее приемлемым для мусульман, с точки зрения автора, является третий и четвертый вид диалога, дающий возможность решения проблем без малейших уступок в вопросах вероучения и других составляющих ислама [12].

 

Ас-Сиини даже выделяет соответствующие условия для такого диалога: публичность и четкая декларация целей, искренность обеих сторон, общественный авторитет участников, создание надлежащей обстановки и отказ от необоснованных предубеждений [13].

 

Важную роль имеют еще и уровни диалога. Так, по-разному воспринимается диалог на уровне, например, руководств религиозных организаций и на уровне местных общин.

В Украине есть целый ряд возможностей, в пределах которых реализуется диалог между исламом и другими религиями.

 

В первую очередь — Всеукраинский Совет Церквей и религиозных организаций, созданный в декабре 1996 года «с целью объединения усилий церквей и религиозных организаций по духовному возрождению Украины, координации межцерковного диалога как в Украине, так и за ее пределами, участия в разработке проектов нормативных актов по вопросам государственно-конфессиональных отношений, осуществлении комплексных мероприятий благотворительного характера» [14].

 

Среди 19 членов совета — три представителя мусульманских общин: Ахмад Тамим — председатель ДУМУ, Эмирали Аблаев — муфтий Крыма, председатель ДУМК, Руслан Абдикеев — глава ДЦМУ.

 

За последний год, при участии лидеров исламских общин, Совет внес целый ряд предложений, рассмотренных на наивысшем государственном уровне. Среди главных вопросов — проблемы общественной морали, улучшение законодательства о свободе совести и религиозных организациях, дискуссии о законе про защиту персональных данных, гуманитарная ситуация в стране и т.д.

 

В одном из недавних интервью глава ДУМУ Ахмад Тамим заявил о важности участия его религиозной организации в Совете: «Мы стали одними из основателей Всеукраинского Совета Церквей и религиозных организаций, а ныне принимаем активное участие в его работе, что также является достаточно весомым фактором развития общества, ведь когда люди наблюдают за плодотворным сотрудничеством представителей разных конфессий, это оказывает положительное влияние на их взаимоотношения. В этом направлении работали и будем продолжать работать» [15].

Кроме Всеукраинского Совета Церквей, площадку для диалога предоставляет и ряд других проектов. Например, довольно часто вопросы межрелигиозного сотрудничества поднимает в своих мероприятиях Ассоциация «Альраид», приглашая на различные конференции представителей православных церквей (как Московского [16], так и Киевского патриархатов [17]).

 

Встречи проходят как на всеукраинском, так и местном уровне — в феврале этого года Глава Шариатского комитета ДУМУ «Умма» Шейх Имад Абур-Руб встретился с митрополитом Одесским и Измаильским Агафангелом. Митрополит поблагодарил мусульманских руководителей за столь важную встречу и подчеркнул, что православная церковь всегда выступала за мир и согласие между людьми всех национальностей и вероисповеданий. В знак почтения делегация мусульман вручила Одесскому митрополиту Грамоту — благодарность за весомый вклад в развитие межкультурных и межконфессиональных отношений [18].

В свою очередь, определенные усилия по диалогу с мусульманами делают и сами представители православных церквей.

 

Так, в 2005 году Патриарх Филарет (УПЦ Киевского Патриархата) посетил с официальным визитом Триполи (Ливия), где в рамках межрелигиозной конференции Ассоциации Всемирного Исламского Призыва (Джам’ийя ад-да’ува аль-ислямийя аль-‘алямийя) встречался с видными исламскими деятелями стран Магриба.

 

Вообще, лидера Киевского Патриархата много связывает с Востоком — в свое время, будучи в подчинении Московской Патриархии, он занимал пост настоятеля подворья Русской Православной Церкви при Александрийском Патриархате (1961 — 1962) [19].

 

Довольно позитивное отношение к исламу задекларировал и глава Украинской Греко-Католической Церкви Патриарх Святослав (Шевчук): «Нам надо бороться не против ислама, а бороться за сильное христианство».

 

А предыдущий Патриарх УГКЦ Любомир (Гузар) даже заявлял, что он совершенно не против, если напротив собора Святого Юра (главного греко-католического храма Львова) построят мечеть [20].

 

Один из известных симпатиков ислама и диалога с мусульманами в Украине — протоиерей Андрей Ткачев, сотрудник миссионерского отдела УПЦ, ведущий целый ряд теле- и радиопрограмм. Исламу посвящен целый раздел проповедей его сайта [21].

Важным этапом на пути всестороннего диалога стало проведение международных конференций, которые ежегодно организовывает Фонд Александра Фельдмана. Конференцию «Kiev Interfaith Forum» («Киевский межрелигиозный форум») в этом году посетили лидеры не только украинских, но и зарубежных религиозных общин (представители ислама, иудаизма, христианства).

 

За последние несколько лет ряд мероприятий, посвященных тематике иудейско-мусульманского диалога, провела организация «Фонд этнического взаимопонимания» («The Foundation for Ethnic Understanding») из США. Например, в прошлом году Фонд провел конференцию иудейско-мусульманской молодежи, а также ряд акций в Крыму[22]. В Киеве состоялся форум «Евреи и мусульмане против ненависти и экстремизма», в котором с мусульманской стороны приняли участие Духовное Управление Мусульман Украины и представители Меджлиса [23].

Действует в Украине и ряд региональных межрелигиозных проектов, например, Межконфессиональный Совет Крыма «Мир — дар Божий», куда входят представители ряда христианских церквей, иудейских организаций и Духовное Управление Мусульман Крыма. После некоторых перерывов работа Совета в этом году возобновилась, обозначившись рядом благотворительных акций [24]. Когда в прессу стали поступать сообщения об окроплении учащихся-мусульман школ Крыма православными священниками, митрополит Лазарь осудил действия соответствующих лиц [25].

Подводя итог сказанному, обратим внимание на следующие моменты.

Сегодня мусульманские организации делают достаточно много для того, чтоб противостоять исламофобии. Это относится и к международной деятельности, и к медиа-активности, и ко многим другим сферам. Однако представляется, что необходимы специальные институции, могущие реализовать стратегический план гармонизации отношений между мусульманами и не-мусульманами.

 

К сожалению, несколько затормозилась работа Совета муфтиев Украины, который мог бы говорить от имени украинского ислама в целом. Уже давно назрела необходимость создать в Украине полноценный исламский университет (активный как в образовательном, так и научном плане) — например, по образцу аналогичных мусульманских учебных заведений Российской Федерации (Московского исламского университета, Российского исламского университета, Нижегородского исламского института и др.).

 

К сожалению, сегодня этот вопрос даже серьезно не поставлен на повестку дня, поскольку усилия различных исламских организаций, за редким исключением, пока ограничиваются общими курсами Корана и основ арабского языка.

 

Учитывая тот факт, что с 2006 года в классификатор профессий Украины внесена специальность «теология», можно было бы пойти и другим путем — добиться открытия исламского теологического факультета в одном из университетов Украины.

 

Это, в некотором смысле, «западный» опыт — подобная система действует, например, в Германии, где с 2011 года при Тюбингенском университете функционирует кафедра исламской теологии, выпускающая имамов.

 

Однако перспективы и «российского», и «западного» вариантов пока выглядят весьма туманно. Слишком уж много противоречий между исламскими общинами, а для такого стратегического проекта, несомненно, нужен широкий внутриисламский консенсус.

Межрелигиозный диалог очень важен для украинских мусульман — не только на центральном, но и на местном уровне. Как показывают соцопросы, большинство последователей ислама готовы к диалогу с другими религиями, естественно, при условии, что это не будет подвергать опастности их собственные убеждения[26].

 

Актуальные темы для межконфессионного сотрудничества в Украине — это и безопасность, и общественная мораль, и права религиозных организаций; кроме того, важную роль может сыграть и определение внешнеполитического вектора страны, традиционно находящейся на «мосту» между Востоком и Западом. Опыт показывает, что совместные усилия в области благотворительности вызывают куда больше общественного одобрения, чем взаимная полемика и разжигание розни.

Важно и то, какую позицию занимает государство. Если мыслить стратегически, то, несомненно, сегодня важен диалог между наибольшими церквами страны, а также самыми крупными мусульманскими объединениями (ДУМ Украины, ДУМ Крыма).

 

Однако ситуация осложняется тем, что и с православной, и с мусульманской стороны нет единства — ДУМ Украины и ДУМ Крыма не поддерживают взаимных отношений, а диалог между различными ветвями православия (УПЦ Московского Патриархата, УПЦ Киевского Патриархата, де-факто расколотая УАПЦ) сегодня также не продвигается вперед.

 

Судя по всему, на данном этапе в Украине очень важен внутриконфессионный диалог — взаимное согласие между мусульманскими общинами даст куда больше возможностей противостоять исламофобии и способстовать налаживанию диалога с другими религиями. Х

 

очется верить, что в ближайшее время исламские организации сделают новые шаги и в этом направлении.

Михаил ЯКУБОВИЧ,

специально для портала «Ислам в СНГ»

 

 

Источник: http://www.islamsng.com/ukr/dialogue/5236

 

 

Ссылки:

[1] — International Religious Freedom Report for 2011, http://www.state.gov/documents/organization/193085.pdf
[2] — Лопатина, Ирина, Дудник, Татьяна. Госдеп вышел на свободу совести. Украину упрекнули в антисемитизме и дискриминации мусульман, http://www.kommersant.ua/doc/1992622/print
[3] — Крым первый в СНГ по количеству актов вандализма, http://www.crimeantatars.org/pages/news.aspx?id=1515#.UDI3TqBZ7ec
[4] — Министр образования Крыма предлагает сделать изучение религии в школах обязательным предметом, http://vlasti.net/news/135434
[5] — Хмельницька «Свобода» пікетувала міську раду з вимогою недопущення будівництва мечеті, http://www.svoboda.org.ua/diyalnist/novyny/023490/
[6] — Крымскотатарский язык, вероятно, будет объявлен в Крыму региональным — Могилев, http://www.versii.com/news/260930/
[7] — Айдер Булатов, Хіджаб в Україні — тест на віротерпимість?, http://islam.in.ua/4/ukr/full_articles/5725/visibletype/1/index.html
[8] — Муратова Э. Крымские мусульмане: взгляд изнутри (результаты социологического исследования). — Симферополь: Эльньо, 2009. — С. 39.
[9] — Николай Кирюшко. Мусульмане в современном украинском обществе (Социологическое исследование), http://old.risu.org.ua/ukr/study/religdigest/article;5530/
[10] — Бєліков, О., Масальський В. Сучасні мусульманки в Україні: стереотипи і реалії // Наука. Релігія. Суспільство. — 2011. — No. 2. — C. 11-18.
[11] — Ас-Сиини, Саид Исмаил. Аль-Хаувар ан-набауви маа ль-муслимин уа гайра ль-муслимин. — Эр-Рияд: Марказ аль-Малик ‘Абд аль-‘Азиз ли ль-хаувар аль-уатани, 1427/2005. — С. 168-170.
[12] — Там же. — С. 174-176.
[13] — Там же. — С. 176.
[14] — Інформація про Раду, http://vrciro.org.ua/index.php?option=com_content&task=view&id=12&Itemid=28
[15] — Шейх Ахмед Тамім: «Не бажай іншим того, чого не можеш побажати собі», http://www.viche.info/journal/2817/
[16] — Исламоведы Украины объединились в организацию, http://islam.com.ua/news/print/1626/
[17] — Крепкая семья — залог будущего, http://islam.com.ua/gazeta/0604/family.shtml
[18] — Глава Шариатского комитета ДУМУ «Умма» встретился с православным митрополитом, http://islam.in.ua/3/rus/full_news/11256/visibletype/1/index.html
[19] — Святійший Патріарх Філарет, http://www.cerkva.info/uk/episkopat/34-patriarkh-filaret.html.
[20] — Глава УГКЦ закликав християн не боротися проти ісламу, а зміцнювати свою віру, http://islam.in.ua/3/ukr/full_news/9918/visibletype/1/index.html
[21] — См.: http://www.andreytkachev.com/tag/islam/.
[22] — World’s Largest-Ever Gathering of Muslim & Jewish Youth Leaders to Convene in Kiev, http://en.islamtoday.net/artshow-235-4120.htm
[23] — Харченко, Владимир. Евреи и мусульмане будут вместе бороться с экстремизмом, http://kp.ua/daily/140511/280136/
[24] — Печевистый, Василий. 20 лет исполнилось Межконфессиональному совету Крыма «Мир — дар Божий», http://www.crimeacatholic.info/index.php?option=com_content&view=article&id=5542:-20-l-r-&catid=25:2010-04-21-20-11-36&Itemid=154.
[25] — Минобраз пообещал больше не допускать окропления крымскотатарских детей в школах, http://crimea24.info/2012/05/30/minobraz-poobeshhal-bolshe-ne-dopuskat-okropleniya-krymskotatarskikh-detejj-v-shkolakh/
[26] — Муратова Э. Крымские мусульмане: взгляд изнутри (результаты социологического исследования). — Симферополь: Эльньо, 2009. — С. 44.

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня