Кто представляет интересы мусульман в Украине?

Post navigation

Кто представляет интересы мусульман в Украине?

Мусульмане и парламентские выборы в Украине

28 октября в Украине состоятся очередные выборы в Верховный Совет страны. Предвыборная кампания, начавшаяся еще летом, уже близка к определенному «пику» своей активности. Обсуждаются программы кандидатов, сами кандидаты идут «в народ», время от времени политический дискурс сотрясается от скандалов, связанных то с использованием админресурса, то подкупом избирателей, то еще какими-либо нарушениями закона.

 

Кто представляет интересы мусульман в Украине?Впрочем, судя по общественной реакции, украинцы уже к этому привыкли. Избирательная кампания этого года имеет одно существенное отличие: учитывая явное «похолодание» в отношениях Украины со всеми основными игроками западной политики (ЕС, США), выборы действительно могут стать «экзаменом на демократию».

В этой статье мы постараемся взглянуть на парламентские выборы с несколько иной стороны. Очень важно знать, что нового принесет новый состав парламента и местных органов власти мусульманам Украины. Ведь несколько сотен тысяч мусульман — это также часть электората, мнение которых может существенно повлиять на исходы выборов в регионах. Особенно показателен в этом отношении Крым: в ряде районов (Белогорский, Кировский, Нижнегорский, Ленинский районы) доля крымских татар (в абсолютном большинстве мусульман) приближается к 30 процентам. В связи с этим возникают следующие вопросы: а влияет ли исламская идентичность на электоральные симпатии украинского избирателя? Существует ли в Украине перспектива создания исламских партий? Что нового несут мусульманам программы кандидатов в случае их реализации?

В первую очередь следует отметить, что далеко не все мусульмане Украины являются гражданами страны и, как следствие, могут принимать участие в выборах. Собственно «мусульмане-избиратели» — это либо родившиеся в Украине, либо натурализовавшиеся за последние годы мигранты (репатрианты). К ним можно прибавить и небольшое число живущих в Украине новых мусульман, многие из которых занимают активную общественную позицию. В итоге можно утверждать, что голосовать на выборах в Украине могут, в основном, мусульмане из следующих этнических групп: крымские татары (почти 300000), поволжские татары (более 50000), выходцы из других государств СНГ (азербайджанцы, узбеки и др.) и более десяти тысяч новообращенных украинцев (русских, белорусов).

Для начала следует задаться вопросом о том, какие мнения относительно голосования существуют среди авторитетных ученых уммы в целом. Единства, в этом вопросе, к сожалению, нет: существуют как радикальные позиции (полное неприятие политики в «неисламской» стране), так и компромиссные. К последним, например, относится часто цитируемая фетва саудовского ученого Мухаммада Салиха аль-Мунаджида, который на вопрос голосования за не-мусульман ответил так: «Это один из вопросов, ответ на который изменяется с изменением времени и места и нельзя дать один универсальный ответ для всех возможных ситуаций… Иногда возникают ситуации, когда участие в выборах разрешено для уменьшения вреда, например, в случае, когда все кандидаты не мусульмане, но один из них относится более благосклонно к мусульманам и участие мусульман решит исход выборов… При этом не надо ошибочно полагать, что тот, кто разрешает голосование, поддерживает неверие и согласен с ним. Это делается лишь для пользы мусульман, а не из любви к неверию. Ведь мусульмане обрадовались победе римлян над персами, и победе Негуса в Эфиопии над теми, кто хотел лишить его царства, как это известно из истории» [1].

В среде украинских мусульман дискуссии подобного рода также весьма распространены. Например, действующая в Крыму организация «Хизб ат-Тахрир» прямо призывает своих сторонников не принимать участия в выборах: «Участие в выборах, с точки зрения законов Шариата — запретно (харам), так как правление в демократических странах основывается не на Исламе, а парламент выполняет законодательную деятельность вместо Всевышнего Аллаха» [2]. В то же время другие организации украинских мусульман, в частности, Ассоциация «Альраид» и Духовное управление мусульман Украины «Умма», неоднократно заявляли о необходимости участия мусульман в выборах. Как отмечал еще в 2010 году муфтий ДУМУ «Умма» Саид Исмагилов, «мы призываем единоверцев занять активную гражданскую позицию и отдать свой голос за тех кандидатов, которые гарантируют дальнейшее развитие демократии в стране, будут защищать права и свободы граждан, обеспечат свободу вероисповедания и свободу слова, будут бороться с коррупцией и нацелены на активное сотрудничество как с европейским Западом, так и с мусульманским Востоком» [3]. Заявления такого рода во многом отражают позицию модернистских исламских движений вроде «Братьев-мусульман», призывающих мусульман занимать активную общественную и политическую позицию независимо от государственного строя.

Интересно, что мусульмане Украины имеют опыт участия в выборах не только как избиратели, но и как кандидаты. В 1997 году появилась первая официально зарегистрированная исламская партия — Партия мусульман Украины (ПМУ), созданная в среде поволжских татар и возглавляемая Рашидом Брагиным. Пресса традиционно связывала партию с украинским бизнесменом и политиком Ринатом Ахметовым [4]. Необходимость создания Партии обосновывалась ее лидерами так: «В идеологическом аспекте партия опирается на политические основы Ислама. Малочисленные конфессии Украины, в том числе и Ислам, связаны с политикой. Это выражается как в существовании религиозно-политических организаций, так и в участии духовенства в политике. Обращение Ислама в политику зиждется на изначальном единстве в Исламе духовного и светского начал… Несмотря на противоречивый характер рассматриваемой проблемы, ниша для ислама и мусульманства в украинской общественной жизни возникла и будет в перспективе заполняться. Сегодня никто не может отрицать, что апелляция к Исламу — это один из факторов внутриполитической ситуации в Украине» [5]. Парламентские выборы 1998 года не принесли ПМУ значительных успехов (52613 голосов, что составляло 0,19%), поэтому в 2011 году руководство приняло решение о самороспуске и последующем вхождении в Партию Регионов.

Интересно отметить, что даже сегодня многие религиозные лидеры, особенно из Донецкого региона, вспоминают этот проект как довольно-таки масштабный: «Мусульмане очень многого ожидали от этой партии, но она в данный момент фактически прекратила свою деятельность. Когда мусульмане создавали ее, они рассчитывали, что смогут с ее помощью бороться за свои права. Например, добиться права для женщин-мусульман фотографироваться на паспорт в головных уборах. Во многих христианских странах женщинам это разрешено, но в Украине мусульманка вынуждена платить взятку в паспортный стол, чтобы начальник разрешил фото с покрытой головой. Партия нужна была, чтобы решать такие вопросы, но организовать ее работу не удалось, поэтому интересы мусульман Украины, к сожалению, никто не представляет», — заявил в недавнем интервью муфтий ДУМУ «Умма» Саид Исмагилов [6].

Действительно, уже более 10 лет специфических «исламских проектов» в украинской политике нет. Конечно, в списках и Партии Регионов, и других крупных политических сил есть несколько кандидатов, исповедующих ислам, однако говорить об организованных исламских группах пока не приходится. Меджлис.., ориентирующийся скорее на этнический фактор, чем религиозный, представлен двумя кандидатами в списках оппозиционного блока «Родина — Фронт Перемен» — бессменным лидером Мустафой Джемилевым (12-ое место) и его заместителем Рефатом Чубаровым (111-ое место). Правда, судя по событиям в некоторых регионах Крыма, в отдельных случаях члены местных «меджлисов» поддерживают Партию Регионов. Например, в двух округах Меджлис выдвинул кандидатов, которые явно оттянут часть голосов от союзных ему членов блока «Родина — Фронт Перемен» [7]. Противостоящая Меджлису общественная организация Милли Фирка выдвинула своего кандидата по мажоритарному округу (6-ой округ, включающий Феодосию и ряд соседних районов) Альмира Самадинова. В программе кандидата, есть, например, следующие пункты: «Интеграция крымскотатарского народа в Крымское и Украинское сообщество с сохранением национальной идентичности на основе социо-культурного и духовного единства с тюркским миром; обеспечение гражданского мира и согласия в Крыму на основе взаимного уважения и толерантных отношений между всеми этническими общностями, национальными группами, конфессиями и диаспорами полуострова». [8]

Согласно данным, которые можно подсчитать на сайте ЦИК Украины, по избирательным округам Крыма в парламент баллотируется еще десяток кандидатов, имеющих крымскотатарское происхождение и, в отдельных случаях, декларирующих в программах защиту национальных и религиозных меньшинств — трое самовыдвиженцев, двое — от «Родина — Фронт Перемен», по одному — от «Украина — Вперед!» и «УДАР», еще трое — от других политических сил [9]. Учитывая тот факт, что всего по округам Крыма в парламент выдвигается 213 кандидатов, приведенные цифры свидетельствуют о том, что и «крымскотатарский», и «исламский» вопрос имеют определенное региональное значение.

Согласно одному из социологических опросов, проведенных в середине сентября группой «Рейтинг», преодолеть необходимый процентный барьер может четыре политических силы — «Партия Регионов» (21,5 %), «Родина — Фронт Перемен» (18,6 %), Украинский Демократический Альянс за Реформы (9,9 %), Коммунистическая Партия Украины (9,1%). Еще две партии, имеющие рейтинг около трех процентов, также, по утверждениям социологов, могут пройти в парламент — «Украина — Вперед!» и «Свобода»[10].Имееюся ли в программах этих политических сил тезисы, могущие прямо или косвенно влиять на положение мусульман в Украине?

По мнению экспертов из Института религиозной свободы (ИРС), большинство политических партий предпочитают не выражать свое отношение к свободе вероисповедания и государственно-церковным отношениям [11]. Это, впрочем, не означает, что вопрос о религии, ее роли в обществе, религиозных либо этнических меньшинах вообще не поднимается кандидатами в народные депутаты.

Так, в программе «Партии регионов» присутствует пункт о «законодательно утвержденном праве гражданина на родной язык» [12], что косвенно может иметь отношение к приданию статуса «регионального» крымскотатарскому. Впрочем, традиционно эта политическая сила делает главный акцент на социально-экономические вопросы, поэтому в отсутствии пунктов о «духовной жизни» общества нет ничего удивительного. Судя по всему, современное состояние отношений между религиозными и государственными институциями в Украине вполне отвечает позиции «Партии регионов». Таким образом, в случае победы этой силы на выборах, ждать чего-либо нового в отношении исламских общин не приходится.

В программе блока «Родина — Фронт Перемен» есть один пункт, прямо говорящий о роли религиозных организаций: «восстановим конституционные принципы свободы совести и равенства религиозных организаций перед законом, искореним практику коррумпирования и запугивания властью церковной иерархии и политическое давление на общины верующих. Запретим приватизацию культовых зданий, а также сооружений и имущества, отчужденных в свое время у Церкви, выполним обязательства, которые взяла на себя Украина в сфере государственно-церковных отношений при вступлении в Совет Европы. Не позволим использовать религиозные организации для реализации политических целей других государств». В этой ситуации поставлена цель деполитизации религии и сохранение за религиозными организациями их имущественных прав; впрочем, отсутствует утверждение ореституцииимущества религиозным организациям (не совсем понятно, будет ли поднят вопрос о, например, возвращении мечетей мусульманам нескольких городов). В этой же программе говорится об обеспечении развития других языков при условии сохранения украинского как единого государственного [13].

Очень четко сформулирована перспектива религиозного вопроса в программе Коммунистической партии Украины. «Строители социализма» однозначно декларируют «поддержку канонической Православной церкви и верующих других конфессий», имея в виду, очевидно, Украинскую Православную Церковь (Московский Патриархат). Также говорится о проведении референдума по вопросу придания русскому языку статуса государственного [14]. Если учесть тот факт, что «рядовой» избиратель компартии — обычно личность пенсионного либо предпенсионного возраста, живущий на юго-востоке Украины, имеющий сентимент к понятию «канонический» и испытывающий явную ностальгию по советскому прошлому, можно вполне предположить, что указанный пункт — это скорее попытка удержать электорат, чем привлечь новых членов. Последние заявления лидера украинских коммунистов Петра Симоненка в отношении депортации крымских татар как «спасения» вряд ли привлекут на сторону коммунистов даже небольшое число не только этого народа, но и мусульман-избирателей вообще.

Партия Виталия Кличко («Украинский Демократический Альянс за Реформы», УДАР) обошла вопрос религии стороной. Впрочем, на недавней встрече в Донецке лидер партии однозначно заявил, что партия придерживается конституционного принципа «разделения церкви и государства». Точно также Кличко отнесся и к языковому вопросу, отметив, что «он не имеет значения как для жителей востока, так и для жителей запада Украины» [15]. Столь молодая партия, возникшая в 2010 году, пока не зарекомендовала себя в каких-либо определенных религиозных симпатиях. Таким образом, как и в случае с «Партией регионов», УДАР опирается на уже достигнутый статус-кво. Точно также религиозную проблематику обходит партия «Украина — Вперед!» и Всеукраинское объединение «Свобода». Последнее, впрочем, декларирует явно праворадикальную симпатию, поэтому вряд ли сможет привлечь на свою сторону избирателей-мусульман. То же самое касается и партии «Наша Украина» экс-президента Виктора Ющенка, которая уже не один год заявляет о необходимости создать «единую украинскую поместную церковь» [16].

Подведем итоги. Если оценивать политическую ситуацию в Украине с точки зрения влияния на исламское сообщество страны, то за эти годы достигнуто очень много. Мусульмане в целом пользуются свободой вероисповедания (хотя и не без проблем), основные духовные управления не ведут политической агитации (в отличие от, например, некоторых православных церквей), а предвыборные программы кандидатов не содержат положений, могущих нести угрозу национальным либо религиозным меньшинствам, в том числе и мусульманам.
Однако, как показывает практика выборов на постсоветском пространстве в целом (да и в других странах), не стоит обольщаться предвыборными программами, которые так часто остаются без выполнения. Представляется, что в таких условиях мусульманские организации должны инициировать диалог с властью и громко заявлять о своих проблемах: и о выделении земельных участков, и возвращении зданий мечетей, и содействия развитию национальных языков и культур. В сегодняшних условиях вряд ли такую функцию сможет выполнить проект вроде специальной «исламской партии»: в Украине даже партии с приставкой «христианская» набирают мизерное число голосов. Да и в условиях противоречий между духовными управлениями такая партия станет лишь частным, изолированным проектом, неспособным консолидировать мусульманскую умму страны. Нужны реальные площадки для диалога между исламскими объединениями и государством: это может быть Всеукраинский совет церквей и религиозных организаций, или другая структура. Ключевую роль здесь должно сыграть присутствие ислама не в политической, а в общественной сфере: развитие медиа, книгоиздательство, организация культурной активности. Можно утверждать, что определенная дистанция от политических процессов пока идет на пользу исламским объединиям Украины; однако чем громче мусульмане будут заявлять о своих правах, тем больше шансов будет сохранить нынешние достижения и в дальнейшем.

Михаил ЯКУБОВИЧ, специально для «Ислам в СНГ»

Ссылки:

[1] — Разрешается ли мусульманам голосовать за немусульман от которых меньше вреда?, http://www.islam-qa.com.

[2] — Лутфие Ремзы Кезы. Война, которой нет // Возрождение. — 2009. — No. 19. — С. 7.

[3] — ДУМУ «Умма» и Ассоциация «Альраид» призывают украинских мусульман принять активное участие в выборах, http://islam.in.ua/3/rus/full_news.

 

[4] — Минюст ликвидирует «Партию мусульман Украины», которую связывали с Ринатом Ахметовым, http://censor.net.ua/news.

[5] — Брагин, Рашид, Баширов Ислам. Партия мусульман Украины, Политические основы ислама, http://www.iai.donetsk.ua.

[6] — Мусульмане в Донбассе. Интервью с муфтием Саидом Исмагиловым, http://www.gp.dn.ua.

[7] — Шаймарданов, Ринат. «Титаник» оппозиции напоролся на айсберг Джемилева, http://www.milli-firka.org.

[8] — Кандидат от Милли Фирка будет участвовать в парламентских выборах, http://www.milli-firka.org.

[9] — Кандидати в округах, http://www.cvk.gov.ua.

[10] — Динамика рейтингов партий и политиков сентябрь 2012, http://vibori.co.ua.

[11] — Выборы 2012: Партии предпочитают умалчивать о вопросах государственно-церковных отношений, http://www.irs.in.ua.

[12] — От стабильности — к благополучию. Предвыборная программа Партии регионов, http://www.partyofregions.org.ua.

[13] — Програма об’єднаної опозиції, http://byut.com.ua.

[14] — Передвиборна програма Комуністичної партії України, http://www.cvk.gov.ua.

[15] — http://gazeta.ua, gazeta.ua/ru.

[16] — Передвиборча програма об’єднання патріотичних сил «Наша Україна» «Україна навіки!», http://www.cvk.gov.ua.

Источник: http://www.islamsng.com

Похожие материалы

Ретроспектива дня