И прямые выборы не помогли

Post navigation

И прямые выборы не помогли

И прямые выборы не помогли

Минувший год обещал большие перемены в политической жизни Севастополя — первые в истории города-героя прямые выборы губернатора должны были прекратить бесконечные трения между местными элитами и пришлыми назначенцами с материка. Но что-то пошло не так. После небольшого затишья конфликт продолжился с новой силой.

Большие надежды

Напомним, после того, как первый российский губернатор Севастополя Сергей Меняйло летом 2016 года был отправлен руководством страны в почётную ссылку на должность полпреда президента РФ в Сибирском федеральном округе, многие эксперты и обыватели с облегчением вздохнули, поверив в скорое завершение затянувшегося конфликта между правительством и законодательной властью в городе. «Мавр сделал своё дело, Мавр может уходить» — вице-адмирал запаса хорошо проявил себя во время «Крымской весны» и на первых порах становления российской власти, но так и не смог адаптироваться к новым реалиям и найти общий язык с лидером общественного мнения Алексеем Чалым в вопросах передела собственности и развития города.

На смену Меняйло с приставкой «врио» был назначен «молодой технократ» Дмитрий Овсянников, до этого работавший на посту заместителя министра промышленности и торговли РФ.

«Я с надеждой и энтузиазмом смотрю на эти изменения, рассчитываю, что мы перейдём работать в конструктивную плоскость, надеюсь, что для города это существенный поворотный шаг в плюс», — комментировал кадровые изменения в СМИ Чалый, подчёркивая, что лично знаком с Овсянниковым с 2015 года.

«Я его знаю. Мы первый раз познакомились в апреле 2015 года во время выездной сессии Минпромторга. Там общались, после этого еще в Севастополе несколько раз встречались», — отмечал Чалый.

Вдали от народа

Спустя год, в сентябре 2017-го, в Севастополе прошли вроде бы долгожданные выборы губернатора, на которых предсказуемо победил Дмитрий Овсянников, набрав 71% голосов. При этом явка в единый день голосования была существенно ниже, чем год назад, на выборах в Госдуму — чуть более 30%, хотя возможность самостоятельно выбирать главу города была одним из требований севастопольцев на протяжении всего постсоветского периода.

По мнению большинства экспертов, причин тому было несколько: накопившаяся усталость горожан от нескончаемых политических дрязг последних лет, которые дискредитировали власть и мешали эффективному управлению городом, а также отсутствие прямого диалога с избирателями — люди проигнорировали избирательный процесс попросту потому, что не связывают с местными властями возможность благоустройства собственной жизни. В гонке пиар-технологий, а не реальных личностей народу участвовать не интересно.

«Низкая явка свидетельствует о безразличии граждан к процессу распределения властных полномочий, отстранённость от политических отношений. А тут недалеко и до беззакония, которое предшествует и сопровождает социально-политические катаклизмы. В таких случаях действующая власть утрачивает социальную опору, и любые политические авантюры могут привести к надрыву государственной власти», — комментировал ситуацию политолог Анатолий Филатов.

Он также не исключал, что обозначенная во время визита в Севастополь президента РФ поддержка Дмитрия Овсянникова также сыграла свою роль в низкой явке избирателей, когда люди решили, что вопрос уже решённый и незачем идти голосовать. И это тоже был отнюдь не положительный симптом.

Страсти по Ласпи

Поначалу наиболее острые фазы конфликта исполнительной и законодательной власти Севастополя касались вопросов имущественных и земельных.

Например, спустя всего две недели после официального избрания Дмитрия Овсянникова на должность губернатора активисты ОНФ и ряд представителей Законодательного собрания обвинили правительство в намеренном промедлении с формированием ландшафтного заказника «Ласпи», хотя президент России «ещё вчера» дал поручение разработать комплекс всех необходимых мер по защите уникального заповедника.

Был принят закон «Об особо охраняемых природных территориях», в бюджет города заложили необходимые средства, подготовили полный пакет документов для создания ООПТ, согласованный с профильными министерствами и ведомствами. Однако срок создания ООПТ по инициативе правительства Севастополя переносился дважды — сначала до 20 ноября 2017 года, а потом — до 1 апреля 2018 года. После информации о пересмотре статуса земли в суде, лес начали спешно застраивать, варварски вырубая краснокнижные деревья.

«То, что сейчас происходит — это надругательство над этими землями. Мы теряем урочище, это происходит на наших глазах. Что мы оставим своим внукам, правнукам? Очевидно, что вырубленные можжевельники, фисташковые деревья, которым многие сотни лет, мы уже никогда не восстановим. Любое промедление в вопросе создания особо охраняемой природной территории уничтожает Ласпи и наносит непоправимый ущерб уникальному району Севастополя», — отмечала председатель законодательного собрания Севастополя Екатерина Алтабаева.

По её словам, Законодательное собрание города неоднократно поднимало вопрос о сохранении урочища, и губернатор подтверждал необходимость создания особой охраняемой территории, но по факту ничего не сделал.

На эти обвинения губернатор отвечал, что сначала необходимо завершить хотя бы половину из судебных процессов об истребовании земельных участков из частной собственности в данном районе.

«Как только мы перейдём экватор судебных процессов по данной территории, примем решение о создании ООПТ. Это, собственно, не требовалось в связи с поручением президента. Требовалось подготовить комплекс мер. Мы пошли несколько дальше, в судебные инстанции. Ни один из процессов не доведён до третьей инстанции — Верховного суда, поэтому мы не знаем перспектив судебных разбирательств», — отбивался Овсянников.

В ситуацию даже вмешался специальный представитель президента России по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов, жёстко заявив о необходимости скорейшего прекращения любого строительства в заказнике.

«Надо срочно остановить любую стройку. Любую. И обязать так называемых девелоперов. Надо остановить эту стройку и заставить снести к чёртовой матери всё, что там построено», — подчеркнул спецпредставитель президента.

Но и это не помогло. Поручение Владимира Путина в 2017 году исполнено не было.

Местные активисты предполагают, что затягивание вопроса связано с возможным взаимодействием губернатора и крупных застройщиков.

«Видимо, есть какие-то договоренности, какие-то схемы, согласно которым эти богатые люди оказались в числе неприкасаемых. А все земельные вопросы решаются за счёт простых севастопольцев», — отмечал прессе лидер севастопольских коммунистов Василий Пархоменко, намекая, возможно, на бывшего министра обороны Украины при Януковиче Павла Лебедева, который после майдана укрылся в Севастополе.

Помимо этого фамилия бывшего военного, а теперь респектабельного девелопера неоднократно фигурировала в многочисленных скандалах по необоснованному изменению назначения земельных участков города, на которых ранее общественники фиксировали незаконную застройку.

Точка кипения

Апофеозом противостояния правительства и Законодательного собрания Севастополя стала мыльная опера под названием «принятие трёхлетнего бюджета».

12 декабря законопроект о бюджете поступил на рассмотрение в Заксобрание города, после чего депутаты заявили, что проект документа на следующий год не обоснован на 8 млрд рублей, что составляет 21% всех расходов. Множество споров вызвало сокращение финансирования депутатского корпуса на 33 миллиона в пользу правительства, а также почти полное лишение содержания Контрольно-счётной палаты, не раз выявлявшей злоупотребления чиновников.

18 декабря Дмитрий Овсянников выразил уверенность в том, что, несмотря на все противоречия, Законодательное собрание примет закон о бюджете на 2018−2020 годы в декабре. Параллельно с этим губернатор обвинил главу депутатского корпуса в невыполнении ранее достигнутых устных договорённостей, которое превращает «заседание парламента в фарс». Спикер Заксобрания Екатерина Алтабаева сказала в ответ, что, идя навстречу губернатору, она берёт на себя ответственность за «нарушение закона». 22 декабря принятие бюджета было также провалено.

За неделю до Нового года севастопольские депутаты всё-таки приняли во втором чтении закон о трёхлетнем бюджете, который так и остался с существенным сокращением зарплат аппарата городского парламента и КСП. В знак протеста пять депутатов отказались от своих зарплат.

Вице-спикер Заксобрания Александр Кулагин и глава градостроительного комитета Вячеслав Горелов позже отмечали, что они пошли на этот шаг, дабы сохранить зарплаты своему аппарату. По их словам, несмотря на обещания первого замгубернатора Ильи Пономарёва учесть все депутатские правки в бюджет, Дмитрий Овсянников повторно внёс первоначальный вариант проекта, чтобы таким образом подчинить себе законодательный и контролирующий органы.

«В данных условиях ради сохранения профессионального коллектива аппарата парламента, обеспечения финансовых гарантий их деятельности мы с Вячеславом Гореловым при поддержке коллег внесли проект закона о значительном снижении количества депутатов, работающих на постоянной основе, действия которых распространяются на нас», — заявил на брифинге заместитель спикера Заксобрания Александр Кулагин, отметив, что законопроект предлагает оставить зарплату спикеру Заксобрания Екатерине Алтабаевой, а также главам двух фракций.

После голосования последовал протест прокуратуры на сокращение финансирования контролирующего органа, а значит продолжение конфликта не за горами. И весомых аргументов для стабилизации политической ситуации пока не видно.

Так в 2017 году рухнул шаткий мир между севастопольским парламентом и новым составом правительства, между «патриотами своего города» и «эффективными менеджерами», героями «Русской весны» и бюрократией, условно говоря, «хорошим Чалым» и «плохим Овсянниковым». Но!

Ушёл в своё время «негибкий» губернатор Меняйло, его место занял «улыбчивый» и прогрессивный технократ, а в городе мало что изменилось, система осталась прежней — буржуазия решает свои вопросы, а рядовые люди с присущей им после «перестройки» доверчивой бессознательностью или бессознательной доверчивостью живут в параллельной реальности. Одни бьются за миллионы, другие — молчат за копейки. И без разницы им, кто выйдет победителем в очередной схватке властей. Явка не даст соврать.

Точечные меры, замена одних исполнителей на других ни к чему не приведут, реальные перемены невозможны без базовых изменений общественно-экономического уклада.

Александр Дремлюгин

Источник:  https://regnum.ru/news/polit/2364709.html

Похожие материалы: