Кто посеял зерно раздора в Магасе?

Post navigation

Кто посеял зерно раздора в Магасе?

Соглашение об административных границах между Чечнёй и Ингушетией вступило в силу, сообщил 17 октября 2018 в соцсети Mylistory спикер Чеченского парламента Магомед Даудов. Он подчеркнул, что это «никоим образом не означает разделения братских чеченского и ингушского народов… Напротив, это будет способствовать дальнейшей интеграции наших экономик, укреплению экономического и социального взаимодействия, улучшению братских связей», — заверил Даудов, которого цитирует РИА «Новости».

Кто посеял зерно раздора в Магасе?

Сегодня же организаторы митинга в Магасе должны встретиться с полпредом президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александром Матовниковым. Ожидается, что по итогам встречи будут принято некое решение, пишет издание «Экономика Сегодня».

Волна протестных митингов захлестнула Ингушетию после подписания 26 сентября 2018 главой Ингушетии Юнусом-Бек Евкуровым и главой Чечни Рамзаном Кадыровым соглашения об установлении админграниц, которые не были чётко определены с 1990-х годов.

Согласно договору, Чечня и Ингушетия обменялись нежилыми территориями в горно-лесной местности: Чечня передала Ингушетии часть Надтеречного района, а Ингушетия Чечне — кусок Сунженского района. По словам Евкурова, физической передачи территорий республик после подписания договора о границе не будет, сообщает агентство «ТАСС». Этот шаг должен укрепить отношения и скрепить братские народы, уверены Кадыров и Евкуров.

«Более 25 лет шли эти споры, и мы с Рамзаном своими подписями <…> поставили точку в этих распрях. Административная граница — это укрепление нашего братства и наших отношений. Кто выиграл? Мы все, страна наша, наши братские республики и весь наш вайнахский народ. Прошу всех, кто себя считает настоящим патриотом, ингушом и чеченцем, настоящим вайнахом, сплотиться вокруг нашего решения и прекратить все споры и обсуждения», — написал в Facebook Евкуров.

Слово за президентом

Конфликт между Ингушетией и Чечней можно рассматривать с нескольких сторон, однако источник его тот же, что и по всей стране – отрыв власти от народа, считает политолог из Крыма Владимир Джаралла.

«Власть в значительной степени оторвалась от населения и даже в такой маленькой и традиционно патриархальной республике, как Ингушетия… В других регионах России это отразилось в результатах голосования, которые стали полной неожиданностью для правящей партии и явным сигналом для высшей власти о том, что в обществе назревают серьёзные проблемы и нужно искать решения этих проблем.

В условиях Кавказа это проявилось в более открытой и традиционной в целом для этого региона форме. Следует понимать, что это общество патриархальное — для них это форма самоорганизации и одновременно форма защиты от проблем окружающего мира. Собственно, благодаря этому многих проблем удавалось избежать», — отметил он.

По мнению Джаралла, сейчас виден конфликт между руководителем Ингушетии Юнус-Бек Евкуровым и значительной частью местных элит. С одной стороны, Евкуров — личность харизматичная, с несомненным потенциалом, но ему трудно найти диалог с протестующими, многие из которых являются его давними противниками. С другой, протестующие понимают, что для них эта ситуация — прекрасный повод для протеста на фоне высокого уровня безработицы в экономически депрессивном регионе.

Возможно, в той форме, при которой произошёл обмен территориями между Чечнёй и Ингушетией, было рациональное зерно, но то, как это было сделано, вызвало чувство, что власть принимает решения без совета с людьми.

«Конфликт, который сейчас там разворачивается, по форме действительно связан с территориями. Ингушетия — самая маленькая по территории республика в России, при этом у неё есть очень кровавая страница, которую не принято вспоминать, — конфликт с Северной Осетией в начале 1990-х годов из-за Пригородного района Орджоникидзе (ныне Владикавказ). Апофеозом этой вражды стала трагедия Беслана, поставившая точку в конфликте.

В этих условиях развитие республики на фоне остальных регионов выглядело стабильным, но именно земельный вопрос стал детонатором того, что все проблемы, которые накопились в республике, вылились именно в такой форме. Вопросу земли на Кавказе всегда уделялось особое внимание и сам обмен выглядит так, как будто Ингушетия уступает больше территории Чечне или же наоборот, в результате чего возник этот конфликт и здесь уже сыграли характеры», — сказал политолог.

Ещё один важный нюанс конфликта — люди не понимают, права власть или нет. Яркий пример — это поведение силовиков, которые отказались применять силовые методы к своим соотечественникам.

«Большая часть силовиков на Кавказе — представители самих этих республик. С одной стороны, они являются военнослужащими Росгвардии, находящимися в подчинении МВД, с другой стороны, они связаны со своим регионом и с людьми, с которыми живут бок о бок. Поэтому здесь возникла ситуация, когда пошли сигналы со стороны силовиков о том, что они не видят необходимости применения силы против людей там, где можно обойтись словами. Это тоже серьёзный сигнал», — отметил Владимир Джаралла.

По сути, главным арбитром сейчас может выступить только центральная власть и, соответственно, глава государства Владимир Путин, продолжил Джаралла, потому что для традиционного общества лидер и руководитель — тот, кто пользуется авторитетом по праву.

«Президент достаточно ясно дал понять, что силового решения конфликта быть не может, необходим диалог, а сила может применяться только в тех случаях, когда кто-то переходит определённую границу и применяет силу. Теперь весь вопрос, как Евкуров это реализует.

Очевидно, что парламент <Ингушетии> решил подкорректировать произошедшее, отменив решение (об установлении границ между Ингушетией и Чечней — прим.). Понятно, что в Чечне отреагировали на это со смешанными чувствами, но с другой стороны, они прекрасно понимают, что это проблема внутри самого общества, и не хотели бы её обострять. В настоящий момент ситуацию можно назвать стабильно напряжённой и она находится в состоянии равновесия. В зависимости от того, какие меры предпримет власть, она качнётся в ту или иную сторону», — убеждён политолог.

При этом выбор насильственного метода решения будет означать политическую смерть для всех участников конфликта.

«Понятно, что требования с каждой стороны будут разными, наверное, радикальными, но переговоры для того и существуют, чтобы находить общие позиции. В ближайшем будущем мы увидим, как эта ситуация разрешиться», —добавил крымский политолог.

Корни в глубине веков

Проблематика чечено-ингушского конфликта уходит корнями вглубь времен, это проявление долговременных российско-кавказских взаимоотношений. В своё время размежевание Кавказа по отдельным регионам, республикам и аулам в какой-то мере успокоило население; но поскольку это было сделано без учёта мнения местного населения, периодически проблемы всё же возникали, отметил глава общественной организации «Милли Фирка» Васви Абдураимов.

Кто посеял зерно раздора в Магасе?

«Отсюда же проблемы современного противостояния Магаса и Грозного. Дело в том, что, по сути дела, чеченцы и ингуши представляют один вайнахский народ, разделённый на различные рода, которые очень чётко и строго были привязаны к своим аулам, корням и историческим местам проживания. Никогда в истории ингушей и чеченцев не было проблем, связанных с границами традиционного проживания этих народов. Но поскольку сейчас эта тонкая тема была разрублена грубым топором двух руководителей Чечни и Ингушетии — Рамзаном Кадыровым и Юнус-Бек Евкуровым — конечно же, это не могло не вызвать реакцию снизу.

Ни в коем случае нельзя было таким волевым способом в счёт каких–то экономических интересов одного из авторитетов Северного Кавказа резать по-живому ингушские земли и передавать их под управление Кадырова. Под управление Чечни были переданы богатейшие нефтеносные пласты, как раз-таки лежащие по этой границе», — пояснил Абдураимов.

В этой ситуации важно не перейти грань, за которой начнётся применение силы, и начать диалог с обоими народами, убеждён Васви Абдураимов.

«Конечно, хоть и подписан договор о границах, надо обязательно вернуть статус-кво — это на данный момент. А потом уже совместными усилиями лидеров общественных мнений, государственных представителей находить общепринятый консенсус, в том числе с пересмотром определённых участков границы; но это должно быть абсолютно прозрачно, ясно и понятно — вот с этого и надо начинать.

А в целом без возврата к истинной федерализации России, которая де-юре является федерацией, а де-факто — это очень сомнительно. Без понимания того, какой является Российская Федерация как государство, у нас всегда будут возникать на том или ином участке, в том или ином регионе вот такие проблемы», — считает Васви Абдураимов.

Причём Крым пока ничем не может помочь соседям в решении конфликта, поскольку Крыму самому ещё далеко до решения своих этнических вопросов.

«Если использовать крымский опыт — это усугубит тот конфликт, который там возник. До решения крымских вопросов ой, ещё ой как далеко, в том числе и в сфере национальных отношений. Мы сами ещё находимся в паутине санкций, абсолютно неестественного существования экономики и политики, поскольку нет права, нет закона — в широком смысле этого слова. А отсюда все действия из-под прилавка, условно говоря. И национальные вопросы тоже не решаются. Как пример, решение земельных отношений. Тоже самое — там земля и здесь земля. Что, опыт Стрелковой будем использовать на Северном Кавказе?» — иронично предложил эксперт.

Межнациональный вопрос — не проблема

Чечено-ингушский конфликт лежит не в плоскости межнациональных отношений, а возник из-за административного решения, считает журналист и руководитель интернет-издания «Кавказская политика» Максим Шевченко.

«Корень этого конфликта — в пренебрежении власти мнениями людей и неуважении к людям. Я не думаю, что это было решение Евкурова или Кадырова — это было решение федерального уровня. Так как у них есть планы по укрупнению регионов и превращению всего Северного Кавказа в один большой субъект — Кавказскую губернию. Они просто проверили как люди отреагируют на изменение границ и решили начать с такого невинного кусочка в горах, который, на самом деле, ни на что не влияет и не имеет никакого серьёзного значения по большому счёту», — полагает он.

Кроме того, чеченцы и ингуши никогда не были и не являются враждующими народами, а сегодняшняя ситуация на Кавказе — только результат неправильных действия властей, убеждён Шевченко.

«Ингуши несут в себе боль и горечь 1992 года и всех последствий той трагедии, которая была связана с изгнанием ингушского народа с его коренных земель Пригородного района Северной Осетии. Поэтому для ингушей каждый миллиметр Республики Ингушетия, которая является их официальным административным домом, достаточно важен. Вся проблема в действиях властей, а не в отношениях народов. Никаких проблем в отношениях между чеченским и ингушским народами нет и быть не может», — подчеркнул журналист.

Все разговоры о том, что причина сегодняшних протестов — давний межнациональный конфликт — «полная чушь», на самом деле у этих народов гораздо больше общего.

«Чеченцы и ингуши — не просто на словах братский народ. Там есть условная разница, как между москвичами и кубанцами, — вроде как разный диалект, но в целом это один народ, одни религиозные традиции. Так что межнациональный вопрос — это вообще не проблема.

Ни один чеченец не отберёт ни одного миллиметра у ингуша и ингуш у чеченца, естественно. На территории Чечни живут ингуши — и наоборот. То есть власть просто решила проверить на слабо, как люди отреагируют. Потому что повторюсь, это самый невинный кусочек Северного Кавказа, там есть гораздо более сложные конфликтные зоны. Допустим, между Дагестаном и Чечнёй — пригородный Ауховский район, в котором до сих пор не установлены права чеченцев. Эта территория Дагестана, но проживают там чеченцы», — напомнил Максим Шевченко.

Причём доказать наглядно, что межнациональных противоречий в этом регионе нет, очень просто, уточнил руководитель «Кавказской политики».

«Все земельные вопросы люди тысячелетиями решали между собой на сходах уважаемых стариков, в общинах. Сейчас они поставят стариков с обеих сторон, и вы увидите, что это вообще не проблема. Достаточно было просто с людьми посоветоваться и не обманывать людей», — отметил Шевченко.

Полина Ласькова, Власта Пидпалая

Источник: https://sevastopol.su/news/zachem-poseyali-zerno-razdora-mezhdu-ingushami-i-chechencami

Похожие материалы

Ретроспектива дня