Крым в европейском измерении. Взгляд с Ай-Петри

Post navigation

Крым в европейском измерении. Взгляд с Ай-Петри

«5 августа 2010 года посол Евросоюза в Украине Жозе Мануэль Пинту Тейшейра встретился в Симферополе с премьер-министром Крыма Василием Джарты и обсудил планы реализации в Крыму пилотного проекта сотрудничества Украины с ЕС в рамках программы «Восточное партнерство», — сообщает официальный пресс-релиз. 

«Крым для нас уже является пилотным проектом в дополнение к программе «Восточное партнерство», хотя в Брюсселе еще обсуждается, как именно будет реализовываться эта программа в Крыму. Крым — это единственный регион Украины, который отвечает ряду критериев Евросоюза, это место, где региональный подход к развитию можно успешно применить и получить положительный результат. Раньше мы работали в Крыму по отдельным направлениям и будем продолжать реализовывать эти проекты, но теперь мы сможем начать складывать эти кусочки мозаики воедино и работать системно», — сказал посол ЕС.

По его словам, при содействии ЕС в Крыму будет работать, в частности, программа содействия развитию туризма и программа развития социальной инфраструктуры в наименее благополучных населенных пунктах Крыма.

Тейшейра отметил, что совещание по вопросам экономического развития Крыма, которое провел Виктор Янукович, стало для Евросоюза «серьезным сигналом», который стимулирует ЕС «к продолжению, углублению сотрудничества». «Мы не можем решать вопросы инвестиционной политики, это входит в полномочия отдельных государств — членов Евросоюза. Но я буду встречаться с послами стран Евросоюза в Украине и предлагать им продвигать Крым среди своих экономических операторов. Пора побуждать европейских инвесторов ехать в Крым, знакомиться с ситуацией», — подчеркнул европейский дипломат, добавив, что постарается в ближайшее время организовать визит в Крым группы послов стран ЕС.

Он также сообщил, что намерен организовать встречу руководства Крыма с еврокомиссаром по вопросам расширения и политики добрососедства Штефаном Фюле, который планирует посетить Крым в сентябре 2010.

Василий Джарты предложил структурам Евросоюза участвовать в разработке стратегии развития Крыма до 2020 года. «Мы ждем от вас предложений, реального участия в подготовке этого важного, судьбоносного для Крыма документа», — сказал глава правительства автономии.

Председатель Совмина также сообщил, что исполнительная власть автономии попытается обобщить опыт развития государств Причерноморья на международном экономическом форуме, который планируется провести осенью в Крыму. «Мы сможем обменяться опытом развития всех стран Черноморского региона и попытаемся взять для Крыма самое лучшее, самое интересное», — сказал Василий Джарты. [1]

Эта обширная цитата в концентрированном виде вобрала в себя итоги ровно двух лет (с 8 августа 2008 года) в течение которых Крым, — во всяком случае, так видится из Ялты, c Ай-Петри — снова стремительно вошел в «Европейское измерение».

Снова — потому что впервые (если, конечно, не углубляться в историю) он так же стремительно оказался в этом измерении в 1853 году, в связи с Крымской войной, ставшей реакцией Европы на давнюю мечту Российской империи об экспансии к Черноморским проливам и на Балканы. Крым был и остается естественным плацдармом такой геополитической экспансии.

Новое вхождение Крыма в круг интересов Европы тоже связано с войной — российско-грузинским конфликтом, начавшимся в ночь с 7 на 8 августа 2008 года.

Строго говоря, известный европейский проект «Восточное партнерство» появился за два с половиной месяца до начала этой войны — он был впервые презентован Польшей при участии Швеции на Совете ЕС по внешним сношениям 26 мая 2008 года. Однако, тогда в ее украинском разделе не было явного акцента на Крым.

В один из августовских дней 2008-го, примерно через две с половиной недели после начала российско-грузинской войны, весь мир в несколько часов облетела фраза французского министра иностранных дел: «Следующим будет Крым…». Неуправляемая цепная реакция заголовков мгновенно перекинулась с информационных сайтов в интернет на выходящие из моды телеэкраны и совсем старомодные газетные полосы в Европе и мире.

Она началась, если быть точным, с вот этого высказывания министра иностранных дел Франции Бернара Кушнера 27 августа 2008 года в интервью радиостанции «Европа-1» (мы специально нашли перевод с французского на русский Радио Франсэз Интернасьональ», чтобы избежать сомнений в тонкостях лингвистики):

Бернар Кушнер: «Можно предположить, что Россия определила себе и другие объекты. Это, например, Крым, Украина, Молдавия. Я хочу вам напомнить, что все эти конфликты существуют уже давно» [2]

Но на самом деле, отнюдь не Кушнер первый озвучил подобные прогнозы — по горячим следам и гораздо раньше это сделали другие:

Уже 10 августа 2008 года бывший посол США в ООН Ричард Холбрук в интервью CNN сказал, что следующей целью для России будет Украина [3].

19 августа 2008 года лондонская «Financial Times» в редакционной статье написала: «Ясный сигнал для Грузии и других прозападных бывших советских республик, как Украина, и для НАТО — Россия может вести себя, как ей угодно в своём «ближнем зарубежье». Она обладает превосходящей военной силой и готова использовать её. Следующей целью вполне может быть украинский Крым, где русскоязычное население можно легко склонить к стремлению отделиться.» [4]

20 августа 2008 года та же «Financial Times» привела мнения рыночных аналитиков: «По мере того, как конфликт затягивался, несговорчивость русских приводила многих инвесторов к мысли, что Украина будет следующей в их расстрельном списке, так как она владеет ключевым стратегическим активом в виде Крыма, где базируется российский Черноморский флот».[5]

20 августа 2008 года в эфире «Радио Свобода» аналогичные прогнозы высказал директор программы исследований России American Enterprise Institute Леон Арон:

«…Владимир Абаринов (журналист): Что намерена предпринять Россия в ближайшем будущем? Леон Арон, эксперт Американского института предпринимательства, уверен, что следующим объектом экспансии будет Крым.

Леон Арон: Так что же дальше? Это теперь совершенно очевидно. Если Россия заплатит малую цену или не заплатит никакой — а так оно, похоже, и будет — следующей перспективной целью станет Украина. Разумеется, не вся, а только Крымский полуостров. Территория, населенная русскими и русскоговорящими людьми, место базирования Черноморского Флота. В 1997 году Борис Ельцин уступил Крым, это была прекрасная жертва с целью сохранить мир на постсоветском пространстве. Но, как и всему прочему, этому решению дан обратный ход. Уже звучит настойчивый барабанный бой в государственной российской прессе и в Думе о том, что не только не следует освобождать Севастополь после истечения срока аренды в 2017 году, но и весь Крым целиком следует вернуть и присоединить к России…» [6]

25 августа 2008 года лондонская газета The Times в связи с речью Президента Украины на военном параде по случаю Дня Независимости Украины отмечала: «Киев опасается, что Кремль разожжёт сепаратистские настроения в пророссийском регионе Крыма, чтобы сорвать ее вступление [в НАТО], точно так же, как он разжёг напряжение в отколовшихся регионах Грузии — Абхазии и Южной Осетии.» [7]

И, наконец, только 27 августа 2008 года состоялось приведенное выше резонансное заявление министра иностранных дел председательствовавшей в то время в ЕС Франции Бернара Кушнера.

Нет необходимости дальше анализировать многие и многие тысячи цитат, рассуждений, комментариев и прогнозов на эту тему, буквально захлестнувших после этого европейскую и мировую печать. Ничего принципиально нового в содержательном смысле они уже не несли…

Интереснее востановить дальнейшую цепь событий.

Уже 9 сентября 2008 года в Париже состоялся саммит Украина — ЕС, на котором Евросоюз впервые официально признал европейские устремления Украины, а также констатировал, что «Украина является европейской страной.» Было объявлено, что Украина и Европейский союз договорились о заключении в 2009 году нового усиленного соглашения на принципах ассоциации Украины.

По сообщениям СМИ в кулуарах Еврокомиссии в дни грузинско-российской войны ходила фраза, приписываемая Саркози: «Надо побыстрее принимать Восточное партнерство, пока они не прикончили друг друга окончательно». [8]

21 апреля 2010 подписываются «Харьковские соглашения» — базирование Черноморского флота России в Крыму продлевается на 25 лет с 2017 года, то есть до 2042-го. 27 апреля 2010 года эти соглашения одновременно ратифицируются парламентами обеих стран.

7 мая 2009 года на Пражском саммите ЕС официально принимается программа Восточного партнерства.

9 июля 2010 года президент Украины Виктор Янукович на встрече с президентом Европейского Совета Херманом ван Ромпеем инициировал учреждение и реализацию пилотного проекта развития Крыма в рамках расширения сотрудничества по программе Европейского Союза «Восточное партнерство».

И, наконец, всего через неделю — 16 июля 2010 года — посол ЕС в Украине Жозе Мануэль Пинту Тейшейра, сопровождавший комиссара Еврокомиссии по вопросам региональной политики Йоханнеса Хана во время встречи с премьер-министром Украины Николаем Азаровым, заявляет, что в Евросоюзе согласны с предложением президента Виктора Януковича рассматривать сотрудничество в крымском регионе как пилотный проект программы «Восточное партнерство»

(Интересно, что такой подход предлагали «оба Виктора» — и Янукович, и его предшественник Ющенко. Не исключено, что такое «единство противоположностей» в вопросе о Крыме тоже сыграло свою роль). Тейшейра также уточнил, что в реализацию крымского проекта, который в Евросоюзе считают очень важным, на тот период уже вовлечены 13 стран ЕС

Приведенная хронология событий наталкивает на несколько выводов.

Во-первых, как сказано выше, новый европейский взгляд на Крым, выразившийся в пилотном проекте «Объединенная Крымская Инициатива» «Восточного партнерства» стал следствием военного конфликта в Черноморском регионе и прогноза о его распространении на Крым.

Во-вторых, и об этом сказано еще не было, два высших руководителя Украины по каким-то мотивам настойчиво предлагали ЕС сконцентрироваться в первую очередь именно на Крыме.

В-третьих, европейская бюрократическая машина, давно славящаяся своей неповоротливостью и запаздыванием из-за необходимости достигать предварительного консенсуса со всеми 27 странами, в этом случае проявила чудеса скорости.

Это тем более впечатляет, если отметить, что европейские структуры (за исключением хорошо известного на полуострове ОБСЕ и его программ) не слишком активно работали в Крыму. Во всяком случае, на полуострове, наряду с ОБСЕ, более заметны, в первую очередь, программы ООН и США.

В-четвертых,… но для четвертого вывода вернемся к цитате из пресс-релиза, немного препарировав его:

а) г-н Тейшейра отметил, что совещание по вопросам экономического развития Крыма, которое провел Виктор Янукович, стало для Евросоюза «серьезным сигналом», который стимулирует ЕС «к продолжению, углублению сотрудничества».

Совещание, о котором говорит г-н посол, встречаясь с крымским премьером 5 августа, действительно содержало ряд серьезных посылов. И, кроме того, оно прошло почти вчера — 3 августа…

б) «Мы не можем решать вопросы инвестиционной политики, это входит в полномочия отдельных государств — членов Евросоюза. Но я буду встречаться с послами стран Евросоюза в Украине и предлагать им продвигать Крым среди своих экономических операторов.

Подобные слова из уст европейского дипломата — не просто большая, а очень большая редкость. Обычно они (как и дипломаты США) ограничиваются стандартной классической фразой, что в их странах государство не может не то что указывать, но даже советовать частному инвестору, куда вкладывать деньги. И такой ответ озвучивался европейскими и американскими дипломатами в Севастополе всего лишь год-полтора назад.

в) Пора побуждать европейских инвесторов ехать в Крым, знакомиться с ситуацией», — подчеркнул европейский дипломат, добавив, что постарается в ближайшее время организовать визит в Крым группы послов стран ЕС.

Ну а это «задание самому себе» позволяет сделать вывод о чрезвычайно высоком уровне серьезности, с которым ЕС относится сегодня к крымской проблематике.

В-пятых. Европейские дипломаты (люди, дорожащие своим именем), вне всякого сомнения, хорошо информированы о системной коррупции в Украине.

О том, что уже на подготовительной стадии любого инвестпроекта в наших муниципалитетах — чуть ли на каждом шагу — принято обременять инвестора дополнительной финансовой нагрузкой, не знает только ленивый. Зададимся вопросом: вы бы стали рекомендовать инвестору идти в коррумпированную страну, не заручившись гарантиями, что его в случае чего защитят?…

И в-шестых. В Евросоюзе (те, кому положено) прекрасно ориентируются в проблемах Крыма, полуостровных особенностях, настроениях и людях. Там не могут не понимать, что демонстрационный эффект от успеха программы «Восточное партнерство» в Крыму (равно, как и от провала) в традиционно пророссийском регионе Украины многого стоит…

* * *

Крым в качестве пилотного региона программы ЕС «Восточное партнерство» — это вторая серьезная попытка ЕС выступить в роли черноморского игрока «на своем поле».

Первое серьезное «показательное выступление» ЕС в такой роли (напомним, что ЕС стал «черноморским государством» только в 2007, после принятия Болгарии и Румынии — срок небольшой, чтобы почувствовать себя в новом качестве) — это, несомненно, миссия председательствовавшей в ЕС в августе 2008 года Франции по остановке войны на Кавказе.

Внешнеполитическая игра, особенно на новом поле, требует более глубокого погружения в суть проблем — понимания не только страновых и региональных, но и, скажем так, микрорегиональных особенностей (включающих глубокое знание не только статистики, но и, например, субъективных факторов — в частности, личностных качеств региональных лидеров…).

Анализ не столь заметных на первый взгляд, но не менее важных событий и процессов на региональном уровне, происходивших в 2008-2010 годах в координатах «ЕС — Автономная республика Крым» и «ЕС — Севастополь», позволяет предположить, что в структурах ЕС таким знанием обладают.

Дабы излишне не интриговать читателя, сразу предложим выводы, а затем их прокомментируем.

Как ни странно, после драматичного августа 2008-го с войной на Кавказе 2009-й год стал для ЕС годом «севастопольских иллюзий». Но с весны 2010 «севастопольские иллюзии» резко сменились «крымскими надеждами».

Для Севастополя забрезжившая было в тумане небольшая «форточка возможностей» — даже не окно — почти закрылась, оставив в качестве утешительного приза Черноморский флот до 2042 года и генеральное консульство Польши с этой осени.

Крым получил второй за 20 лет шанс сделать решительный шаг к реструктуризации и модернизации экономики с привлечением европейских инвестиций. Севастополь же потерял первый…

Попробуем объяснить — почему так случилось.

За несколько дней до наступления 2009 года — 26 декабря 2008-го — президент Украины Виктор Ющенко подписал указ № 1204/2008 «О дополнительных мерах по социально-экономическому развитию города Севастополя».

Речь шла о поддержке инициативы Севастопольской администрации (которую в то время возглавлял бывший крымский премьер С. Куницын) по разработке закона, направленного на привлечение в Севастополь иностранных инвестиций в условиях неизбежного сокращения роли военно-морской составляющей в городской экономике (даже без предстоявшего в 2017 вывода Черноморского флота России, но в силу тенденций технологического развития военно-морских вооружений).

Внешне ничем не примечательный технический указ имел под собой в качестве основы концепцию стратегического развития Севастополя, называвшуюся «Стратегия Севастополя: осознание миссии. Севастополь — город открытой экономики и Черноморского сотрудничества».

Эта стратегия, в свою очередь, строилась вокруг новой амбициозной миссии Севастополя как «столицы Черного моря».

Идеология проекта предлагала механизм балансировки политических рисков в Черноморском регионе путем формирования инвестиционного баланса в Севастополе — за счет привлечения украинских, российских, европейских, американских и турецких инвестиций одновременно.

Направленный в дипломатические миссии и структуры ЕС, России и США, этот проект (к тому времени одобренный президентом Украины) вызвал, без преувеличения, огромный интерес. Конечно, присутствовала и большая доля осторожности и скепсиса, вызванных, в первую очередь тем, что проект был предложен в условиях первого года мирового кризиса.

Тем не менее, в течение 2009 года в Севастополе с обстоятельными рабочими визитами побывали послы Еврокомиссии, Ватикана, Италии, Великобритании, Германии, Финляндии, Чехии, Турции, США (с расширенной делегацией), координатор проектов ОБСЕ в Украине, главы директоратов Еврокомиссии и др. (как правило, по нескольку раз и еще до официального утверждения программы «Восточного партнерства»).

Вторую волну делегаций (и это уже давало некоторые надежды) составили деловые круги — международный трейд-клуб, миссия американских компаний, делегации экономических миссий, различных фондов и групп инвесторов и т.д. и т.п.

Во второй половине 2009 года стали вырисовываться контуры наиболее крупных инвестиционных проектов. Но в связи с приближением президентских выборов в Украине в этом процессе к концу 2009 наступила объяснимая для украинских реалий пауза.

На этом фоне конец 2008-го и 2009-й годы в Крыму в смысле внешних связей выглядели абсолютно провальными, поскольку руководители Крыма (А. Гриценко и В. Плакида) в это время, на фоне разворачивающегося глобального кризиса, не предлагали никаких новых идей, не демонстрировали масштабности мышления и, соответственно, не вызывали интереса у европейских структур.

В результате, в отличие от Севастополя, где послы стран ЕС активно обсуждали инвестиционные перспективы, в Крыму в течение 2008-2009 годов активность ЕС свелась преимущественно к деятельности стран «Вышеградской четверки» по открытию почетных консульств и обсуждению предварительного этапа проекта этнографической деревни.

Параллельно с этим, начиная с августа 2008 года, непосредственно после завершения «горячей фазы» кавказской войны, в Крыму побывали многие десятки экспертов различных европейских, американских и международных фондов, вторые-третьи лица дипломатических миссий с частными визитами. Они активно пытались понять вероятность дестабилизации в Крыму, настроения людей, степень политических рисков — встречаясь при этом не с должностными лицами, а журналистами, экспертами, учеными, структурами гражданского общества.

Для наглядности приведем перечень и цели визитов зарубежных дипломатов в АР Крым (по сообщениям информационных агентств и пресс-служб, даты визитов могут отличаться от реальных на 1-2 дня, что для целей этой статьи не имеет принципиального значения).

2008

31.07.2008 — первый заместитель министра иностранных дел Чехии — возможность открытия в Симферополе Почетного консульства Чешской Республики [9]

10.10.2008 — посол Словакии — перспективы увеличения потока туристов из Словакии на крымские курорты и механизмы улучшения прямого транспортного сообщения между Словакией и Крымом. Этапы реализации проекта создания в Крыму этнографической деревни. Открытие в Ливадийском дворце персональной фотовыставки экс-президента Словакии Рудольфа Шустера «Калейдоскоп мира» [10]

18.11.2008 — посол Венгрии — торжественное открытие Почетного консульства Венгерской Республики в Симферополе [11]

09.12.2008 — посол Чехии- открытие Почетного консульства Чешской Республики [12]

2009

14.05.2009 — Крымско-немецкий бизнес-форум, заместитель министра экономики и технологий Германии, руководитель экономического отдела посольства Германии — строительство в регионах Крыма электростанций, действующих на основе нетрадиционных видов энергии [13]

19.05.2009 — посол Канады — первый ознакомительный визит, посещение регионов автономии, в которых действуют проекты Канадского агентства международного развития и программы помощи в аграрном секторе [14]

23.06.2009 — послы Чехии, Венгрии, 1-й секретарь посольства Словакии — перспективы реализации совместных проектов в культуре и туристической сфере в рамках программы «Крымский мир» [15]

23.10.2009 — посол Японии Тадаши Идзава — передача крымской стороне оборудования в рамках программы грантовой помощи [16]

В 2010 году, после президентских выборов и Харьковских соглашений, ситуация с активностью европейских стран в Севастополе и Крыму на глазах изменилась зеркальным образом — увеличивается количество визитов в АР Крым, а интерес к Севастополю наоборот затухает…

При этом характер визитов европейских дипломатов в Крым становится гораздо более конкретным, чем в предыдущие годы.

2010

18.02.2010 — посол Турции — работа на полуострове Турецкого Управления сотрудничества и развития (TIKA) [17]

19.02.2010 — делегация Шотландии- в рамках двустороннего диалога по подготовке меморандума о межрегиональном сотрудничестве между АР Крым и Шотландией в рамках инициативы ЕС «Восточное партнерство» и ее пилотного проекта «Объединенная Крымская Инициатива». [18]

11.03.2010 — посол США — ознакомительный визит [19]

В марте 2010 меняется руководство АР Крым, в Крыму начинается формирование амбициозной стратегии развития, основанной на достижении в перспективе инвестиционного лидерства в Черноморском регионе.

09.04.2010 — министр иностранных дел Швеции и посол Швеции — правительство Швеции совместно с Европейским банком развития и реконструкции планирует помочь построить в Крыму современный промышленный комплекс по очистке сточных вод и утилизации мусора [20]

20.04.2010 — представители посольств Вышеградской четверки (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия) — создание этнографической деревни под открытым небом «Крымский мир», где будут презентоваться культуры народов Крыма [21]

22.04.2010 — посол Венгрии — открытие прямого авиарейса Будапешт-Симферополь, создание этнографической деревни под открытым небом «Крымский мир» [22]

19.05.2010 — посол Германии — «содействие крымской власти в множестве немецких проектов, готовящихся к реализации на территории полуострова» [23]

20.05.2010 — делегация ЕС — посол Еврокомиссии, послы Франции, Венгрии, Польши, Финляндии, заместитель посла Испания, советник-посланник Чехии, руководитель политического отдела посольства Великобритании, 1-й секретарь посольства Нидерландов, заместитель посла Австрии — представление программы «Восточное партнерство».

Аналогичная презентация в том же составе в этот же день проводится в Севастополе, но если в Крыму она становится составляющей вырисовывающейся целостной мозаики, то в Севастополе выглядит одиноко, соседствуя в перечне визитов только с темой открытия генерального консульства Польши и визитом гиперактивного посла Германии..

21.05.2010 — посол Литвы — планы открытия визового центр Литовской Республики в Крыму, участие Крыма в совместном проекте железных дорог Литвы, Украины и Беларуси, портов Клайпеда, Ильичевск и Одесса — поезд комбинированного транспорта «Викинг». Планируется расширить проект «Поезд «Викинг» с участием турецкой компании путем создания совместного консорциума «Черное море», который будет продолжать перевозки из Ильичевска дальше. [24]

10.06.2010 — советник по торговле посольства США — представил готовый проект строительства мусороперерабатывающего завода в Симферополе, американские инвесторы готовы вкладывать деньги в «значимые и долгоиграющие проекты» — сельское хозяйство и туризм в Крыму.[25]

22.06.2010 — посол Норвегии — ветроэнергетика, проекты размещения ветроэлектростанций на установленных в море платформах. [26]

05.07.2010 — посол Франции Жак Фор — сотрудничество между Крымом и регионом Лангедок-Руссильон [27]

05.08.2010 — посол Евросоюза Жозе Мануэль Пинту Тейшейра — планы реализации в Крыму пилотного проекта сотрудничества Украины с ЕС в рамках программы «Восточное партнерство».[28]

06.09.2010 — делегация парламента Дании, руководитель комитета по внешней политике — развитие агропромышленного комплекса Крыма [29]

17.09.2010 — Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств — защити прав граждан, депортированных по национальному признаку [30]

22.09.2010 — посол Словакии — организация визита в Крым в начале октября Президента Словакии.[31]

Причина резкого переноса акцентов ЕС на Крымском полуострове с развития Севастополя на развитие Крыма, по нашему мнению, — не столько в объективных факторах (таких, как Харьковское соглашение о ЧФ РФ), сколько в субъективных — таких, например, как способность регионов для начала адекватно говорить о своих проблемах и о будущем развитии на профессиональном языке…

Севастополь после Харьковских соглашений сменил (заметим — еще даже не действия, а только слова) лексику развития на лексику паразитирования на флоте. В Крыму вместо невнятного бормотания ни о чем появились слова и мысли, понятные для ЕС.

Как оказалось, в структурах ЕС внимательно слушают и умеют читать между строк…

* * *

Разумеется, выводы авторов — всего лишь гипотеза, и на самом деле все может быть гораздо сложнее или гораздо проще. Но дело исследователей — предлагать гипотезы и обосновывать их. Дело политиков — прислушиваться к ним или нет. Право читателей — делать собственные выводы.

Конечно, тема Крыма в «Европейском измерении» — гораздо шире и многослойнее, но о других ее аспектах — в следующих публикациях.

Андрей КЛИМЕНКО, Татьяна ГУЧАКОВА, BSNews

www.blackseanews.net

Похожие материалы

Ретроспектива дня