Крымским татарам надо сохраниться

Post navigation

Крымским татарам надо сохраниться

Президент Международного фонда поддержки и исследований коренных народов Крыма Надир БекировСобытия прошедшего 2014 года весьма круто изменили судьбы Крыма и крымских татар. После двух десятилетий интеграции в украинское общество вернувшемуся на свою родину народу пришлось приспосабливаться к новым реалиям.

 

О том, какие свойства своего национального характера должны проявить крымские татары в эпоху геополитических потрясений и войны санкций, мы говорим сегодня с президентом Международного фонда поддержки и исследований коренных народов Крыма Надиром Бекировым.


— Надир-бей, можно ли сказать, что крымскотатарское сообщество оказалось не готовым к событиям 2014 года? И что является для него главным в нынешней ситуации?

 

— К этому оказались не готовы не только крымские татары. В общем-то, весь мир оказался не готов. Потому что к концу 2014 года мир, Европа, Крым, Россия, Украина пришли к такому положению, которое, наверное, никто не планировал год назад. Поэтому крымскотатарский народ во многих отношениях оказался заложником обстоятельств. И то, что происходит сейчас, разумеется, с моей точки зрения, ставит перед ним одну задачу — выжить, сохраниться и по возможности не приостановить свое развитие, чтобы существование крымскотатарского народа на своей родине в Крыму не превратилось в его деградацию.

 

— Какими путями может действовать народ в этой ситуации в Крыму?

 

— Я думаю, что, в общем-то, крымским татарам не следует вступать в конфликты, которые не связаны с их физическим бытием, с их непосредственными культурными, экономическими правами, просто правом на существование и т.д. Не давать никому повода для атак и нападок против себя.

 

За пределами этой угрозы крымские татары должны заниматься своими делами, имея в виду теперь уже достаточно тяжелые обстоятельства, в которых оказался Крым и в социальном, и в экономическом плане. И у нашего народа в этом смысле есть ноу-хау — уже в течение десятилетий выживать в достаточно сложной ситуации и при этом уметь сохраняться. В этом смысле я бы сказал, что крымские татары тренированы.

 

— В этой связи деятельность новых движений, таких как «Къырым бирлиги» и «Къырым», может принести пользу народу?

 

— Сейчас трудно говорить об этом. В общем-то, всегда и везде в разных противоречивых ситуациях меняется реакция людей, меняются сами люди. Поэтому нет ничего удивительного в том, что какая-то часть крымских татар объединяется в новые общественные организации или движения, или старые пересматривают свою позицию.

 

Другое дело, что в таких ситуациях лозунги часто расходятся с делом, и я не знаю, как будет в этих новых организациях. К сожалению, и в старых структурах провозглашенные цели часто не совпадали с реальной практикой. Поэтому сейчас оценки давать, считаю, преждевременно.

 

Однако нужно заметить, что их организаторы, руководители и участники — это, как правило, люди с достаточно богатым жизненным и политическим опытом. Они должны отдавать себе отчет, что сегодня и, возможно, в обозримом будущем самым важным принципом их деятельности в отношении крымскотатарского народа должен быть — «не навреди!». Хотя я бы хотел, чтобы этот принцип стал общим для всех крымских татар.

 

— Насколько важно в этой обстановке крымским татарам поддерживать единство?

 

— Тут дело в том, что никого ни убедить, ни установить такое единство приказом сверху невозможно. Люди, живущие в Крыму, в том числе и крымские татары, обладают разновекторными интересами, связями, привязанностями, обязанностями. Кто-то по инерции придерживается каких-то там обязательств, ранее у него существовавших. Кто-то новые на себя возлагает.

 

Поэтому как бы такого абсолютного единодушия не только в действиях, но и в мыслях добиться будет невозможно. Я думаю, что в данном случае единство крымских татар должно выражаться в том, чтобы крымские татары не вредили друг другу своими действиями и не подставляли под возможные неблагоприятные последствия.

 

— То есть они могут придерживаться разных политических взглядов, но не вредить друг другу?

 

— Безусловно. Они не должны своими действиями приносить вред другим крымским татарам или давать повод для нанесения ущерба крымскотатарскому населению.

 

К сожалению, как из уст отдельных политиков, так и от имени организаций нет-нет да и слышатся заявления, которые могут быть использованы для гонений или даже расправ над другими крымскими татарами.

 

Недопустимо кликать беду на головы своих соотечественников! В этой связи хотел бы отметить работу недавно возникшей Крымской контактной группы по правам человека, которая в очень сложных условиях пытается защищать права соотечественников, и у нее уже есть первые успехи.

 

— Какая роль в этой ситуации может быть у крымскотатарской диаспоры?

 

— К сожалению, крымскотатарская диаспора, как и раньше, существенно отстает от развития событий и вообще от адекватного понимания того, что происходит в Крыму с крымскими татарами. Это касается даже той ее части, которая периодически бывает в Крыму.

 

Если, скажем, еще до нынешних кризисных явлений у крымских татар остро стоял вопрос социально-экономического, культурного возрождения и обеспечения прав нашего народа, то диаспора в основном занималась развлекательными мероприятиями: фестивалями, приемами, гуляньями а-ля «Крым геджеси» или «Чебурек куню».

 

Сейчас же, когда речь идет о существовании народа и опять-таки о большой проблеме соблюдения его прав, как отдельных людей, так и в целом, диаспора больше участвует в политических мероприятиях, которые связаны с противостоянием различных некрымскотатарских сил по крымскому вопросу, что совсем не приоритетная задача для самих крымских татар, проживающих здесь, в Крыму.

 

Сегодня диаспора могла бы взять на себя задачу информирования международных институтов и своих правительств о реальной ситуации, миссию гуманитарной помощи. Имеется в виду не раздача одеял, к счастью, в этом нет пока необходимости, а обеспечение финансирования социально-культурных проектов по сохранению национальной культуры, поддержанию идентичности крымских татар. Потому что, несмотря на санкции, которые действуют, в том числе и в отношении Крыма, никто не имеет права запретить крымским татарам развиваться и поддерживать свою культуру и идентичность.

 

Понятно, что международные санкции имеют и будут иметь какое-то влияние. Но это для крымских татар не должно превращаться в очередное лишение нашего народа средств к существованию. Он много раз уже это проходил, чему очевидный пример — депортация 1944 года. Поэтому роль диаспоры должна заключаться в том числе и в том, чтобы крымскотатарский народ не оказался без средств к существованию на своей земле.

 

Диаспора также должна поднимать свой голос в случаях появления угрозы реального ущемления прав крымских татар, от кого бы она не исходила. Эти задачи она могла бы выполнять. Потенциал у нее для этого есть. Достаточно там и умных, и образованных, и обладающих связями, и определенными материальными ресурсами людей. Но я, к сожалению, этого пока не вижу.

 

— В нынешней сложной ситуации есть ли у крымских татар союзники в мире, на которых они могли бы опереться и получить поддержку?

 

— Безусловно, они есть. Когда начали происходить все эти события в Крыму, и стало понятно, что они могут затронуть крымских татар, международное движение коренных народов (имеется в виду совокупность разных активистов и организаций коренных народов по всему миру) тут же проявило заинтересованность и всеми силами включилось в процесс информирования о происходящем международные организации и свои правительства. Рассказывали, что происходит в Крыму, что такое Крым, кто такие крымские татары, почему важно обеспечить их безопасность.

 

Я был просто поражен, что это было сделано по всему миру в течение трех-четырех дней! А ведь в большинстве своем это люди не тюркского происхождения, не мусульмане по вероисповеданию, в культуре и истории не имеющие часто ничего общего с крымскими татарами, действующие исключительно из чувства солидарности с другим коренным народом, который в этом движении появился относительно поздно, став им известен только в середине 1990-х годов. Именно благодаря их усилиям сейчас во всех отчетах ООН и многих других международных организаций появляется раздел о положении коренных народов Крыма и прежде всего крымских татар. Это именно их заслуга.

 

К сожалению, у большей части тюркских (за исключением Татарстана и чуть-чуть Турции) и мусульманских народов мы такой вот эффективной глобальной солидарности, хотя бы даже в сфере информирования, не видим, не говоря уже о других делах и поступках.

 

Следующее — это международные организации, которые, кстати говоря, признают и Россия, и Украина. Международное право в своем базисе, в руководящих и общепризнанных нормах и принципах — на нашей стороне, стороне коренного народа, независимо от разных других обстоятельств.

 

Также я полагаю, что просто нормальная общественность в любой стране, те люди, которые разделяют принципы гуманизма, справедливости, уважения к правам человека, тоже могут быть нашими союзниками, что, собственно, и происходит.

 

В Крыму действует, например, Крымская полевая миссия по правам человека. Это сообщество правозащитников и России, и Украины, которые с момента начала конфликта ведут мониторинг в Крыму и пытаются каким-то образом защищать права человека в Крыму независимо от их собственных политических взглядов. То есть в некоторых вопросах, касающихся прав человека, люди с различными политическими взглядами могут работать вместе, что показала Крымская полевая миссия. И такие люди тоже наши союзники.

 

— Очевидно, что в новом году крымским татарам необходимо быть мудрыми в сложившейся ситуации. Если суммировать все вышесказанное, то получается такой рецепт — не вредить народу. Что еще к этому нужно добавить?

 

— Крымским татарам обязательно нужно сохранить веру в себя и свои силы. Наверное, наибольший моральный кризис сегодня переживают те люди, которым сейчас порядка 20-30 лет, которые ужасы депортации и ту очень тяжелую часть нашей истории, связанную с пребыванием в местах депортации и гонениями, на себе физически не ощутили. И поэтому у них любые осложнения либо порождают чувство морального разочарования в своих силах, возможностях и перспективах, либо вызывают неконтролируемую ими самими спорадическую реакцию, которая может только ухудшить положение.

 

Я должен сказать, что, несмотря на все сложности, которые мы сейчас переживаем, просто чисто объективно это далеко не самая худшая ситуация, которую крымские татары пережили и преодолели в своей истории. И очень важно сохраниться физически, морально и этнически, сохранить веру в себя, в свои силы и правильно ими распорядиться.

 

Ни в коем случае нельзя покидать Крым. Ни в коем случае не искать выхода в бегстве. Потому что это именно то, чего бы хотели все, кто не желает, чтобы крымские татары существовали и уж тем более возродились в будущем.

 

Беседовал Эмир АБЛЯЗОВ

 

Опубликовано в газете «Голос Крыма»,
№1 (1095), 10 января 2015 года.

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня