Какую цену народ готов заплатить за государственность?

Post navigation

Какую цену народ готов заплатить за государственность?

Кризис национальной идентичности и российский Кавказ

Понятие «российский Кавказ» многомерно, оно имеет географическое, историческое, экономическое, социально-политическое и духовное измерения. Его географические границы на юге проходят по Главному Кавказскому хребту, на севере — по Кумо-Манычской впадине и далее до Черного моря.

В географическое пространство региона входят не только субъекты Северо-Кавказского федерального округа, но и Краснодарский край и Адыгея. В историческом плане это более широкое понятие, включающее в себя весь Большой Кавказ со всей непростой историей утверждения здесь России. История российского Кавказа начинается в XVII веке. В результате длительных войн и конфликтов с Турцией и Ираном в середине XIX века Россия прочно утверждается на Большом Кавказе.

Понятие «российский Кавказ» многомерно, оно имеет географическое, историческое, экономическое, социально-политическое и духовное измерения.Почти на 150 лет Кавказ выпадает из международной политики не только как субъект, но и как объект межгосударственных отношений. В конце XX века Кавказ вернулся в мировую политику. Но российский фактор в силу общего исторического прошлого неизбывен во внутренней и внешней политике новых кавказских государств. Достаточно весомо присутствует Россия на Большом Кавказе и экономически — межгосударственная кооперация, коммуникации, энергетика и прочее.

В социальном плане достаточно прочными остаются отношения между отдельными гражданами, этому во многом способствует и трудовая миграция из Закавказья в Россию. В политическом плане Россия пока присутствует в военном отношении в Закавказье, является ключевым субъектом в урегулировании конфликтов в этом регионе. В духовном плане Закавказье также еще остается в определенных отношениях привязанным к русскому культурному пространству, достаточно высоким является уровень межконфессиональных отношений.

Таким образом, понятие «российский Кавказ» не сводится только к его географическим границам, не является синонимом Северного Кавказа. Но, судя по фактическим последствиям российской, кавказской внешней и внутренней политики, историческое отступление России на Кавказе еще продолжается. И по всем признакам Россия постепенно, но стабильно теряет влияние на Кавказе, а то и весь Кавказ.

Что мы получили

Российский Кавказ и Кавказ в целом вплоть до сегодняшнего дня ощущают на себе последствия нелегитимного оформления развала Советского Союза. Легитимным в политике признается действие, соответствующее, с одной стороны, праву, то есть является законным с формально-юридической стороны, а с другой — отвечает представлениям о справедливости субъектов, вовлеченных в данное действие.

При оформлении развала Советского Союза была полностью проигнорирована Конституция СССР, то есть формально — юридический закон, и попраны представления о справедливости подавляющего большинства советского народа, который на мартовском референдуме 1991 года проголосовал за сохранение СССР. Последствия развала СССР оказались катастрофическими не только для постсоветского пространства, но создали и массу непросчитанных его инициаторами проблем для всего мира. Возможно, развал Советского Союза и был предопределен. Но катастрофой он стал именно по причине нелегитимного оформления его результатов. Если сверхдержава, один из столпов международного права, может быть ликвидирована вопреки этому международному праву и собственной Конституции, то почему мир не может проглотить ликвидацию Югославии, оккупацию Ирака, вторжение в Афганистан, кровопролитные межэтнические и межклановые войны, полыхающие по всей тропической Африке, гражданскую войну в Ливии, обладание ядерным оружием державами, чья политическая идеология опасна для соседей, независимость Косово, Южной Осетии, Абхазии и т. д., и т.п.

Из нелегитимного оформления результатов развала СССР проистекают развал молодой грузинской государственности, Нагорный Карабах, гражданская война в Таджикистане, тлеющий узбекско-киргизский конфликт, холодный мир во всей Средней Азии, неурегулированные погранично-территориальные проблемы между Россией и Украиной, Приднестровье, проблема русских не только в Прибалтике, но и во всех постсоветских государствах.

Но самой большой катастрофой развал СССР обернулся для Российской Федерации. С одной стороны, были делегитимированы сама российская государственность, ее федеративная и историко-географическая основы. Почему демократический всплеск начала девяностых так быстро угас и утвердился чиновничье-бюрократический авторитаризм — опять же при полном безмолвии народа? Почему коррупция разъедает общество, а общество к этому просто приспосабливается? Почему элита так далека от действительных интересов страны и приобретает все более космополитический, а зачастую и компрадорский характер? Почему Китаю отдали Амур, Азербайджану — Самур, Казахстану — пол-Каспия, а народ молчит? Почему во всех постсоветских государствах идет прямая дискриминация русского этноса, культуры и языка, а Российскому государству до этого дела нет? Почему российскому гражданину комфортнее отдыхать, работать, учиться и жить везде, но только не в собственной стране? Почему народ не гордится своей армией и не хочет посылать детей в нее? Почему дети элиты не служат в армии? Почему не поем гимн собственной страны, а шевелим губами? Почему нет ни одного российского национального праздника, который бы праздновался всем народом?

Почему походя проигрываем олимпиады, чемпионаты, турниры, а выводов не делается? Перечень такого рода вопросов бесконечен. А причина одна — Россия как страна вплоть до сегодняшнего дня не самоопределилась в собственной национальной идентичности, народы России не воспринимают страну как свою родную, как соответствующую ее исторически сложившимся представлениям о собственной государственности.

Преодоление отчуждения народа от собственного государства в нашей стране невозможно без выявления сущности российской государственности, соответствующей представлениям народов страны о справедливости, без соотнесения этнической идентичности народов России с национально-государственной идентичностью.

Любая этническая культура непрестанно развивается, изменяя, утрачивая и приобретая те или иные субкультурные элементы, в том числе имеющие отношение к религии. Однако этническая идентичность, т.е. выделение круга своих из моря чужих и готовность стоять с ними в одном боевом строю, вообще говоря остается одной и той же, пока существует этнос» (см.: Белоусов Е.В., Дибиров А.-Н.З. Страна, война и наша идентичность// Вестник российской нации. 2010. №№ 4-5. С. 65-66.).

Безусловно, в процессе исторической эволюции на этническую идентичность наслаиваются и другие основания общности — религия, территория, экономика, культура, политическая организация. Но в условиях комплексного кризиса этих оснований общности на передний план всегда выходит исходное основание идентичности — этничность. «Идентичность — это субъективный стимул, благодаря которому совокупность индивидов существует как целостность, общность. И главное в ней — готовность выступить на защиту, на сохранение общности, с которой идентифицирует себя человек». (Там же. С.64.)

Кризис идентичности в России вылился, с одной стороны, в русский этнический национализм, густо замешанный православным клерикализмом, а с другой — в этнический национализм малых этносов, нередко выступающий под идеями исламского фундаментализма.

Русский этнический национализм в современных условиях не обладает целостной идеологией, у него нет ни теоретического, ни исторического обоснования. В теоретическом плане он представляет собой причудливую смесь из внутренне противоречивых идеологем, восходящих к древнеславянскому язычеству, ортодоксальному православию, нацизму и даже к мистицизму. В историческом прошлом идет явная демонизация всех остальных этносов и наций в противовес особой исторической миссии русского этноса. В силу этого в нем очень высок потенциал экстремизма. Его социальная база воспроизводится в основном в молодежной среде крупных российских мегаполисов.

Цель русского этнического национализма — создание русского этнического государства с явным этнократическим налетом. В этом смысле русский этнический национализм стоит в одном ряду с украинским, грузинским, казахским, узбекским, азербайджанским, прибалтийским национализмом и национализмом других этносов, приобретших собственную государственность после развала Советского Союза. И надо признать, что этнический национализм наиболее крупных или титульных этносов в ряде постсоветских государств действительно стал основой формирования национальной идентичности взамен утерянной советской идентичности. Правда, многим из них пришлось за это дорого заплатить: Грузии — Абхазией и Южной Осетией, Молдавии — Приднестровьем, Азербайджану — Нагорным Карабахом, Таджикистану — гражданской войной и т. д.

Каждый этнос, безусловно, имеет право на свою собственную государственность. Вопрос только в цене: какую цену он готов за это заплатить. Создание русского этнического государства сегодня возможно, если вернуться в границы Московского царства. Готов ли русский этнос к таким жертвам? Очевидно, что такой путь губителен для современного Российского государства и обрекает русский этнос не только на глубокий внутренний раскол, но и лишает его самостоятельности в историческом творчестве.

Российское государство всегда позиционировало себя как полиэтническую общность — и в имперский, и в советский, и в современный периоды. Полиэтничность российской государственности — это его родовая, имманентная, сущностная черта, сформировавшаяся в силу объективных причин на протяжении столетий.

Во- первых, все российские этносы, обладающие национальной автономией, являются коренными народами, живущими на своей исторической территории. Как этнические русские живут на своей исторической территории, так и чеченцы и ингуши, татары и аварцы и многие другие российские этносы живут на своей исторической территории. У этих этносов так же, как и у этнических русских, нет земли обетованной за пределами России.

Единственным исключением является Еврейская автономная область, но причины, по которым эта область создавалась, общеизвестны. Своя историческая территория есть у российских грузин, украинцев, азербайджанцев, армян и целого ряда других некоренных этносов. Но эти территории находятся за пределами России. Поэтому они и не образуют историческую полиэтничность России. Если бы дело было только в них, да, безусловно, Россия моноэтническое государство, где 80 процентов населения составляют великороссы. Известное высказывание Расула Гамзатова о том, что Дагестан добровольно в состав России не входил и добровольно из него не выйдет, имеет более глубокий смысл, чем кажется на первый взгляд. Дагестан — историческая территория народов, живущих здесь, и другой территории в мире у них нет. Кто может забрать эту территорию, пока живы эти народы?

Попытка отнять территорию путем насильственного выселения этноса в Чеченской Республике аукнулась двумя войнами. В Крыму, возможно, зреют и гроздья гнева крымских татар, если они не получат удовлетворительного решения своей проблемы. Почему не удалась грузинизация южных осетин и абхазов? Прежде всего потому, что они живут на своей исторической территории. Другими словами, российские этносы — это не гости этнических русских, которым в случае чего можно и на дверь указать, а такие же хозяева этой страны, как и они.

Во-вторых, современный русский этнический национализм проистекает из ошибочной идеи о том, что этнические русские — это единственный государствообразующий этнос России.

История российской государственности уходит своими корнями еще во времена Новгородско-Киевской Руси, являвшейся первой исторической самостоятельной государственностью восточных славян, из которых впоследствии вышли три родственных этноса — великороссы (этнические русские), малороссы (украинский этнос) и белорусы.

Древняя Русь пала под ударами монголо-татар. Почти триста лет великороссы входили в состав монгольской империи в качестве этнического меньшинства со всеми вытекающими отсюда издержками жизни в этнократическом имперском государстве. Строительство собственного этнического государства великороссов начинается после победы на Куликовском поле. Свое окончательное оформление эта государственность получает в Московской Руси — Московии. В этническое государство великороссов в 16 веке в результате завований Ивана Грозного и экспедиции Ермака на правах этнических меньшинств вошли этносы Поволжья, Сибири и Севера.

Тем не менее Московская Русь оставалась этническим государством великороссов, именно они были государствообразующим этносом. В результате смуты и польской интервенции Московская Русь как самостоятельное государственное образование прекратило свое существование в начале 17 века. Фактически это была гибель русской этнической государственности.

Возрожденная государственность была уже иного качества. 1612 год, возможно, является самой выдающейся датой в истории России. Если бы нынешняя власть, с чьей подачи был введен праздник 4 ноября, обладала большей легитимностью, то этот праздник вызывал бы законную национальную гордость всех этносов страны. Уникальный случай в истории — государственность была возрождена не армией, не элитой страны, а самим народом. Произошло это в условиях, когда элита была дискредитирована, отсутствовали признанные лидеры, исчезли центры, страна была захлеснута стихийными движениями, произошла автономизация (суверенизация) отдельных частей. (См.: Геллер М. История Российской империи. В 2-х томах. Т.1. С. 299. М., 2001.).

В 1612 году родилось новое государство, которое в своей сущности отличалось от предыдущего. Формально оно называлось Московской Русью, но фактически это была уже Россия. (См.: Дегоев В. Россия, Кавказ и постсоветский мир. Прощание с иллюзиями. М., 2006. С. 112-113). Главное отличие новой государственности состояло в том, что это была общая государственность всех этносов страны. Другими словами, новое государство было создано усилиями всех этносов, входивших в состав старой Руси. С 1612 года государствообразующими этносами стали и бывшие до этого в Московской Руси в этническом меньшинстве народы страны. Причин этого уникального явления в нашей истории много, но, безусловно, особую роль сыграло то, что новые этносы увидели выгоды жизни в сильном централизованном государстве…

Абдул-Насир ДИБИРОВ,

доктор политических наук, профессор

Источник: http://www.dagpravda.ru/?com=materials&task=view&page=material&id=16545

Похожие материалы: