Крым затерялся…

Post navigation

Крым затерялся…

После цементирования власти «регионалов» в Крыму, Киев потерял стимулы уделять особое внимание решению проблем полуострова. Кроме того, руководство страны не понимает природы современного государственного устройства вообще, и значения такого инструмента, как автономия, в частности.

В свою очередь, руководство республики было бы радо выполнить хотя бы часть обещаний, данных крымчанам, но не имеет достаточной поддержки Центра и, кроме того, делает ошибки, пытаясь наладить взаимодействие с обществом.

Политолог Сергей КИСЕЛЕВОб этом в интервью «Новому Региону» заявил крымский политолог Сергей КИСЕЛЕВ:

— В последнее время складывается такое впечатление, что центральная власть потеряла интерес к Крыму. После того, как «регионалы» взяли полуостров под тотальный контроль, Киев решил, что на проблемы автономии можно уже особо не отвлекаться?

— Согласен. Не исключено, что команда премьера Василия Джарты реально желает, чтобы в Крыму произошли изменения и в экономике, и в социальных вопросах. А с другой стороны, ситуация на Украине сейчас настолько сложная, что надо решать проблемы страны в целом. И те авансы, обещания, которые были выданы автономии в ходе предвыборной кампании, которые, как бы на первый взгляд, не имеют существенного значения для экономики страны, например, обеспечение прав русских и русскоязычных граждан, они отброшены, как второстепенные. Есть гуманитарный блок, который и определил позицию большей части тех, кто голосовал за нового президента. Но сегодня нам говорят, что это неактуально, что надо, прежде всего, решить экономические задачи, а остальное мы, может быть, когда-нибудь потом, решим. Это касается русского языка, сотрудничества с Россией и странами СНГ, единого экономического и таможенного пространства. Все это встречает бешенное сопротивление, и я не думаю, что даже центральная украинская власть свободна в решении таких вопросов. На нее оказывается давление внешними силами, чрезвычайно заинтересованными в том, чтобы ни в коем случае не допустить сближения Украины и России.

Но проблема в том, что и в Европе-то Украину давно не ждут, и дали понять: в ближайшие 20 лет Киеву не стоит надеяться на какое-то подключение к Евросоюзу.

Естественно, на фоне таких глобальных проблем Крым затерялся, и его место и в украинской экономике и во внутренней жизни чрезвычайно незначительно.

— Но на днях крымский спикер Владимир Константинов заявил, что работа по расширению крымских полномочий, в том числе, по предоставлению автономии права законодательной инициативы, кипит и движется вперед.

— Законы, расширяющие некоторые полномочия республики, провалились в Верховной Раде. Да и спикер, кажется, вернулся из недавней киевской поездки недовольным. Это лишний раз говорит о том, что украинские законодатели не понимают природу современного государственного устройства, современных тенденций и перспектив демократии, как таковой. Они не понимают, что такое автономия, и что это — инструмент территориально-политического устройства, которым можно эффективно пользоваться.

Современные европейские тенденции показывают, что автономии обладают высоким уровнем прав. А у нас, независимо от того, кто находится у власти, постоянно предпринимаются попытки унификации, приведения к единому знаменателю, к полному подчинению во всех сферах воле центра, в вопросах экономики, культуры, языка.. И чем дольше будут откладывать, в частности, предоставление автономии права законодательной инициативы, тем больше будет накапливаться проблем, которые потом все равно придется решать, но с большими затратами и менее эффективно.

Центральная власть создает себе проблемы, сама того не подозревая. Крым лишают всех атрибутов государственности, но автономия по определению — это протогосударство, и никуда от этого не деться.

Вообще, давно пора начинать кампанию по ликвидации политико-географической безграмотности украинских законодателей и высших чиновников. Потому что они совершенно не понимают природы современного политико-географического устройства. Мир идет в одну сторону, а Украина куда-то не туда, если вообще куда-то идет.

— Если в глобальном масштабе все так плохо, может быть на более низком уровне есть хорошие тенденции? Например, сейчас в Крыму и при местных властях, и при Совмине автономии формируются общественные советы. Что это: реальная попытка наладить обратную связь, взаимодействие, или создание структур, которые потом будут послушно озвучивать «народный одобрямс»?

— Судя по тому, что я об этом знаю, сделана ошибка в самом принципе создания общественных советов. Взяли сотни каких-то организаций, из некоторых представителей которых должны быть избраны советы. Но большая часть этих объединений состоят из нескольких человек, которые на энтузиазме, либо на средства, полученные из внешних источников, решают какие-то свои частные, узкие задачи. Являются ли эти люди представителями общественности в широком смысле слова, являются ли они лидерами общественного мнения, пользуются ли они авторитетом у общества? Думаю, большинство из них этим критериям не соответствуют.

Это бюрократическая привычка — работать с бумагами, а не с людьми. На мой взгляд, весь этот Общественный совет при Совмине примется прилагать усилия для распределения каких-то мизерных средств, которые будут вращаться в этой сфере, и лоббировать свои интересы.

Это результат чиновничьей логики, потому что, чтобы действительно определить людей, пользующихся авторитетом, лидеров общественного мнения, надо провести исследования. А так взяли списки зарегистрированных организаций и по этим бумажкам нечто создали. И это ведь не первая попытка, создавалось же нечто подобное, только никто уже о той структуре и не помнит, и роль ее была нулевая. Но это все создает впечатление, что общественность принимает участие в решении государственных вопросов. А, как показывает опыт, члены подобных советов не заинтересованы в решении таких проблем. Они заинтересованы в обеспечении выживания своих структур, этим и будут заниматься, пользуясь теми небольшими возможностями, которые предоставит участие в совете, например, возможностью иногда встречаться с теми, кто принимает решения.

— Совмин Крыма продолжает попытки снять проблему самозахватов. Недавно вице-премьер Георгий Псарев заявил, что в кратчайшие сроки власть определит земельные массивы, на которых самозахватчикам, имеющим право на получение земли, будут выделять участки. Такой компромисс может исправить ситуацию?

— Я могу сказать, что мы тоже пытались в законном порядке получить участок земли, хотя бы один из тех, на которые имеют право члены нашей семьи. И этого дважды не удалось сделать. Сегодня, когда я слышу о том, что незаконные самозахваты будут узакониваться, у меня, естественно, возникает чувство большого разочарования, потому что я понимаю, что так захваты не остановить. Я недавно послушал выступление Рефата Чубарова и меня возмутила его позиция, которую можно коротко сформулировать так: узаконить все незаконное и еще дать репатриантам все, что положено по закону. Отдать им все, чего они хотят. При этом, давно обещанного реестра владельцев земли, как не было, так и нет, реальная ситуация не ясна, и так будет продолжаться до бесконечности. Любой нормальный крымчанин согласен, что репатриантам надо выделить земельные участки, но правила игры после определенного момента для всех должны быть общими. Я думаю, настало уже время, когда надо все привести в соответствие с законом и строго его буквы придерживаться. И жестко распространять этот закон не только на законопослушных граждан, но и на тех, кто его не хочет соблюдать.

У всех есть одинаковое право на землю, но одни не имеют возможности его реализовать, а другим зеленый свет. И, чтобы так и продолжалось, нас пугают какими-то беспорядками и прочими неприятными последствиями. Но если нарушители закона не будут получать по рукам, то это дискриминация. Парадокс в том, что люди, которые постоянно кричат о своей дискриминации, являются активными участниками дискриминации других. Этому уже наступает предел. Мы помним, как несколько месяцев назад местные жители сами стали разрушать постройки на самозахватах. А это уже симптом разрушения государственной системы управления. Поэтому государство должно само бороться с самозахватами, и в этом компромиссов быть не может. Если у нас такое пугливое государство, то зачем оно нам надо?

По материалам: «Новый Регион — Крым»

Похожие материалы

Ретроспектива дня