Крым свою задачу выполнил?

Post navigation

Крым свою задачу выполнил?

Присоединение Крыма к России и последовавший за этим вооруженный конфликт в Украине перенес внимание россиян с внутренних врагов на внешних. Эти события создали невиданное прежде сплочение российского общества вокруг единственной оставшейся в политическом поле РФ фигуры — президента.

 

Российская власть, наконец, добилась того, к чему она стремилась все последние 15 лет. Таков основной вывод, который можно сделать из последнего доклада, представленного в Комитете гражданских инициатив Алексея Кудрина главой фонда «Центр стратегических разработок» (ЦСР) Михаилом Дмитриевым.

Крым свою задачу выполнил?

Отметим, что украинский кризис в докладе, озаглавленном «Между Крымом и кризисом: почему изменились социальные установки россиян?», получил исчерпывающе точное определение «социального громоотвода».

 

«Неудовлетворенный запрос на развитие привел к нарастанию в конце 2013 года напряженности и фрустрации, которая рано или поздно потребовала бы разрядки в виде открытого социального конфликта», — говорится в тексте исследования. Этого не произошло, «потому что резкая эскалация кризиса на Украине позволила выплеснуть накопленное напряжение и агрессию в сферу международных отношений», — отмечается далее.

 

Благодаря украинским событиям, общественное мнение в России сегодня, как никогда за последние двадцать лет, сфокусировано на внешних угрозах, отметил Дмитриев, представляя доклад. По его словам, с начала 2014 года ориентация россиян сместилась с ценностей социально-экономического развития на противостояние внешним угрозам и внешнее доминирование.

 

Характерно, что достаточно низкие экономические ожидания российских граждан и далеко не лучшее состояние экономики (реальные зарплаты за прошедший год упали на 10%) практически никак сегодня не коррелируют с рейтингами президента, которые достигли своего исторического максимума, сказал социолог. Он объясняет это явление реакцией так называемого «защитного патриотизма».

 

Между тем, по словам Дмитриева, исследование, проведенное его центром, показывает, что ощущение россиянами внешней политики как источника достижений и самореализации под впечатлением сочинской Олимпиады и присоединения Крыма к России, характерное для начала 2014 года, уже в середине того же года сменилось ощущением растущих внешних угроз.

 

В целом внешнеполитические события прошедшего года вытеснили в сознании россиян внутренние проблемы и внутренних врагов, под которыми до присоединения Крыма российские граждане подразумевали, главным образом, чиновников и этнических мигрантов. Теперь их место заняли враги внешние — в лице США и Евросоюза, отметил Дмитриев.

 

Российская власть, несомненно, может быть довольна результатами своей внешней политики в 2014 году. Успехи на ниве присоединения Крыма и поддержки самопровозглашенных народных республик в Донбассе помогли ей в решении внутренних проблем. Политический протест, которого она так опасалась, на фоне патриотического подъема в стране практически исчез.

 

Больше того, значительная часть тех, кто выходил протестовать в 2011-2012 годах против власти, сегодня ее поддерживают. По данным директора «Левада-центра» Льва Гудкова, принявшего участие в обсуждении доклада ЦСР, «20-25% тех, людей, которые ранее поддерживали лозунги протестного движения в России», после Крыма стали выступать за имперскую политику своего правительства.

 

Однако разразившийся затем экономический кризис не мог не внести коррективы в атмосферу эйфории, царившую в российском обществе с начала 2014 года. По словам Дмитриева, в конце 2014 — начале 2015 годов «экономические мотивы протестов вытеснили все остальные». «Фактически, с точки зрения мотивации протестующих, Россия вернулась в состояние конца 1990-х — начала 2000-х годов», — добавил он.

 

Протест сегодня более равномерно распределен по стране и его мотивы далеки от политических предпосылок массовых московских уличных акций 2011-2012 годов, считает социолог.

 

Характерно, что самое сильное разочарование в своих экономических ожиданиях испытали в течение последних месяцев жители столицы. Среди москвичей же и наиболее высока протестная готовность, говорит Дмитриев, ссылаясь на февральский опрос «Левада-центра».

 

Однако пока преувеличивать опасность экономических протестов не стоит, считают участники дискуссии в КГИ. Феномен сегодняшней жизни в России состоит в том, что высокие рейтинги Владимира Путина не совпадают с экономическим положением в стране, уровнем жизни россиян и их ожиданиями в сфере экономики. Недовольство усиливающимися экономическими трудностями практически никак не влияет на доверие к президенту, вся вина за эти трудности в массовом сознании перекладывается на внешних врагов.

 

По сути, сегодня в России практически девственно чистое политическое поле. Роль политических партий сведена почти к нулю. Директор по исследованиям ЦСР Сергей Белановский отметил, что сейчас в РФ фиксируется «выпадение из политического поля всех политических партий, вырождение этого поля, в котором, по сути дела, остался один субъект — Владимир Путин». Этот процесс шел и раньше, но сейчас «он достиг своего апогея», отметил социолог.

 

Политический режим в России эволюционировал в худшую сторону, считает Лев Гудков. По его словам, «за последние два-три года мы имеем принципиальное изменение режима. Из авторитарного он все больше превращается в репрессивный и деспотический».

 

Меняется и роль средств массовой информации в современной России, отмечает социолог. Сегодня уже не приходится говорить о самостоятельном воздействии СМИ на общественное мнение, средства массовой информации превращаются в «инструмент пропаганды и манипулирования, тем более, что все это опирается на административное управление политическим процессом», — говорит Гудков. По его мнению, «в России исчезает политика и свободное публичное пространство».

 

Политолог Борис Макаренко, в свою очередь, отметил, что политически протест сегодня появляется в России лишь по тому или иному эмоциональному поводу, как это было с «Маршем против подлецов» (после принятия законодательного запрета на усыновление российских сирот американцами) или с недавним шествием в память убитого Бориса Немцова.

 

По мнению Михаила Дмитриева, возрождение в российском обществе запроса на политические перемены внутри страны возможно лишь в случае «снижения международной напряженности». Впрочем, даже если этот сценарий и будет реализован, его взгляд на развитие российского общества в обозримой перспективе достаточно пессимистичен.

 

Похожие опасения высказал и заместитель директора по научной работе Института мировой экономики и международных отношений Евгений Гонтмахер. По его словам, больше всего пугает «омертвление социального и человеческого капитала», которое происходит уже очень давно. Он говорит, что «мы имеем такую негативную инерцию развития, что можем дойти до того предела, когда этот капитал уже не сможет развиваться даже если кто-то этого захочет».

 

Александр Желенин

 

Источник: http://www.rosbalt.ru

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня