Как нам обустроить Украину?

Post navigation

Как нам обустроить Украину?

Завтра в Женеве должна пройти встреча глав внешнеполитических ведомств США, ЕС, России и Украины, посвященная украинскому кризису. Украина обещает продемонстрировать доказательства причастности русских к повстанческому движению на юго-востоке. Мало того, перед переговорами Киев выдвинул Москве требования: осудить сторонников федерализации, отвести войска от границ, отозвать решение на их использование за рубежом и вернуть Крым.

Как нам обустроить Украину?Но не факт, что Сергей Лавров вообще приедет на встречу, и не потому, что Москва нынешнюю власть в Киеве не признает.

 

Просто о недопустимости силового варианта решения кризиса украинцев предупреждали, так что теперь все зависит от толкования, насколько «силовым» является все то, что сегодня происходит в соседней стране.

 

Возможно, Джону Керри и Кэтрин Эштон придется выслушивать шпионско-диверсантские истории без российского коллеги.

Между тем, все понимают: Крым Россия уже не отдаст, а обсуждать стабилизацию Украины без участия русских бессмысленно. Экономисты считают дефолт этой страны неизбежным. Только в 2014 году ей понадобится на закрытие всех дыр как минимум $30 млрд, а получит она в лучшем случае лишь $27 млрд, и то за два года. А может и не получит, поскольку западным кредиторам не ясно, сохранится ли страна в ее нынешнем виде.

«Европейцы жутко боятся восстановления Российской империи, и готовы отдать последние деньги Украине, чтобы та не попала в орбиту России, — заявил вчера «Российской газете» немецкий политолог Александр Рар. — Но у Запада нет таких денег, США и Евросоюз могут только давать кредиты». А значит, Украина должна будет их вернуть и пойти на очень болезненные реформы. Появится много безработных, закроются сотни заводов, страну охватят акции протеста. Поэтому, считает Рар, единственный выход — помочь Украине на паях с Россией.

 

Но зачем России содержать враждебную Украину на паях с враждебным Западом? На днях Путин прямо дал понять, что Москва больше не намерена спонсировать дрейф Киева в сторону НАТО и ЕС. Это значит, никаких скидок, кредитов и отсрочек по платежам она Украине больше не даст.

 

Мало того, отныне Газпром намерен поставлять газ только по предоплате. А поскольку Европа, в отличие от РФ, признает новую власть в Киеве, перебои с газоснабжением из-за нежелания Украины платить по контрактам придется «разруливать» уже Брюсселю.

Чего же хочет Россия? Формально — федерализации Украины. Двадцать с лишним лет 12% ее граждан из дотационных западных регионов навязывали свою волю восточным регионам-донорам, где живет 50% населения. Юго-восток уже показал, что ему это здорово надоело, а нынешняя власть демонстрирует, что готова карать несогласных даже танками. Так не пора ли и в самом деле с этим покончить?

Давно пора, и Запад, кажется, готов на это пойти. В Германии и Франции не раз высказывались за федерализацию Украины. Правда, была против зам госсекретаря США Виктория Нуланд, но понимание в Вашингтоне есть: на днях даже консервативный Foreign Affairs изумился, как эта расколотая страна еще не развалилась раньше.

Однако федерализация Украины для Москвы не самоцель. Это лишь инструмент достижения стратегических целей — разблокировать Крым и Приднестровье, не допустить на территорию Украины НАТО, сохранить военно-промышленную кооперацию и объединиться с тяготеющей к России частью Украины сначала в Таможенном, а затем и в Евразийском союзе.

Стратегию эту никто в Москве особенно не скрывает, и на Западе о ней знают давно. Однако воссоздание Российской империи или СССР в любом формате — ночной кошмар для Европы и США, и обсуждать его условия с Москвой они не будут ни при каких обстоятельствах. Зато обсуждаться может все остальное.

Как ни странно, военно-промышленная кооперация с Украиной за редким исключением даже сегодня сохраняется: Киев не решается оставить без работы сотни тысяч жителей востока страны, которые сразу же вольются в ряды демонстрантов. Так что тут пока можно говорить о перспективах на будущее.

На снятие транспортной и водной блокады с Крыма и Приднестровья Киев без серьезных уступок со стороны Москвы (например, по газу и легитимации режима) не пойдет, да и с ними пойдет лишь после президентских выборов и под давлением извне. Со стороны Запада это может быть политическое давление, со стороны РФ — военное, и тут у всех сторон большое поле для маневров.

Полную гарантию невступления Украины в НАТО может дать лишь контроль над всей ее территорией, но это невозможно. Значит, надо решать: или контроль над ее частью (в этом случае НАТО обязательно обоснуется в другой половине) или нейтралитет Украины в целом.

Но как его обеспечить, если даже федерализация в нынешних условиях не гарантирует ни спокойствия, ни нейтралитета на хоть сколько-нибудь серьезный срок? Не может проходить через середину единой страны и граница Таможенного союза. Значит, выход один: как можно мягче и бескровнее разъединить Украину.

Кризис на Украине будет иметь глубокие последствия для всего мира, считает Александр Рар. По его словам, у Запада есть два пути: или сближение с Россией и свободная экономическая зона от Лиссабона до Владивостока. Или — полномасштабные санкции, изоляция и новая холодная война.

Однако сегодня в утопию конвергенции с Западом, чреватую отказом России от суверенитета и конфронтацией с Китаем, мало кто верит. А в случае санкций растет вероятность полномасштабной гражданской войны на Украине, где Россия будет прямо поддерживать Юго-восток, а НАТО — как минимум снабжать Запад и Центр оружием и советниками. В конечном счете, альянс обоснуется в западной части страны, а Россия в восточной, и в ходе самых настоящих боев будет проведена новая, уже реальная граница между Россией и теми, кто все еще рискнет называть себя Украиной.

Не исключено что эта новая линия границы также станет одним из предметов разговора на завтрашней встрече. Есть основания полагать, что он будет предельно откровенным.

Виктор Ядуха

Источник: http://www.rosbalt.ru

 

Как нам обустроить Украину?

Регионалы созвали собрание депутатов всех уровней

23 марта в Киеве открылось национальное собрание депутатов советов всех уровней от Партии регионов, которое проходит при участии сельских, поселковых, городских голов и народных депутатов Украины.

 

23 марта в Киеве открылось национальное собрание депутатов советов всех уровней от Партии регионов. В ходе мероприятия «регионалы» планируют подвести итоги работы власти за прошлый год, а также обсудить реализацию программы «Украина для людей» и проводимые в стране реформы. На мероприятие из всех регионов страны прибыли 7 тыс. депутатов разных уровней.

 

Крымскую делегацию представляют 300 человек. Среди них — члены Президиума Верховной Рады АРК Константин Бахарев, Виталий Нахлупин, Ефим Фикс, Николай Янаки, Константин Мальчиков, Рустам Темиргалиев, Игорь Лукашев, Владимир Клычников, мэр Симферополя Виктор Агеев, градоначальник Ялты Алексей Боярчук, городской голова Евпатории Андрей Даниленко, другие.

В собрании также принимают участие глава политсилы, Премьер-министр страны Николай Азаров, почетные гости — спикер парламента Владимир Литвин и лидер коммунистов Петр Симоненко.

В ходе мероприятия «регионалы» планируют подвести итоги работы власти за прошлый год, а также обсудить реализацию программы «Украина для людей» и проводимые в стране реформы.

Источник: http://www.kianews.com.ua/node/31200

Как нам обустроить Украину?

Приглашение к дискуссии на заданную тему

За последние пять-шесть лет тезис о «расколе» украинской нации, линию которого можно наглядно увидеть на карте территориального распределения голосов на любых выборах, уже стал хрестоматийным. 

 

Тезис о «расколе» украинской нации, линию которого можно наглядно увидеть на карте территориального распределения голосов на любых выборах, уже стал хрестоматийнымВопрос его природы непростой и дискуссионный, а следовательно очень удобный для манипуляций — выводы о цивилизационной несовместимости «двух Украин», политический призрак ПиСУАРа и заявления Андруховича о балластной сущности Донбасса и Крыма яркие тому подтверждения.

Этот раскол нашел также свое отражение в партийной системе Украины. Конечно, намного легче раздувать спекуляции по поводу региональных отличий в идентичности, исторического сознания и языковой ситуации, чем брать на себя конкретные социально-экономические обязательства, разрабатывать комплексные программы по модернизации государства и приучаться к политической ответственности. Коррупция совместима с требованием двуязычия или уравниванием в правах ветеранов УПА с фронтовиками Красной Армии, но она не уживается с лозунгами социал-демократии или либерализма.

На исходе «ющенковской пятилетки» между главными политическими силами двух электоральных «нив» даже выработался консенсус о сохранении подобного statusquo — вспомним попытку коалиции ПРиБЮТ в июне 2009 года, когда всерьез стал разрабатываться сценарий двухтуровой системы выборов в ВР, которая с большой долей вероятности законсервировала бы существующую электоральную ситуацию с сохранением силовой линии противостояния «восток-запад».

