Как французский летчик отблагодарил Земине Дагджи

Post navigation

Как французский летчик отблагодарил Земине Дагджи

Тимур ДагджиМФ-информ ведет рубрику о наших соотечественниках — участниках Великой Отечественной войны, награжденных боевыми орденами и медалями. Это лучший ответ тем, кто пытался вчера,и никак не уймется сегодня, оправдать величайшее преступление, совершенное сталинщиной против крымскотатарского народа, мифическим массовым коллаборационизмом крымских татар в Великую Отечественную войну.


Данные, которыми оперирует МФ-информ, взяты из наших государственных военных архивов, которые не подвластны преступной фальсификации «историков» и разного рода доморощенных «краеведов», берущие факты из потолка и мемуарной публицистики военных преступников фашистской Германии.

 

МФ-информ пофамильно называет наших соотечественников, проявивших мужество и героизм на фронтах Великой Отечественной войны, награжденных за это высокими правительственными наградами — боевыми орденами и медалями. Таких в их списках уже набралось свыше пяти тясяч!

 

В публикации 6 марта 2016 МФ-информ рассказывает о Земине Дагджи — ведущем хирурге эвакогоспиталя — капитане медицинской службы, награжденной медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Земине Дагджи — моя родная алашка (сестра отца). Хочу добавить несколько строк о ней — какой я ее запомнил в военные годы…

 

Земине Дагджи работала в Ялтинском родильном доме. Уже на второй день войны ее вызвали в военкомат. — На войне детей не рожают, — сказали ей. — Будете оперировать раненных.

 

Немцы стремительно наступали. Советские войска несли огромные потери. Медики работали круглые сутки. Не хватало лекарств, перевязочных материалов. Приходилось использовать стиранные бинты. Легко раненные, снова уходили на передовую, а тяжелых отправляли в тыл.

 

Сколько всего она сделала операций, сколько жизней спасла — не помнила. Может быть тысячу, а может быть и две. Никто тогда не считал…

 

При форсировании Днепра их разбомбили. Ее контузило. Она потеряла сознание. Плавать не умела. Кто ее вытащил на берег, не помнила. Несколько дней отлеживалась. Снова встать за операционный стол не смогла. Руки дрожали. Ее вызвали в штаб и предложили уехать в тыловой госпиталь. Она попросила отправить ее в Самарканд, где жил тогда ее старший брат — мой отец.

 

Я был мальчишкой и хорошо помню тот день. Невысокая, в военной форме она обняла сначала отца, потом маму и, наконец, прижала меня к себе.

 

Из рюкзака вытащила американские консервы, шоколад и небольшой узелок с пулями и осколками. У каждого была своя особая история. Помню только, что несколько пуль она вытащила из сбитых французских летчиков эскадрильи «Нормандия-Неман». Они удачно приземлились на парашютах, но уже на земле их преследовали немцы. Раненные, летчики сумели выйти к нашим. Одному из них грозила ампутация ноги, но тетя Земине сделала все, чтобы сохранить ее.

 

Через несколько лет, уже после войны, тот самый летчик нашел ее и отправил посылку с благодарственным письмом. В посылке была бутылка дорогого французского вина, шоколадные конфеты и вяленные лягушата, которые там считаются деликатесом. Вино мы выпили, а лягушат тетя Земине выкинула в мусорное ведро.

 

После войны она работала в республиканской больнице, считалась лучшим хирургом города. Старое поколение самаркандцев до сих пор вспоминает ее с благодарностью.

Тимур Дагджи

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня