Крым вернулся в Россию, и что же Запад?..

Post navigation

Крым вернулся в Россию, и что же Запад?..

Скажите, где еще можно было собрать ученых, экспертов, политологов под обсуждение темы «Крым в России. Политика Запада: надежды на мир или неизбежность конфликта» — конечно, в Крыму, в Симферополе, еще точнее — в Крымском федеральном университете. Тем более нашелся и великолепный повод: подписан договор о сотрудничестве между КФУ и Российским институтом стратегических исследований (г.Москва).

 

Таврический информационно-аналитический центр — Региональный институт средиземноморских исследований (ТИАЦ РИСИ) этим сбором заявил о том, что он начинает свою работу на полуострове.

Подписан договор о сотрудничестве между КФУ и Российским институтом стратегических исследований

Подписание прошло в торжественной обстановке, при стечении преподавателей, студентов и журналистов; увенчалось торжество выступлением хора Белградского университета «Славистов» (Сербия), который привез с собой Младжан Джорджевич, глава Сербской патриотической организации «Наша Сербия». Ну а потом долгих шесть часов длился разговор экспертов о том, что же такое принес Крым в Россию и чего нам ждать от весьма недружественного сегодня Запада.

 

Научно-практические конференции, подчеркнем, не заканчиваются принятием каких-то документов. Так, собрались-поговорили… Но потом из этих «поговорили» и возникают мысли, предложения — аналитика, которая потом в конечном итоге ложится на стол тем, кто принимает важные решения. Тем более это касается работы РИСИ, аналитического центра, работающего на президента РФ. Особенно приятно, что на полуострове начал работать «сын» этого известного российского института.

 

Накануне прошла пресс-конференция, на которой Леонид Решетников, директор РИСИ, рассказал о том, что 11 филиалов института, расположенных в российских городах, а также за границей (Сербия, Польша, Франция, Болгария, Турция), вместе с головным центром выдают в день 3-4 аналитических разработки — выжимка серьезной аналитической работы. И выглядят они как пара-тройка страничек, за обладание которыми не одна разведка в мире многое бы отдала. Недаром Леонид Петрович так любит вспоминать свою работу в ГРУ!

 

Александр Бедрицкий, директор ТИАЦ РИСИ, так объясняет интерес экспертов к Крыму: это точка пересечения серьезного интереса множества стран, место, богатое ресурсами и транзитом. Недаром так возросло внимание американцев к этому региону. Российскому региону, уточним. И грех было бы не воспользоваться всеми открывшимися возможностями по изучению ситуации и на полуострове и вокруг него и там, дальше за горизонтом.

 

Собственно, тему изучать вплотную начали еще с 2013 года, а сейчас появилась возможность делать это не только наездами и заказами аналитики местным ученым, но и постоянно действующим центром. И это радует.

 

Но вернемся в уютный зал КФУ. Пересказать, что мы услышали за почти шесть часов работы, невозможно, но — если рассказать о самом главном…

 

Открыл цикл докладов крымчанин Андрей Никифоров, предложивший подумать о том, а нужна ли вообще перезагрузка Украины? Ну хорошо — в силу разных причин уйдет власть, которая там нынче правит — соседнее государство станет дружественным? Эксперт сомневается. Он напоминает: все три попытки создания на этой территории государственности заканчивались саморазрушением, Украина процветала и развивалась только в составе другого государства, более мощного.

 

Перезагрузим — просто вернется Янукович-2. Это кому-нибудь надо? Следует, считает он, идти к закрытию проекта «Украина». Альтернатива уже есть — Новороссия. И незачем говорить даже о федерализации — в приложении к Украине это некий псевдоним, за которым скрывается совсем иной смысл, нежели в учебниках политологии. Она возможна, считает Никифоров, только при успешной реализации проекта Новороссия. Именно на той земле уже одержана моральная победа, которая позволяет говорить о возможности успеха этого проекта.

 

Сотрудник ТИАЦ РИСИ Сергей Ермаков проследил, как менялось отношение НАТО к России и к Украине. Он считает некой точкой отсчета саммит НАТО в декабре 2013 года, где была заложена «натоцентричная структура» европейской безопасности. С тех пор постепенно начала затухать линия взаимодействия с Россией, а НАТО приступило к усиленному созданию своего экспедиционного потенциала. Эксперт утверждает, что эти меры были приняты под безусловным давлением США.

 

Существует, говорит он, четкое распределение ролей: ЕС организует экономическое давление, санкции, а НАТО — военное. Однако не всё получается так, как задумали за океаном: жизнь показывает, что сегодня роль НАТО падает, она приобретает черты, которые имела в годы холодной войны — а мы знаем, как с этим бороться, опыт у нас есть. И советует: нам нужно занять позицию между мягкой и жесткой силой, достаточно адекватно реагировать на вызовы, спокойно заниматься своим делом, и прежде всего — развитием экономики.

 

Москвич Сергей Михайлов проанализировал особенности подходов США и их евросоюзников к украинскому кризису. Он напомнил, что американцы считают своим главным достижением после Второй мировой войны установление монополии на изменение границ государств во всем мире. Соответственно все последние шаги США — это наказание России за то, что она посмела нарушить эту монополию.

 

Обратите внимание, говорит Михайлов, что США демонстративно отказались от дипломатических усилий по урегулированию украинского кризиса — мало того, они закулисно повышают агрессивность Киева. Похоже на то, что Украина для США — возможность повысить свой падающий с 2003 года авторитет. А заплатить за все это должна Россия. Но основной ущерб от санкций пока несет Европа.

 

Эксперт уверен, что администрация Обамы не хочет идти на окончательный разрыв с Россией, но политический класс США настроен очень воинственно. И никакие доводы в том, что уже понятно, что Россия не бросит Новороссию, а вооруженные силы Украины не способны одержать победу, ястребов не успокаивают. Логика нынешних действий США, считает Михайлов, состоит в ожидании того, что Россия ослабнет из-за санкций. К сожалению, в Америке нет «пророссийской фракции»; те эксперты, которые выступают с некими компромиссными заявлениями, — не более чем зондаж мнений.

 

После этих трех докладов состоялся любопытный обмен мнениями. Например, еще недавний житель Киева, а ныне севастополец Игорь Друзь удивляется благодушию тезиса о том, что война невозможна. Он еще до Майдана предупреждал, что будет большая кровь — не верили. Нельзя верить перемирию после Минска-2: оно уже попрано, как и после Минска-1. Европа легла под американский сапог полностью, там давно уже нет национальных государств, национальных интересов — есть лишь слепое выполнение приказов Вашингтона.

 

Тезис о том, что ядерное оружие не позволит начаться Третьей мировой, несостоятелен: у участников Первой было химическое оружие со схожим поражающим эффектом, но войну это не остановило. Глупо не видеть, что Запад упорно ведет мир к очередной мировой войне — только с ее помощью США могут поправить свою экономику.

 

Ему вторит Андрей Ставицкий: война будет по-любому, и цель США — ослабить Россию, к которой легче всего подобраться именно через Украину. Он же выдал перефразированный афоризм: если вы не занимаетесь Украиной, Украина займется вами…

 

Профессор Андрей Ишин подвел своеобразный итог этого этапа дискуссий: украинский кризис нельзя рассматривать в отрыве от того, что сегодня происходит на Ближнем Востоке, Средней Азии, Арктике и других горячих точках планеты, всё завязано в один тугой узел. И, как бы географически далеко не был от нас тот или иной конфликт, странным образом каждый из них вплетен в систему тотального давления на Россию.

 

Перед США стоит задача не просто сместить российское руководство для осуществления этих планов, — им нужна фрагментация нашей страны, ее разделение. Поэтому, говорит профессор, в этих условиях для нас самое страшное — это утрата стратегической инициативы. Но паниковать не стоит — нужно укреплять треугольник Москва — Пекин — Дели…

 

НАТО перешло не только географические границы национальных государств — оно продекларировало свои претензии на роль глобального управления, утверждает Александр Бедрицкий в своем докладе, который открыл следующий этап обсуждений. Он обратил внимание на то, что сегодня роль международных договоров и организаций — ООН, ОБСЕ и пр. — заметно и последовательно снижается. А ведь это были инструменты, обеспечивающие баланс сил в мире, они позволили Европе как минимум 60 лет прожить без войн. «Поле для компромиссов» сегодня сужается, а предметом для общего приложения остается фактически только борьба с распространением ядерного оружия и антитеррор.

 

Эксперт подчеркивает: события на Украине — не причина, а катализатор обострения отношений с Западом. Сегодня мы находимся в начальной стадии конфликта с Западом, и пока ни о каком компромиссе и речи быть не может. Но конфликт вовсе не означает, что он обязательно перерастет в горячую фазу. Но сейчас России дорога на Запад, это однозначно понятно, закрыта.

 

Яркой иллюстрацией к основной теме послужил доклад Игоря Николайчука — с помощью компьютерного моделирования у него есть возможность построить математические графики отражения в СМИ, скажем, градуса агрессивности по отношению к тем или иным событиям. Любопытно, что возвращение Крыма мир заинтересовало несравненно больше, чем война на Украине, и градус агрессии был тоже заметно ниже к решению крымчан. И реально, говорит эксперт, в мировых СМИ никто особо не возражал, что Россия имеет на Крым исторические и любые другие права. Поэтому по теме принадлежности полуострова сейчас взята пауза, зато очень активно обсуждается тема отстранения Владимира Путина от власти.

 

Профессор КФУ Сергей Юрченко взялся осветить тему «Модели развития Крыма: подходы и проблемы». Он перечислил многое из того, что сегодня волнует крымчан: и потеря связи с Украиной, и затрудненные транспортные переходы, и не восстановленная в полном объеме банковская система, и много чего еще. В федеральных целевых программах, которые приняты и принимаются по развитию полуострова, не хватает гуманитарной составляющей, без которой, уверен он, сегодня нельзя.

