Какой будет Республика Крым?

Post navigation

Какой будет Республика Крым?

29 марта в Крыму прошла внеочередная сессия Курултая крымских татар. Делегаты съезда решили пока не проводить референдум о самоопределении. Вместо этого они будут требовать создания национально-территориальной автономии.


В постановлении, принятом на съезде, говорится:

«Объявить о начале политических и правовых процедур по созданию национально-территориальной автономии крымскотатарского народа на его исторической родине — в Крыму. Поручить Меджлису крымскотатарского народа войти в отношения с международными организациями — ООН, Советом Европы, ЕС, ОБСЕ, ОИС (Организация исламского сотрудничества), парламентами и правительствами государств по всем вопросам обеспечениями права крымскотатарского народа на самоопределение в форме национально-территориальной автономии на его исторической родине».

 

Какой будет Республика Крым?Как стало известно, 31 марта экс-председатель Меджлиса крымскотатарского народа, народный депутат Верховной Рады Украины Мустафа Джемилев должен выступить на заседании Совета безопасности ООН.

 

Власти Крыма не против предоставления автономии крымским татарам, однако не территориальной, а национально-культурной. «Статус национально-культурной автономии не носит территориального характера и не предполагает создание каких-либо внутритерриториальных образований. Этот статус будет способствовать сохранению самобытности крымскотатарского населения Крыма в защите культурных и иных прав крымскотатарского народа», — сказал «Интерфаксу» первый вице-премьер крымского совмина Рустам Темиргалиев.

 

В России национально-культурные автономии осуществляют свою деятельность на основе специального федерального закона. Согласно этому закону, национально-культурная автономия — форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой объединение граждан РФ, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры. Всего таких автономий насчитывается более 20.

 

Однако в постановлении съезда крымских татар речь идет о другом: как пояснил газете «Взгляд» профессор Айдын Шемьи-заде, татары требуют восстановить ту форму автономии, которая была в 1921-1944-е годы.

 

«Смешно читать мнения, что такое требование может быть связано с «передачей крымским татарам лишь районов Бахчисарайского или Карасубазарского»! — заметил Шемьи-заде. — Национально-территориальная автономия образуется в случае компактного проживания национальных меньшинств на определенной территории, в местах традиционного расселения малочисленных народов, не составляющих большинства населения».

 

Шемьи-заде не считает препятствием для воссоздания автономии тот факт, что сегодня татары составляют меньшинство на полуострове. «В Татарстане татары составляют 53% населения. Но другой пример — Республика Карелия, где карелов около 8%. В Республике Хакасия живет 12% хакасов. И при этом во всех этих приведенных примерах нет «отдельных районов», на которые избирательно распространяется национально-территориальное самоопределение.

 

К сведению: в Крыму крымские татары составляют около 15% от всего населения», — сказал профессор. Он добавил, что «в РФ формами национального самоопределения являются, в частности, республики, образованные по национальному признаку».

 

Другими словами, крымские татары, по сути, требуют придания всему Крыму статуса крымскотатарской автономии, либо, как минимум, выделения значительных территорий полуострова в отдельный национальный субъект федерации.

 

Отметим, что накануне прошедшего в Крыму референдума о статусе республики татарам были предоставлены беспрецедентные привилегии, которые, как пообещали в Госдуме, будут сохранены после вступления региона в состав России. Речь идет, в частности, о введении квот для татар в органах власти. В России подобные национальные квоты существуют только в Дагестане, причем неформально.

 

Как бы вы прокомментировали желание татар добиться территориальной автономии? С таким вопросом Regions.ru обратились к представителям верхней и нижней палат парламента.

Гаджимет Сафаралиев, Председатель комитета ГД по делам национальностей. Фракция «ЕР»:

Желание создать подобную автономию может появиться у любого народа в составе той или иной федерации. Но ведь есть еще и реалии, которые нельзя не учитывать. А в ситуации с крымскотатарским народом реалии таковы, что теперь этот народ проживает на территории российского государства, поэтому все политические решения должны приниматься им при согласовании с Россией, на основе диалога со всеми другими общественными и политическими силами нашего государства.

Зачем же в обход России сразу обращаться в международные организации, призывать их участвовать в решении вопросов, касающихся судьбы крымскотатарского народа, когда судьба эта теперь неразрывно связана с Россией? Считаю, что это неправильный шаг. Вопрос о создании автономии обсуждать можно, но именно в российских официальных политических кругах, а не в европейских структурах, которые в последнее время не вполне дружественно настроены по отношению к нашей стране.

Владимир Путин официально объявил, что Россия не допустит никакого ущемления прав крымских татар. Поэтому давайте сначала завершим процесс реабилитации крымскотатарского народа, к чему призывает российский президент, а уже затем будем обсуждать вопросы, связанные со статусом этого народа. Но, опять же, делать это необходимо в рамках российского законодательства, на платформе диалога внутри российского общества.

Николай Рыжков, Член Комитета СФ по федеративному устройству, рег. политике, МСУ и делам Севера (Белгородская обл.), беспартийный. Председатель СовМина СССР (1985-1990):

Думаю, постановка вопроса о создании национально-территориальной автономии крымских татар на территории Крыма — это продолжение того давления, которое со всех сторон оказывается сегодня на Россию. Я не очень сильно удивляюсь, что на съезде крымских татар обсуждался такой вопрос.

Территория Крыма является теперь составной частью Российской Федерации. Если крымские татары хотят сформировать национально-культурную автономию в целях развития своих народных традиций, языка и культуры — пожалуйста, пусть формируют. Они и сейчас делают многое для своего культурного развития, сохранения своей самобытности, и никто им в этом не препятствует. Но создавать территориальную автономию с правом выхода из состава РФ я считаю непозволительным. Это категорически неприемлемо. А то, что различные международные организации готовы устроить визг вокруг крымских татар, — на это нам реагировать не нужно. Это продолжение политики Запада, направленной на то, чтобы поставить под сомнение легитимность крымского референдума и присоединение Крыма к России. Мы все делали и делаем правильно. Крым — это исконная российская территория, которая теперь по праву к нам вернулась.

Валерий Шнякин, Член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности (Нижегородская обл). Член ЕР
Во-первых, всей крымскотатарской диаспоре нужно принять то, что уже произошло. Крым стал частью России, а Россия имеет богатейший опыт совместного проживания более 150 народов, среди которых и татарский народ.

Поэтому я бы посоветовал представителям диаспоры прежде, чем обращаться в ООН и другие международные организации, внимательно изучить этот опыт. Не нужно нагнетать обстановку. Пускай проводят переговоры с руководством Российской Федерации, Крыма, встречаются с руководством других российских регионов, чтобы лучше понять, что ни один народ, проживающий на территории нашей страны, не испытывает ни малейшего ущемления и притеснения.

 

На все нужно время, в том числе и на то, чтобы крымскотатарский народ осознал все преимущества жизни в составе России. Для этого должна проводиться серьезнейшая разъяснительная работа, особенно среди молодежи. Нельзя позволить представителям нелегитимной власти в Киеве и их сторонникам на Западе использовать ситуацию с крымскими татарами как козырную карту в противостоянии России.

 

Все вопросы, затрагивающие национальные интересы нашего государства, должны решаться исключительно на основе диалога, взаимного уважения и поисков компромисса. Свое авторитетное слово в этом диалоге могли бы сказать и представители всех основных религиозных конфессий, действующих на территории России.

 

Евгений Федоров, Член комитета ГД по бюджету и налогам. Фракция «ЕР»:

Это желание проявилось как раз вовремя, поскольку именно сегодня идет подготовка крымской Конституции как Основного закона республики в составе Российской Федерации. В ней изначально должны быть закреплены принципы проживания всех крымских народов.

 

Стоит отметить, что российская Конституция, в отличие от Основного закона Украины, более лояльна к интересам проживающих на нашей территории народов и предусматривает механизм создания автономий, аналогичных той, о которой шла речь на внеочередном съезде крымских татар. Для нас это обычная практика: подобные автономии существуют сегодня по всей России. Речь не идет о появлении территории, где крымскотатарский народ будет главным. Создаются такие автономии ради трех основных целей — сохранения национального языка, создания национальных школ и развития национальной культуры соответствующих народов.

 

Прошедший съезд стал для крымских татар, можно сказать, историческим событием. Впервые за всю историю у них появилась законодательная возможность, которую предоставляет российская Конституция, создать автономию, призванную поддержать этот народ как часть единого российского народа.

Василий Лихачев, Член комитета ГД по делам СНГ и связям с соотечественниками. Фракция «КПРФ»:

Сегодняшний подход и региональных властей Крыма, и федеральной российской власти к организации жизни на полуострове в обязательном порядке предполагает учет интересов крымскотатарского населения. Сейчас, как вы знаете, в Крыму находится председатель правительства Дмитрий Медведев. Уверен, у федерального правительства найдутся ответы на все запросы крымскотатарского сообщества, и эти запросы будут рассмотрены в приоритетном порядке.

 

Насколько я понимаю, речь сегодня идет о создании национально-культурной автономии крымских татар. В рамках этой автономии предполагается сохранять и развивать культурное наследие этого народа, проводить работу, связанную с анализом исторической правды, создавать систему образовательных учреждений с обучением на крымскотатарском языке.

 

Возможно, возникнет и вопрос о создании в Симферопольском университете отделения крымскотатарской филологии.

 

Естественно, вся эта деятельность потребует поиска дополнительных источников финансирования. От эффективности же решения задач, стоящих сегодня перед крымско-татарским населением, во многом зависит успех дальнейшего развитие Крыма по пути мира и согласия между всеми проживающими там народами.

Алексей Гришин, член Общественной палаты РФ, президент Информационно-аналитического центра «Религия и общество»:

Меня сразу удивило заявление на Меджлисе, что национально-культурной автономии им недостаточно. Не припомню в нашем законодательстве формулировку о национально-территориальной автономии. Некоторые лидеры крымских татар, по моему мнению, по совету своих западных партнеров и коллег пытаются внести ложку дегтя в бочку меда, которая только-только образовалась на территории Крыма.

 

Кстати, украинское государство вообще не предполагало создания национально-территориальных автономий для крымских татар. Для их пребывания на территории Крыма, то есть России, на мой взгляд, вполне достаточно рамок национально-культурной автономии, это означает сохранение языка, культуры, образования на родном языке и возможность развития всех этих направлений, включая религиозное. Более того, в Республике Крым крымскотатарский язык приобрел статус государственного, многие документы готовятся и уже исполняются на крымскотатарском наравне с украинским и русским.

 

На мой взгляд, некоторые горячие головы в крымскотатарской диаспоре пытаются ухватить как можно больше признаков государственности с тем, чтобы в дальнейшем иметь возможность поставить вопрос об отделении национально-территориальной так называемой автономии от Российской Федерации. То есть они пытаются заложить мину под российский Крым. Считаю, российское руководство должно в этом вопросе проявить принципиальную позицию, предоставить широкую национально-культурную автономию и ни в коем случае не позволять подрывать будущее единства всего Крыма и России.

 

Мне непонятно, почему сейчас такое большое значение придается некоторым так называемым лидерам крымскотатарского Меджлиса, в том числе и бывшим, которые очень часто не отражают нужды и чаяния всего крымскотатарского народа.

 

Налицо явные попытки некоторых наших чиновников, некоторых религиозных лидеров именно подружиться с явно антироссийски настроенными отдельными представителями диаспоры. Это вызывает, мягко говоря, недоумение.

 

При любом раскладе при малейшей возможности эти лидеры, даже при внешней лояльности к российскому государству, пойдут против России, чем и опасно национально-территориальные автономии во главе с такими людьми.

 

Мне непонятно, почему этим занимается Совет муфтиев России, отношение к которому внутри России неоднозначно. Мы же знаем, что при лояльности на словах, в делах СМР занимает далеко не прогосударственные позиции.

 

И когда мы видим концентрацию всех сил, которые бросились в этот Меджлис, видим, что после бесед с Владимиром Путиным по телефону нынешние и бывшие лидеры крымскотатарской диаспоры едут в Брюссель на консультации, возникает много вопросов по будущему статусу, тем более, что они хотят национально-территориальной автономии.

 

Если Россия согласится на это, то потенциальная опасность дальнейших юридических шагов, связанных с возможностью отделения от нашей страны, очень высока.

 

Мы не должны повторять ошибок Советского Союза 1930-х годов, когда некоторым республикам были даны такие полномочия, которые привели к развалу СССР.

 

Источник: http://regions.ru

 

Дополнительные материалы по теме:

 

Меджлис готовил кровавый сценарий в Крыму

 

Кто толкает Путина на грабли меджлиса?

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня