Крымские татары находят своих пропавших воинов

Post navigation

Крымские татары находят своих пропавших воинов

История Биляловых из Крыма, которые 76 лет искали своего солдата Ресуля, затронула сердца многих. Нури Билялову сейчас 90 лет. Он не только узнал, наконец, о судьбе родного брата, но и смог посетить место его захоронения — мемориал «Долина Славы» в Мурманской области. Для многих крымских татар, как и для этой семьи, поиск погибших или пропавших без вести во время войны родственников — это многолетняя и непростая история. Для других же она только начинается.

Крымские татары находят своих пропавших воинов

Ресуль, сын Бекирова Беляла, как и другие дети, получил фамилию по имени отца, но с разницей в одну букву — Билялов. В документах немцев он значится как военнопленный Resul Beljalow, хотя фамилия могла быть транслитерирована и как Belyalov, и как Biljalov, и с множеством других вариантов. Семью на высылке записали Билоловыми. Искать родных, делать запросы в архивы из спецпоселений было практически невозможно. При переезде в Крым письма и документы потеряли. А след брата был обнаружен практически случайно. Поисковики, проводившие работы в Мурманской области, попросили о помощи крымских коллег, те передали копию персональной карты военнопленного в муфтият, а там уже распространили информацию в соцсетях

После этого в Духовном управлении мусульман Крыма дали старт акции «Дорога домой». Сейчас занимаются поисками любого, кто знает о судьбе Али Исета (Исмета). Лейтенант 7-го авиаполка, уроженец Крымской АССР, пленен в Могилеве. 5 августа 1944 года совершил побег из шталага Людвигсбург. Лагерный номер 3876. Дальнейшая судьба беглеца неизвестна.

«В рамках проекта Духовное управление мусульман Крыма планирует распространять информацию о воинах Красной Армии, призванных из Крыма и числившихся пропавшими без вести, и вести поиск родственников воинов на территории Крыма из числа крымских татар.

Данные воинов планируется озвучивать на пятничных коллективных намазах в мечетях, а также размещать информацию на официальной странице муфтията, социальных сетях религиозного учреждения и в СМИ», — пояснили в пресс-службе ДУМК.

«Россия для всех» узнала у поисковиков, как сегодня крымские татары находят своих погибших и пропавших родных и как вести поиски тем, кто еще в самом начале пути.

Родным сообщи…

Конец апреля 2014 года. Поисковый отряд «Ориентир» работал в Старорусском районе Новгородской области. Как это нередко бывает, наводку на место захоронения дает местный житель. В 1942 году он стал свидетелем гибели нескольких советских воинов, тела которых должны были находиться на территории разрушенного храма. В указанном месте действительно нашли останки 20 военнослужащих.

Крымские татары находят своих пропавших воинов

Медальонов — всего четыре. Первые три оказались пустыми. Лишь в четвертом обнаружили клочок бумаги, по которому установили личность бойца — лейтенанта Джемилева Джеляла, 1917 года рождения, из села Карабаши Карасубазарского района Крымской АССР (нынешняя д. Карасевка Белогорского района), командира лыжной роты 7-го отдельного лыжного батальона. Еще на одном клочке бумаги — предсмертная записка с просьбой сообщить о его гибели девушке из Москвы.

Поисковикам удается найти семью, и на церемонию захоронения там же, в Новгородской области, приезжает племянница лейтенанта Джемилева — учитель в крымской школе Афизе Мухтарова с мужем. По словам командира отряда Евгения Кочетова, семья искала Джеляла все послевоенные годы, но на все запросы приходил один ответ: пропал без вести.

«Осталось несколько фото парня, на одном из которых он с неизвестной девушкой. Его матери Анифе не стало вскоре после войны, но дети знали, что это фото Джелял прислал ей, чтобы показать свою избранницу. Предполагали даже, что молодой человек успел на ней жениться. По другой версии, она так и осталась его невестой. Но кто она и как в дальнейшем сложилась ее жизнь, мы до сих пор не знаем», — делится с журналистом «России для всех» Кочетов.

Разобрать в записке, пролежавшей в земле более 70 лет, удалось не так много: «Москва-66, ул. Казакова, 18 кв. 91….. Новиковой (?)….для Бармашовой Е. (С?) О?). От л-та Джемилева Е.И. —мужа—— группа крови——— 1 пол. Родным сообщи уважаема)я». По указанному адресу находился Институт физкультуры, слушателем которого был Джемилев. Кто такая Новикова и где искать Бармашову — до сих пор неизвестно.

Гирой алтирист

«Гирой алтирист наш комисар летинант Умеров пагиб в баю» — полуграмотный текст записки в бутылке рядом с останками бойца в Тверской области. Он дал возможность не только определить личность погибшего, но и навсегда увековечить его в памяти как авторитетного, дорогого для сослуживцев человека.

Крымские татары находят своих пропавших воинов

«Герой-артиллерист», да еще и не просто «комиссар», а «наш комиссар» — так писали не о каждом. Похоронили Умерова также не как всех — чуть поодаль, а записку положили не в промокаемую капсулу, а в бутылку — для сохранности. Останки обнаружили в августе 2017 года, в октябре его захоронили на родине, в Бахчисарае.

Согласно архивным данным, старший лейтенант Умеров Бекир Аметович родился в Бахчисарае в 1918 году. Последнее место службы: 41-я армия, 1224-й гаубичный артиллерийский полк РГК. Был убит 13 декабря 1942 года и похоронен боевыми товарищами в 1500 метрах восточнее деревни Цицино Бельского района Смоленской области.

Родственников старшего лейтенанта Умерова удалось найти в Симферополе. От них поисковики узнали, что он учился в сельхозрабфаке в Ялте, оттуда в 1939 году был направлен для прохождения службы сначала в Калининской области (в 1941 году родным приходили письма с адреса в Тихоновой Пустыни Московской области), затем — из Горьковского военного госпиталя после ранения. Больше весточек от Бекира они не получали.

Нужно верить

Елена Цунаева — руководитель «Поискового движения России», глава комитета комиссии по делам молодежи, развитию добровольчества и патриотическому воспитанию Общественной палаты РФ — знает о тонкостях работы во всех регионах и со всеми народами:

«Поисковики не на словах и не из книг знают, что от нацизма нашу страну защитили воины разных национальностей из разных уголков многонационального Советского Союза. Есть среди них, конечно, и крымские татары. Установить личность погибших мы можем по медальонам или личным подписанным вещам, которые находим рядом с погибшими, но, к сожалению, не так часто, как нам бы хотелось».

География таких находок самая разная. Крымские татары сражались и на Северо-Западном фронте (Новгородская область), и Калининском фронте (Тверская область), и недалеко от родного дома, близ города Севастополя. Поиск родственников погибших воинов, чьи имена мы устанавливаем в ходе поисковых работ всегда дело непростое. Война это и временно оккупированные территории, это и масштабная эвакуация гражданского населения, смерть от голода и в ходе бомбежек, и, к сожалению, насильственное выселение.

Сложностей добавляет и то, что неоднократно менялось административно-территориальное деление. Во время войны и после ее окончания появлялись новые области, некоторые населенные пункты перестали существовать (особенно в сельской местности), некоторые изменили название. Возникают, конечно, проблемы и в связи с тем, что при подготовке документов писарями допускались ошибки, особенно в тех фамилиях, которые трудно читались и произносились.

По ее словам, проблемы с поиском и установлением судеб пропавших родственников есть почти у всех:

«Не меньше их, например, у жителей тех стран, территорий, которые были временно оккупированы и где все документы и архивы были уничтожены, таких как Украина и Белоруссия, в России это Смоленская, Новгородская и другие области».Елена Цунаева советует искать и не бояться сложностей, даже если изначально ситуация кажется бесперспективной:

«Среди участников «Поискового движения России» есть специалисты, которые знают и учитывают все тонкости, есть методики работы со «сложными» фамилиями в базах данных. А самое главное — есть горячее желание принести в семьи весточку о судьбе близкого человека, отдавшего жизнь за Родину и своих родных. Поэтому мы обречены на успех».

Иса Сардалов возглавляет «Поисковое движение России» в Чеченской Республике. Чеченский народ также пережил высылку, однако опыт работы с архивами имеет гораздо больший, чем крымские татары.

«У многих чеченцев также нет документов, по которым можно вести поиск. При выселении забирали документы, рвали их на глазах предъявителей — таких случаев много. Как их потом восстанавливать? У крымских татар, чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкар — у всех одна и та же история. Путаница в фамилиях — тоже. Фамилию Магомедов могли написать как Магамедов, могли — как Магомадов. Писали Искендеров, а может, он Искандеров? Я советую обязательно указывать разные варианты при составлении запросов в архивы: основной и в скобках — как еще человек мог быть записан. Обязательно указывать отчество, так как фамилии шли по отцу. Много случаев, когда выявляли человека именно по отчеству. Главное — начать поиск. Сложности могут возникать, но их нужно решать поэтапно», — советует Иса Сардалов.

Прежде всего, по его словам, понадобится узнать место службы, номер части. Если эти данные неизвестны, но были ранения, то можно сделать запрос в архив военно-медицинских документов в Санкт-Петербурге.

«Если человек проходил по ранению, то в карточке обязательно будет указано место службы. А дальше по нему можно проследить судьбу в самом Центральном архиве Министерства обороны. Это касается всех частей и подразделений, кроме Военно-морского флота и войск НКВД. Если служил на флоте, то можно обращаться в архив ВМФ в Гатчине. Обязательно нужно указывать боевые награды — по ним документация сохранилась. По номеру можно определить, где служил человек. И дальше — вновь делаем запрос», — рассказывает Сардалов.

Источник: https://ria.ru/sn_volunteers/20180508/1520171301.html

Похожие материалы

Ретроспектива дня