 

Этот разговор дополнила Лариса Усова — она обратила внимание на то, что на полуострове много молодежи, которая не видит места приложения своих сил после получения диплома о высшем образовании. У многих из них образовались проекты с европейскими странами — сейчас они прерваны, а Россия пока не спешит в этом деле подставить плечо. Чувство невостребованности — не самое плодотворное…

А вот Леониду Решетникову, если судить по его заключительному слову, бросилось в глаза, насколько запущен Симферополь — «убитый город», это самое мягкое его определение. «Начинаем даже не с нуля, а с минуса». Ну, если о таком говорит сам глава РИСИ — надо полагать, об этом будет знать (и наверняка уже знает) и Кремль.

Пересказывать услышанное на этой конференции на этом и закончим, хотя многое в наш отчет не поместилось. Много внимания было уделено и межнациональным проблемам, и влиянию западной культуры, и углубления процесса самоидентификации, и теме появления нацистских настроений, непрофессионализма крымских кадров — даже перечисление займет много места.

 

Напоследок мы попросили Александра Бедрицкого подвести итог ее работы.

 

— Вы заявили о начале работы ТИАЦ РИСИ сразу таким мощным экспертным мозговым штурмом…

 

— Да, мы непосредственно перешли к тематике, которая была озвучена на конференции, потому что для этого мы и созданы. Сидеть и перемалывать уже известное — неинтересно ни нам, ни заказчикам информации, ни тем аналитическим структурам, которые занимаются работой с живой информацией о том, что, в данном случае, происходит в Крыму.

 

То, что сегодня прошло такое живое обсуждение — это показатель того, как мне кажется, что мы движемся в правильном направлении: эксперты могут собраться, обсудить какие-то животрепещущие проблемы, выслушать альтернативную точку зрения. Она отложится в памяти, потом выработаются аргументы и тогда будет возможность сказать: да, в этом я был неправ.

 

— Вы постоянно находитесь внутри этих тем. А услышали ли сегодня нечто новое?

 

— Принципиально нового — пожалуй, нет. Дело в том, что мы же живем не в безвоздушном пространстве, встречаемся не раз в десять лет. Поэтому все мнения и позиции в общем-то известны. Возьмем выступление эксперта из Москвы Сергея Михайлова — у него был очень интересный доклад и выводы, с которыми можно спорить. Но этот доклад из раза в раз не воспроизводится. А вот от ряда экспертов, к сожалению, я слышу воспроизводимость одного и того же текста в разных политических условиях. И это меня несколько настораживает. И это удивительно — одни и те же аргументы…

 

— У крымских экпертов?

 

— К сожалению.

 

— А если по-простому, для наших читателей: война будет?

 

— Война не то что «будет» — она идет, она не закончилась. То, что мы сейчас наблюдаем на Донбассе, можно обозначить как перемирие. В силу того, что отдельные стороны военного конфликта не готовы идти на выполнение политических условий этого перемирия, естественно, оно кажется временным и очень шатким. К моему глубокому сожалению.

 

— Вы поддерживаете высказанный здесь тезис о том, что Россия информационную войну таки выиграла?

 

— Я поддерживаю тезис о том, что информационная война — это нечто иное, нежели пропаганда в СМИ. Я бы не стал говорить о выигрыше-проигрыше в каких-то категорических вариантах. Помните, мы с вами беседовали в октябре 2013 года — тогда вы задали вопрос, почему Россия в мировых СМИ себя неактивно ведет.

 

Теперь мы можем сказать о том, что Россия в международных СМИ хорошо представлена, и то давление, которое оказывается на «Россию сегодня» и говорит о том, что Россия стала активным поставщиком медийного продукта. В этом плане это уже огромный прогресс, огромное достижение. Полтора года назад мы с вами в интервью как раз и обозначали эти точки роста, с чего все может начаться — это, кстати, говорит о качестве аналитики.

 

— Сейчас Крым определяет повестку дня в России. И можно даже говорить, что Крым — это как дрожжи для большой страны…

 

— Крым — это как раз тот символ победы, о котором как об отсутствующем говорил Сергей Васильевич Юрченко. И вот он им стал!

 

— Символы легко затереть, забыть, свергнуть…

 

— Вы ошибаетесь — символы на самом деле ведут людей вперед. Если дать человеку некую цель, устремленную в будущее, совершенно неважно, какую (и реализуется она или нет, неважно; хорошая или плохая цель, тоже неважно), но если эту цель воспримут люди и найдутся те, кто будет ими двигать…

 

— А что есть в Крыме такое, что россияне стали говорить, что Крым — это символ? «Виновата» наша вера в Россию, столь очевидное желание вернуться домой?..

 

— В Крыме?.. Люди в России увидели в Крыме Великую Россию, прообраз того, каким должна быть Россия в будущем.

 

— Татьяна Сенюшкина только что сказала: «Крым предъявил России ее собственные цивилизационные ценности».

 

— Да, Крым оказался тем зеркалом, в котором Россия увидела себя настоящую.

 

— Красивую девушку, у которой вся жизнь впереди, а не никому не нужную немощную старуху…

 

Источник: http://c-eho.info

 

 

Похожие материалы: