Как из под нас выдергивают Родину

Post navigation

Как из под нас выдергивают Родину

С журналистом от Бога Виктором Ядухой я знаком почти два десятка лет. Ему посчастливилось родиться в Крыму. Я же, из поколения родившихся на высылке крымских татар, впитавший любовь к Крыму с молоком матери. Все мы с мало-мальски сознательного возраста грезили землей предков, такой, казалось бы недоступной и в то же время такой необыкновенно родной и близкой.

Наше знакомство с Виктором состоялось в начале бурных 1990-х годов. Тогда он работал в еженедельнике «Остров Крым», я же — в Министерстве образования АРК пытался, как мог, поднимать из руин систему национального образования. По-видимому, наша тогда встреча не была случайной: и он, и я мечтали и верили в справедливый одинаково родной и для меня, и для него Крым. Каждый на своем месте делал для этого все, что мог для нашей с ним одной Родины.

Сейчас он живет и работает в Москве, я же — по-прежнему в Крыму, и никуда отсюда уезжать не собираюсь.

На какую бы тему не писал Виктор, его статьи не оставляют равнодушным никого. Вот и последняя его публикация на ИА Ростбалт «Почему я не хочу ездить в Крым» от начала и до конца пронизана острой болью за то, во что превратили нашу с ним Родину бездарные киевские и местечковые политики. Со многими его выводами и оценками, приведенными в публикации, я полностью согласен.

Единственно, с чем не могу и не хочу согласиться: оставить Крым на милость горе-покорителям его. Перефразируя один из хорошо известных нам с ним анекдотов, хочу задать риторический вопрос: «Если все коренные крымцы покинут Родину и перестанут за нее биться, кому тогда достанется Крым»?

Васви АБДУРАИМОВ

Почему я не хочу ездить в Крым

Виктор Ядуха

Крым в России уже даже не ругают: нюхнувший Турции и Болгарии россиянин молча отвернулся от этого «совка по мировым ценам». Я тоже не понимаю, зачем столько платить за вход на набитые битком и неухоженные пляжи, за проезд к дикому берегу в диком поселке, за орущий отовсюду блатняк, за груды мусора и убитые дороги.

Меня тоже бесит почти полное отсутствие золотой середины — здесь или курятник, или дворец; либо шалман для бомжей, либо дорогущий ресторан; барство дикое и рабство тощее.

И все равно каждый год я ездил в Крым, потому что это моя родина. Потому что здесь живут мои родные и близкие люди. Потому что только здесь я мог пройти по тропинкам своего детства и убедиться, что оно было. А теперь — не езжу. От Крыма, который мне дорог, мало что осталось.

В Севастополе на западе Гераклейского полуострова есть уникальное место — мыс Фиолент. Степной берег переходит здесь в горный, обрываясь длинной известковой стеной. Сверху в любое время года открываются красивые закаты, а тех, кому не лень спуститься козьими тропами вниз, ждут уютные пляжи и неплохая подводная охота. Недавно каменную стену Фиолента высотой 70 м кто-то распилил сверху донизу и свалил огромные массы грунта прямо в море, уничтожив часть флоры и фауны, занесенной в Красную книгу. Теперь на недоступный берег можно выезжать на джипе. Но не каждому: место гигантского распила, хорошо видное из космоса в Google Earth, огорожено и охраняется. Кто это сделал, до сих пор не ясно: городские власти стыдливо молчат.

Одна из визиток того же Севастополя — памятник «Штык и парус» на мысе Хрустальном. Когда подплываешь к городу с моря, белый каменный треугольник виден за несколько километров. Несколько лет назад берег вокруг памятника стали застраивать «трехэтажными апартаментами». Теперь они 12-этажные, памятника почти не видно, ландшафт исторической части города нарушен. Кто за этим стоит, не знает даже автор «штыка». Местные снисходительно называли его «мечтой импотента» — теперь стыдятся, жалко.

Три года назад министерство культуры Украины объявило о строительстве отелей в античном заповеднике «Херсонес Таврический». Мировая археологическая общественность взвыла, Херсонес отбили. А относящуюся к нему генуэзкую крепость Чембало в Балаклаве — нет. На окрестных горах растут отели, и ладно бы. Но эти горы огорожены целиком, включая подходы к берегу и дороги. Когда едешь на пляж Васили, серпантин дороги общего пользования несколько сотен метров вьется по тоннелю из глухих металлических заборов. За ними ничего нет: кто-то просто забил место.

Зеленый профилированный забор стал главным символом Крыма последних лет. Поселок Парковое на Южном берегу. Лучшую часть дореволюционного парка у моря, по которому десятилетиями гуляли все желающие, кто-то тупо хапнул. На заборе — «частная собственность». Какая собственность, парни? Эти земли запрещены к приватизации. А пофиг! Хотя рядом в Алупке случился народный бунт — местным жителям и отдыхающим таким вот забором просто отрезали выход к морю.

В 2008 году Кореизский поселковый совет отдал под частную застройку территорию исторического памятника — Юсуповского дворца. Остановить стройку удалось только через Верховный суд, но говорят, новая власть опять ее разрешила.

Да что там Кореиз: из Фонда госимущества сообщают, что огромный заповедный Форосский парк 1828 года закладки на корню продан зятю Кучмы, олигарху Пинчуку. Парк пока открыт для посещения, но если закроют — не удивляйтесь.

В Никитском ботаническом саду за несколько лет киевские и крымские чиновники отрезали себе десятки гектаров земли. Теперь там дачи экс-генпрокурора Украины, спикера ВС Крыма и, говорят, самого Януковича. Одна из многих его дач по всей Украине — президент вообще слаб на недвижку.

Около Гурзуфа донецкие пацаны, которые давно хозяйничают в Крыму, в 2007 году получили 121 гектар земли под гольф-клуб. В надел тупо прирезали поселок Партизанское — вместе с жителями.

В Коктебеле распаевали и выставили на продажу уникальную гору Климентьева, на которой тренируются планеристы со всего мира. Грянул мировой скандал, гору удалось отбить, но виновники до сих пор при делах и после выборов в местные советы здесь ждут нового захвата.

Еще одна «пацанская тема» в Крыму — пожары в реликтовых лесах. «Кто-то» поджигает, ты героически тушишь, потом выводишь горельник из состава заповедника и застраиваешь элиткой. После серии пожаров бывший спикер Гриценко предлагал президенту вывести 800 га охранных земель высшей категории Ялтинского горно-лесного природного заповедника. А что, горная часть Южного берега, си-вью, ноль трущоб, $2-3 млн за коттедж. Экологи говорят, что это уничтожит горный Крым и Южный берег как климатический курорт. Ну, это для кого как.

До не давнего времени от всего этого дерьма можно было свалить на Тарханкут или в уникальный поселок Научное, где расположена Крымская астрофизическая обсерватория. Но природный парк «Волшебная гавань» на Тарханкуте уже застраивают. Застройка незаконна по определению, но чей-то частный туркомплекс высится прямо над аркой Большого Атлеша — выдвинутого в море мыса, через который проходит огромный сквозной грот. А в Научном компания «Консоль» рекламирует строительство элитного жилого комплекса. Астрономы уже все пороги в Киеве обили: элитная засветка уничтожит обсерваторию. Но тщетно, ведь хозяин «Консоли» стал новым спикером Верховного Совета Крыма. И вообще, где это видано, чтобы астрономы побеждали девелоперов?

Да, я знаю, что так везде. Знаю про Сочи, про Имеретинку, про уничтожение исторической Москвы, по остаткам которой давно не походишь с фотиком: везде заборы, камеры и угрозы охранников. Крым — лишь один из множества примеров того, как из-под нас выдергивают Родину.

Ну и как после этого, скажите, нам ее любить?

www.rosbalt.ru

Похожие материалы

Ретроспектива дня