Изменения, внесенные в украинскую политическую систему на протяжении года президентства Януковича, в первую очередь — раздавливание оппозиции, снижение роли парламента и возврат к смешанной системе выборов в ВР, безусловно, отодвинули проблему электорального раскола на второй план. Однако, очевидно, он остается самым большим тормозом в процессе назревания и структуризации в Украине нормальной для Европы партийной системы, жизненно необходимой для эффективного функционирования демократического режима. Политики утратят какие бы то ни было стимулы к перерождению в цивилизованных и ответственных менеджеров, если они будут иметь возможность и дальше топтаться на поле популистских социально-антагонистических лозунгов, — это очевидный факт. А политическое сознание общества может эволюционировать десятилетиями, из-за чего на подобные лозунги будет спрос. Соответственно, единственным путем решения проблемы «национального раскола» является внесение институционных изменений в избирательную систему, что заставило бы политических актеров сменить предвыборный «репертуар» и разрабатывать более актуальные и более важные темы.

По убеждению автора, рационально было бы сконструировать систему выборов в парламент как модифицированную систему региональных списков. Предлагается разделить Украину на два больших многомандатных округа, которые насчитывают приблизительно одинаковое количество избирателей, — аккурат по той же линии раздела, которая кочует по электоральной карте страны от выборов до выборов. Один округ — центр и запад с Киевом, другой — юго-восток, возможно, с определенными коррективами относительно действующего административно-территориального деления. Отличия в населении между округами не будут такими уж значительными (несколько сот тысяч голосов), чтобы можно было говорить о дискриминации в праве голоса. От каждого из таких избирательных округов по пропорциональной системе избирается ровно половина парламента — то ли 225, то ли 150 депутатов (по случаю возникает давно обсуждаемая возможность сократить число народных избранников).

Введение такой избирательной системы убивает сразу несколько зайцев. При проведении предвыборной кампании теряет смысл эксплуатация лозунгов о двуязычии или вступлении в НАТО. Конкурируя на электоральном поле, где общественное мнение по поводу этих проблем более-менее однородно, политические силы будут вынуждены концентрировать свои программные принципы на других вопросах. Это будет способствовать структуризации партий в левой и правой нишах и приведет политическую борьбу в нормальное русло дискуссий о роли государства в экономике и жизни общества и объеме социальных гарантий. В случае паритетного представления в парламенте двух «сегментов страны» станет очевидной безрезультатность затрагивания контраверсионных тем.

 

Зато парламентское большинство гарантированно будет состоять из партий, которые представят оба избирательных округа, и будет создаваться консенсусным путем на основе идеологической близости — например, условный Социалистический блок Донбасса образует большинство с условной Социал-демократической партией Галичины и сформирует правительство. Парадоксально, что, несмотря на организационно заложенный в такие политические силы региональный партикуляризм, этот союз намного более склонен работать над воплощением программных принципов. Рано или поздно такая избирательная система приведет к образованию мощных лево- и правоцентристских блоков в обеих частях страны и последующему их объединению в идеологические общенациональные партии. Стоит также отметить, что региональное представительство элит в таком парламенте будет на порядок выше — соответственно, предложенная модель лишит актуальности инсинуации о двухпалатном парламенте.

Возможный аргумент о недопустимости законодательной фиксации линии раскола как первого шага к федерализации и распаду страны страдает тем, что, во-первых, этот проект не предполагает никакой автономизации округов, и, во-вторых, заставляет политиков избегать контраверсионных тем. В идеале такой раздел страны на восток и запад за несколько электоральных циклов непременно станет условным и искусственным и будет отменен. Также нельзя поспорить с тем, что какое-то время адаптация политической и партийной систем к этому нововведению будет довольно болезненной, — но в долгосрочной перспективе полезность этого безусловна.

Если быть последовательными, логично было бы отметить, что законодательный орган Украины, сформированный по такой модели, потребует парламентской формы правления с коалиционными правительствами и слабым президентом. Очевидно и то, что в случае осложнения системы выборов в парламент всенародные выборы президента станут существенным фактором дестабилизации.

Автор всецело осознает крайне низкую вероятность воплощения в жизнь вышеприведенной модели в сегодняшних условиях. К сожалению, многим интересным институционным проектам реформ украинского государственного аппарата не дали ход из-за противоречий с сиюминутными интересами политических сил. Но если уж нынешняя политическая система так страдает постоянными перекосами и общественной конфликтогенностью, то ее реформы неотвратимы и, несмотря на их отдаленную перспективу, в обществе должны вестись дискуссии о самой актуальной модели государственного строя. А, принимая во внимание безоговорочную сегментированность общества, инструменты консенсусной демократии — это первое, что может нормализовать украинскую политическую жизнь.

 

Антон ПЕЧЕНКИН,

Школа политической аналитики НаУКМА,

для «Главреда»

«Главред» приглашает всех желающих к обсуждению тем, предложенных нашим автором.

 

МФ-информ также предлагает всем заинтересованным «умникам и умницам» порассуждать не только на кухнях, но и публично об оптимизации существующей модели государственного и республиканского устройства Украины и Крыма.

Источник: http://glavred.info

Похожие материалы: