И награды не помогли

Post navigation

И награды не помогли

Камышлы — это не потому, что окрестности густо заросли камышом. Название селу дало ремесло, столетиями кормившее жителей. Здесь, под Севастополем, мастерили когда-то конскую упряжь — «камут» на языке крымских татар.

 

Село зажато между двумя склонами холмов. Колодцы всегда полны водой, но центрального водопровода нет, как и газа. Из всех благ цивилизации — электричество. Всего здесь постоянно живет около 50 человек.

Шевкие Абибуллаева

Дяденька, возьмите на фронт

 

На одном из домов висит табличка: «Фельдшерский пункт». Но вывеска — что-то вроде кивка в светлое будущее: мол, потерпите, когда-нибудь он здесь, возможно, и откроется. А в доме живёт 93-летняя Шевкие Абибуллаева. Когда-то именно отсюда, из Камышлы, она отправилась на войну.

 

В 1941 году Шевкие было всего 16 лет, она закончила 7 классов, училась в аграрном техникуме в немецком поселке Цюрихталь. Знала немного немецкий, была уверена, что ей место там, где сражаются с фашистами. С началом войны пришлось вернуться в Камышлы, здесь расквартировали 3-й морполк, и Шевкие буквально взяла в осаду командира, чуть ли не каждый день подходила: хочу с вами воевать. А получив привычный отказ, решала, что завтра снова придёт.

 

А тем временем «немец попёр», требовались люди. Шевкие стала помогать врачу, прошла курсы, стала медсестрой. Через какое-то время, рассказывает она, к селу отступила 25-я Чапаевская дивизия, с которой соединился морполк.

 

«Все мои родные уже были на войне, — вспоминает Шевкие. — В селе остались лишь старики и дети. Нас, детей, в семье было четверо, жили вместе с мамой у дедушки. Мне казалось, что не здесь моё место, что я могу пользу принести. Красноармейцы, слышавшие, как я упрашивала взять меня на фронт, пугали: мол, струсишь, как только снаряды начнут рваться, панику устроишь. Но я своего добилась».

 

Ах, если бы рвавшиеся, то вдалеке, то совсем близко, осыпая землёй и каменной крошкой снаряды, были самым страшным, что довелось повидать шестнадцатилетней девочке! А боец с раскроенным черепом, возле которого она отчаянно хлопотала, будто надеясь, что он ещё жив? Или красноармеец с развороченным животом, кричащий беззвучно — будто сил уже не осталось на крик, а может, он теряется в грохоте боя… А среди ещё живых, убитых и тех, кому надо помочь, ползёт Шевкие.

 

Немцев сдерживали, случались дни, когда отбрасывали, а потом снова приходилось отступать. Часть, где служила Шевкие, вырвалась из окружения. Её направили в Инкерманские штольни, в подземный госпиталь. Туда же «ушли» важные предприятия, от завода, где делали снаряды, до хлебзавода.

«По-русски я не очень хорошо говорила, случались из-за этого забавные ошибки, — вспоминает Шевкие. — Как-то услышала от командира: «взять «языка». Думаю: зачем кого-то за язык хватать? Кстати, меня как раз из-за того, что плохо знала русский, под Инкерманом однажды задержали свои же. Я не смогла произнести правильно пароль. Как сейчас перед глазами стоит: чуть не плачу. Пытаюсь объяснить постовому, что нужное слово знаю, а произнести не могу… И смех, и грех. А могло ведь всё гораздо хуже закончиться».

 

В тех боях за Севастополь Шевкие Абибуллаева подожгла немецкий танк, за что была удостоена медали «За отвагу». Продолжала выполнять свои сестринские обязанности. А потом Инкерманские штольни пришлось оставить — вместе с остававшимися в госпитале тяжелоранеными. Все они погибли при подрыве базировавшегося там же склада боеприпасов.

 

В колонне пленных

 

Оставшиеся защитники Севастополя стекались к 35-й береговой батарее. Небольшие группы подошли к маяку на Херсонеском полуострове. Несколько человек вместе с Шевкие спряталась в пещеру у берега на мысе Фиолент. Сидели раненые, голодные, без воды.

 

Девушку отправили разведать обстановку — если что, рассуждали, то её не тронут. Откуда им было знать, что женщин-военнослужащих, от медсестёр до связисток, убивали в первую очередь?

 

Шевкие, высунувшись из пещеры, сразу же наткнулась на немцев. Те приказали подниматься остальным. Так и попали в плен. Скорее всего, от расстрела на месте девушку уберегло огромное количество пленных: некогда было разбираться с ней.

 

В своих мемуарах Эрих фон Манштейн, командующий 11-й армией, писал о 97 тысячах пленных, хотя российские историки считают цифру завышенной — в неё включили и захваченных гражданских, которые тоже скопились на мысе Херсонес.

 

«Военнопленные шли колонной, а вдоль улицы стояли севастопольцы, выкрикивали имена и фамилии, пытаясь разыскать своих родных, — вздыхает Шевкие. — В какой-то момент мне и ещё нескольким пленным удалось выскользнуть из колонны, спрятаться в толпе, конвоиры были довольно далеко, не обратили на нас внимания».

 

Незнакомая женщина спрятала беглецов у себя, нашла для них гражданскую одежду. Через пару недель решили уходить к партизанам. То, что Шевкие — местная, помогло обойти посты, выбраться к Байдарам, и дальше, в лес.

 

В партизанском отряде Шевкие пробыла до самого освобождения Крыма в 1944 году. Там она встретила комиссара 35-батареи, который предложил ей вернуться в минометный дивизион, освобождать Севастополь. Шевкие снова увидела ту самую батарею, скопление людей на берегу — только теперь в плен там брали немцев.

 

9 мая стал свободным Севастополь. А 18 мая Шевкие узнала, что её родных выслали. Узнала, что повезли в Узбекистан, решила разыскивать. Села без билет на поезд, рассчитывая, что ей, как фронтовичке, положен бесплатный проезд. Но с поезда девушку сняли, а когда узнали, что она — крымская татарка — отправили в лагерь. Не помогли ни военные заслуги, ни награды.

 

«У меня не было никакой статьи, не было суда, — объясняет ветеран. — Я просто жила с заключенными и работала там. Потом начальство всё-таки отправило запросы, выяснилось, что я фронтовик, где я служила. Прошло, наверное, три месяца, прежде чем меня отпустили. Тогда я продолжила поиски матери. Меня отправили вместе с эвакуированными больными тифом в Ташкент. Я и сама заболела тифом, еле жива осталась. Маму, а ещё сестру и бабушку, всё же нашла».

 

Увидеть Крым она смогла, только когда из мест ссылки стали возвращаться крымские татары. Вернулась в Камышлы, сама построила глинобитный домик. Ей выделили квартиру в Севастополе, но Шевкие Абибуллаева не представляет, как может она покинуть родное село. У неё уже четыре внука и 12 правнуков, одна из дочерей и внучка — рядом, живут все вместе.

«Расскажите про нас, — просит она. — Про тех, кто воевал, кто выжил». Какой-то частью себя она всё ещё на войне: записывает свои воспоминания, других фронтовиков, собирает предметы военного времени — получился музей Чапаевской дивизии. Говорит, что и её долг — рассказать. В память тех, кто с войны не вернулся

 

Источник: http://www.krym.aif.ru

 

Похожие материалы:

Абдул Ганиев вынес раненого товарища с поля боя

Абдул Ганиев Джелял, 1907 г.р. был призван в РККА 25 июня 1941 г. Биюк-Онларским РВК Крымской АССР. До призыва в армию проживал в колхозе «13-й год Октября» Биюк-Онларского района. Беспартийный. В марте 1942г. Абдул Ганиев Джелял был представлен к награждению орденом «Красной Звезды»: «Высоко дисциплинированный командир. Связь на…

Мы не допустим позора России

16 ноября 2017 года представители земельных акций Крыма встретились с новым главой Госкомнаца Ленуром Абдурамановым. На встрече присутствовали представители земельных акций «Стрелковая» и «Генерала Васильева». Участники акций рассказали главе Госкомнаца об истории возникновения полян протеста, их деятельности по защите прав граждан. Основным лейтмотивом встречи стало обсуждение вопроса земельных…

Договорились по всем ключевым вопросам

Министры иностранных дел России, Ирана и Турции Сергей Лавров, Мохаммад Джавад Зариф и Мевлют Чавушоглу в ходе состоявшихся в воскресенье, 19 ноября 2017 в Анталье переговоров договорились по всем ключевым вопросам. Об этом глава российского дипведомства сообщил журналистам по итогам встречи. «Мы собрались для обсуждения конкретных вопросов о…

Сеид-Ягья Фундуков был мастером по вооружению самолетов

Фундуков Сеид-Агья (Сеид-Ягья) Усейнович, 1919 г.р. был призван в РККА Джанкойским РВК Крымской АССР. Член ВКП(б). Согласно акту от 13.06.1943 г. по личному составу 3-го гвардейского истребительного авиаполка 61-й авиабригады ВВС Краснознамённого Балтийского флота (подписанному командиром полка гвардии подполковником Никитиным) мастер по вооружению гвардии сержант Фундуков С.У., в…

Как жители Крыма видят мир

Проголосовали бы жители Крыма еще раз за присоединение к России? Через три с половиной года после возврата полуострова этот вопрос нельзя задавать просто так, потому что ответ может оказаться наказуемым. До пяти лет тюремного заключения грозят в России тем, чьи высказывания ставят под сомнение единство страны, как, например, слова о том, что Крым принадлежит…

В Ливадию вернулся Александр III

Президент РФ Владимир Путин в субботу принял участие в открытии на территории парка Ливадийского дворца в Ялте памятника императору Александру III. На церемонии присутствовали полпред президента в Южном федеральном округе Владимир Устинов, глава Республики Крым Сергей Аксенов, губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников, митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь, муфтий Крыма…