Как Эрдоган изменил Турцию

Post navigation

Как Эрдоган изменил Турцию

Президент Турции Тайип Эрдоган по итогам выборов 24 июня 2018 получил широкие полномочия. Он стал главой исполнительной власти, а по сути, владельцем компании «Турция». Новое правительство Эрдогана представляет собой довольно классическую схему управленческого аппарата крупной компании. Министры уже принесли присягу и начали работу, а турки теперь пытаются понять, что их ждет в связи с переформатированием иерархии властных структур.

Как Эрдоган изменил Турцию

Параллель с бизнес-структурой — это не столько колкая метафора, а почти буквальная отсылка к словам самого президента.

Теперь Турция является президентской республикой, парламент стал исключительно законотворческим органом с полномочиями по контролю деятельности правительства и главы государства, хотя реализация этих прав Меджлиса упирается в формальные сложности с поиском нужного количества голосов для того или иного решения. Ни у оппозиции, ни у пропрезидентских сил нет достаточного количества мандатов для беспрепятственного принятия ряда незаконотворческих решений.

Топ-менеджеры

Фактически новое правительство Турции можно разделить на две составляющие: топ-менеджеров и руководителей различных профильных департаментов.

Первая группа — это члены Партии справедливости и развития (ПСР), близкие к Эрдогану люди, которым он доверяет и которые не вызывают у него сомнений в своей лояльности. Это глава МИД Мевлют Чавушоглу, министр финансов и казначейства Берат Албайрак, глава МВД Сулейман Сойлу и руководитель Минюста Абдулхамит Гюль. Эти люди представляют политическое крыло правительства, они опытные чиновники, работали еще в прошлом кабинете, и их имена в списке Эрдогана недвусмысленно намекают на его приоритеты и планы.

Назначение Албайрака главой Минфина — ведомства, включившего в себя Минфин и Казначейство, которое ранее было отдельной структурой при администрации премьера, — у многих вызвало улыбку. Дело в том, что Албайрак — зять Эрдогана, и когда во власть руководитель приводит родственников, это вызывает вполне очевидную реакцию у населения. Более того, зять президента получил не просто Минэнерго, которым заведовал при предыдущем правительстве, он стал главой всех республиканских финансов и казны. Есть сомнения в том, что он реально имеет опыт в управлении такой махиной и что его американское образование и работа во Всемирном банке и крупном бизнесе поможет. Ведь на посту главы Минэнергетики он лично в общем-то ничего запоминающегося не сделал.

Казначейство — это не только золотовалютные резервы и ценные бумаги в хранилищах, это еще и все национальные сокровища — коллекции государственных музеев, исторические виллы, дворцы и другие строения по всей Турции, которые до этого были в ведении парламента. Это все теперь оказалось под прямым контролем президента, а то, что управляющим назначен родственник, означает, что споров, как распоряжаться запасами, между ними не будет. Это вызывает серьезную критику со стороны оппозиции.

Помимо золота, бумаг и зданий Албайрак руководит финансами — критичной для нынешней Турции с ее сложной экономической ситуацией сферой. Эрдоган ранее критиковал Центробанк за его нежелание прислушиваться к настойчивым просьбам президента понизить процентные ставки. Прежний глава Минфина (2009−2015), вице-премьер по экономическим вопросам (2015−2018), профессиональный экономист и финансист Мехмет Шимшек был лоялен Эрдогану, но давал осторожно понять, что не все можно решить изменением процентных ставок. Он не был «громким» министром, нечасто выступал по ТВ, представлял страну на экономических форумах, говорил спокойно и больше на экономическом языке. Шимшека, не сумевшего по ряду причин починить экономику, но вызывавшего чувство спокойствия у иностранных инвесторов, больше нет в правительстве.

Главой МИД Эрдоган оставил Мевлюта Чавушоглу, достаточно успешного дипломата. Он, конечно, не привнес ничего кардинально нового во внешнюю политику Турции, как это, например, сделал более амбициозный и автономный Ахмет Давутоглу с его программой «ноль проблем с соседями» и прозападными настроениями. Но Чавушоглу — хороший исполнитель, опытный дипломат с даром красноречия, и он неплохо относится к России, ежегодно устраивая теплые встречи с русскоязычной диаспорой Антальи.

Правда, Чавушоглу Эрдоган еще в довесок отдал и Министерство по делам ЕС, влившееся в структуру МИД. С одной стороны, это, конечно, дополнительная нагрузка, но для министра это не в новинку — в 2010−2012 годах он возглавлял ведомство по делам ЕС, а ранее с 2003 года руководил турецкой делегацией в ПАСЕ. Чавушоглу уже пообещал стремиться «достичь успеха в процессе по вступлению в ЕС», но в ближайшие полгода, пока там председательствует Австрия, с которой у Эрдогана конфликт из-за антитурецкого настроя Вены, прогресса можно не ждать.

Главой МВД остался Сулейман Сойлу, доказавший Эрдогану свою эффективность в борьбе с внутренними угрозами безопасности. Руководить Минюстом оставили Абдулхамита Гюля — юриста с большим партийным опытом, которому предстоит заканчивать эпопею с борьбой против путчистов и думать, как урегулировать вопрос с выдачей главного врага Анкары — Фетхуллаха Гюлена, проживающего в США.

Это ближний круг Эрдогана в структуре кабинета министров, проверенные люди, члены его партии, ведущие топ-менеджеры республики. Надо добавить, что главой Минобороны президент сделал героя страны генерала Хулуси Акара — экс-главу Генштаба, которого захватили путчисты 15 июля 2016 года, требовавшие, приставив к его виску пистолет, сдать им армию.

Эта команда будет заниматься важнейшими для Анкары приоритетами: внутренней и внешней безопасностью, добиваться экономического роста, чтобы микро- и макропоказатели все же коррелировали друг с другом, продолжать громко заявлять о себе на международной арене.

Вице-президентом назначен Фуат Октай, и пока он единственный человек на этой должности, хотя у Эрдогана есть право назначать сколько угодно заместителей. Октай теперь является вторым лицом в государстве. Он получил послевузовское образование в США, где защитил кандидатскую, является специалистом по автомобильной и авиапромышленности, работал в руководстве «Турецких авиалиний», корпорации «Турецкая аэрокосмическая промышленность», «Тюрк телеком», возглавлял правительственное Управление по чрезвычайным ситуациям. До назначения вице-президентом он был главой секретариата премьера, то есть, как отмечают местные аналитики, возглавлял весь турецкий чиновничий аппарат.

Семейный доктор и другие

Остальные министерства отданы беспартийным новым лицам, о которых в Турции до этого слышали далеко не все. И это решение Эрдогана некоторые местные аналитики называют реформаторским и даже революционным. Впервые в новейшей истории Турции 12 министерств получили руководителей, большинство из которых не имеет серьезного политического опыта или административного багажа в партийных и государственных структурах.

Главой Министерства культуры и туризма стал Мехмет Эрсой, владелец одной из крупнейших туркомпаний страны и сети фешенебельных отелей. Его брат-близнец Мурат также руководит серьезными турагентствами.

На должность главы Минздрава назначен Фахреттин Коджа. Врач по образованию, основатель крупной клиники Medipol и одноименного медицинского университета. В СМИ также сообщают, что он является семейным доктором семьи Эрдогана.

Минобразования взял на себя Зия Сельчук. Он ранее работал в системе этого ведомства, основал сеть пользующихся популярностью школ с новыми современными стратегиями обучения. Ему придется заняться повышением эффективности провального в ряде аспектов государственного школьного образования. Особенно в условиях нехватки специалистов. Ведь тысячи учителей и сотрудников школ оказались после попытки путча уволены. На Сельчука многие турки возлагают определенные надежды, но опасаются, что он может попасть под влияние консервативных настроений властей, позитивно относящихся к религиозной составляющей в системе образования.

Министром спорта назначен Мухаррем Касапоглу — председатель управления Spor Toto. Это государственный спортивный тотализатор, учредивший свою национальную футбольную лигу и ежегодное первенство за кубок. Он управляет 2,5 тыс. спортивных объектов в стране, делает финансовые вливания в федерации, занимается развитием и популяризацией различных видов спорта в республике.

Минэнерго Эрдоган отдал Фатиху Донмезу, получившему профильное образование в электроэнергетической сфере, диплом MBA, входившему в советы директоров энергетических и телекоммуникационных компаний, а также в руководство турецкого госрегулятора рынка электроэнергии.

Ведомство, отвечающее за экологию и градостроительство, возглавил Мурат Курум, инженер-строитель по образованию, гендиректор правительственного Управления жилищного строительства и член правления крупного акционерного общества, занимающегося недвижимостью и строительством фешенебельных жилых комплексов.

Минторговли, в которое влилось теперь и Министерство экономики, заведует женщина Рухсар Пекджан с техническим образованием. Она работала в банковской сфере, в энергетических проектах, занимала высокие должности в торгово-промышленных палатах, Совете по внешнеэкономическому сотрудничеству.

Эта часть кабинета министров собрана по большей части из профессионалов и специалистов в конкретных областях, которые совпадают с профилями их ведомств. Внушительного опыта в госуправлении и политике у них нет, но за счет того, что большая часть из них получила послевузовское образование в США, их деловой кругозор может быть шире. Очевидно, что Эрдоган хорошо знаком с этими людьми и осознанно делал выбор. Чего больше за решением президента: практических соображений и заботы об эффективности правительства или личных мотивов — пока не ясно. Однако очевидно, что новые министры, не связанные ранее формально с ПСР и администрацией президента, могут действовать более автономно, вырабатывать новые и нестандартные решения для насущных проблем. Причем руководствоваться они будут в том числе своим ценным опытом из академической и бизнес-сфер.

«Совет директоров»

Над всеми этими «главами департаментов» в Турции стоит «совет директоров». В него входят девять советов, официально созданных при администрации президента. Это советы по науке и технологиям, образованию, экономической политике, юстиции, безопасности и внешней политике, культуре, здравоохранению и др. По задумке Эрдогана, это будут координационно-консультативные органы в непосредственном подчинении президенту. Похожие структуры он создал еще несколько лет назад, в основном, как считается, для влияния на работу правительства, которое тогда отчитывалось перед парламентом.

Советы призваны анализировать ситуацию в стране и за ее пределами и предлагать президенту варианты решения тех или иных проблем. После этого в министерства могут поступать соответствующие распоряжения или же издаваться президентские указы, теперь, кстати, не требующие предварительной санкции парламента для вступления в силу.

Кроме того, в прямое ведение главы государства перешли такие структуры, как Национальная разведорганизация, Управление по делам религии, Совет национальной безопасности, Государственные архивы, Генштаб, Секретариат оборонной промышленности.

Вот он, падишах

Вертикаль власти укрепилась, возможно, до самого максимума. После может быть только абсолютная монархия, хотя в современном мире это невозможная перспектива для развивающегося государства «Большой двадцатки». Конечно, можно при виде Эрдогана показывать на него пальцем и ехидно отмечать: «Вот он, падишах». И да, в иной исторический период Турции он, скорее всего, провозгласил бы себя султаном — все же он крайне амбициозен, и, будем уж откровенными, он действительно любит свою страну и считает себя ответственным за судьбу народа.

Мог ли он с учетом кризиса, связанного с избранием главой государства ставленника ПСР в 2007 году, протестов 2013 года, попытки переворота в 2016-м стать президентом в 2018-м, если бы политическая система в республике осталась прежней? Очень сомнительно. Эрдоган — отличный стратег, он реализует долгоиграющие политические проекты, которые пока что всегда были успешными и гарантировали ему место в высшем руководстве страны.

Нынешний свой проект он начал после кризиса 2007 года. Он провел референдум о прямых выборах президента, переформатировал баланс сил внутри страны, полностью убрав из политики военных, освободился от бремени отношений с Фетхуллахом Гюленом, с которым сотрудничал в начале своего пути. Он совершал ошибки, часто действовал слишком самоуверенно и грубо против своих противников и даже спорно с точки зрения международного законодательства. Он продемонстрировал, что для него нет авторитетов на международной арене, а есть только партнеры или недруги. Он ввязывался в политические авантюры после «арабской весны», стремясь не упустить момент и укрепить имидж страны.

Внутри Турции Эрдоган начал писать новую историю государства, не отрицающую времени с 1923 года и периода Мустафы Кемаля Ататюрка, но оставляющую его в прошлом. Можно сказать, удачным для этого проекта стала попытка переворота, после которой Эрдоган смог обнулить ход истории страны.

Прием 2016 года во дворце президента по случаю Дня Республики стал в этом смысле показательным. День Республики — это день провозглашения новой Турции, Турции Ататюрка. Однако на приеме, куда были приглашены члены правительства, видные гости из политики и бизнеса, символика «отца нации» была выражена крайне лаконично и сдержанно.

Только его почти двухметровый силуэт на одной из стен дворца и три минуты внимания в 20-минутном фильме о достижениях Турции. Остальное время рассказывали о победе над путчистами, важную роль в которой сыграл Эрдоган. А на выходе гостям давали в качестве памятного подарка кляссер с марками, выпущенными по случаю Дня Республики. Ни на обложке, ни на марках, нигде на этом сувенире не было упоминания Ататюрка, только подвиг, бесспорно, турецкого народа 15−16 июля 2016 года.

Конечно, Эрдоган и его окружение не отрицают вклада Ататюрка и никогда не станут этого делать. Но президент нынешней Турции строит новую страну, обновляет ее основы, принципы. И необходимо время, чтобы понять: нынешние идеалы и поступки Эрдогана соотносятся с универсальными ценностями современной цивилизации или им противоречат?

Кирилл Жаров

Источник: http://tass.ru/opinions/5368015

Похожие материалы: