Кто рулит «рулевым» Меджлиса?

Post navigation

Кто рулит «рулевым» Меджлиса?

Фигуры, стоящие у руля Меджлиса, стоят того, чтобы остановиться на них подробнее. О бывшем лидере Меджлиса Мустафе Джемилеве не писал только ленивый. А вот о Рефате Чубарове — нынешнем руководителе Меджлиса — пишут меньше, хотя его фигура не менее интересна.

Рефат Чубаров называет российские паспорта аусвайсами, а Крым - оккупированной территорией

Коротко — об основных его жизненных вехах.

Рефат Чубаров с родителями вернулся в Крым в 1968 году. С сентября 1974 года по июль 1975 года учился в Симферопольском профессионально-техническом училище № 1.

В 1975 году работал каменщиком в военной части в Тирасполе, Молдавия.

С ноября 1975 года по ноябрь 1977 года служил в Советской армии.

А вот тут интересно. С ноября 1977 года по июнь 1983 года учился в Московском государственном историко-архивном институте. Для особо непонятливых — в элитном столичном вузе, путь в который многим простым смертным был заказан.

Как туда попал паренек из Крыма, относящийся к «депортированным народностям»? Ведь по многочисленным заявлениям крымских татар, обвинявших СССР в геноциде, их по «негласному запрету» не принимали в вузы страны. Нестыковочка получается…

Дальше нестыковочек еще больше.

С 1983 по 1984 год Рефат Абдурахманович трудится ни кем-нибудь, а архивистом и старшим архивистом, а с 1984 года по 1991 год — директором Центрального государственного архива Октябрьской революции и социалистического строительства в Риге. Тоже весьма странный выбор для «борца» с угнетающим режимом, как и женитьба на однокурснице Ингриде Вальтсоне, дочери высокопоставленного латвийского чиновника. Стоит также напомнить, что возглавлять архив соцстроительства и не быть членом КПСС в то время было просто невозможно.

С 1990 года по 1991 год Чубаров совершил следующий головокружительный шаг — стал членом Государственной комиссии по проблемам крымскотатарского народа при Совете Министров СССР. Почувствуйте масштаб. Впрочем, СССР вскоре не стало. Но «Буратино не утонул».

В 1994 году Чубаров становится депутатом Верховного Совета Автономной Республики Крым, членом, а затем председателем постоянной комиссии Верховного Совета АРК по национальной политике и проблемам депортированных граждан. С июля 1995 по апрель 1998 года — заместитель Председателя Верховного Совета. В 1998 году — уже депутат Верховной Рады Украины от Народного Руха, главой подкомитета по вопросам депортированных народов, национальных меньшинств и жертв политических репрессий Комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений.

Именно с 90-х годов Рефат-ага стал большой и внушительной тенью маленького сухонького лидера крымскотатарского народа Мустафы Джемилева. Вместе с ним выдвигался в Верховную раду Украины от блока партий «Наша Украина», потом — от фракции крымского парламента «Рух-Курултай». Как человеку видному, амбициозному, но не должному «затенять» Джемилева, Чубарову «отдали» на откуп должность председателя Всемирного конгресса крымских татар (ВККТ).

Тем не менее, скандалы и скандальчики сопутствовали ему по всему пути следования. В 2011 году, например, община «Сабур» обвинила Чубарова в том, что он в течение года не рассматривал их обращение по выделению земли под мечеть, хотя в то время являлся первым заместителем председателя меджлиса, депутатом, призванным решать проблемы настрадавшихся соотечественников.

Прокуратура даже возбудила уголовное дело по факту нарушения депутатом законодательства о жалобах и обращений граждан. Впрочем, дело кануло в лету, как и остальные…

В 2013 году, казалось, бесконечное «царствование» Джемилева закончилось, и у Рефата-ага наконец-то появился шанс избавиться от положения «вечно второго». Однако шанс реализовался весьма странно.

От Чубарова при таком коммунистическом прошлом и довольно умеренной современности можно было ожидать адекватных и продуманных действий. Но то ли место лидера нации так ударило ему в голову, то ли люди, держащие в руках нынешнего крымскотатарского лидера, плотно натянули поводок. И с языка Чубарова начали срываться слова, ранее совсем ему не свойственные.

Например, накануне референдума по определения статуса Крыма Чубаров громко и довольно агрессивно запрещал представителям крымскотатарского народа участвовать в выборах, ничуть не считаясь с личным мнением людей, которых представляет.

Разумеется, ни к чему толковому это не привело: кто хотел голосовать, тот проголосовал. Кого сбили угрозы руководства меджлиса, на участки не пришел, но на волеизъявление крымчан неявка никак не повлияла. Зато повлияла на отношение к представителям крымских татар со стороны российских властей, заставив последние насторожиться и задуматься: почему не принимают помощь те, кто в ней нуждается.

На одном из заседаний Меджлиса, состоявшемся вскоре после провозглашения Республики Крым субъектом Российской Федерации, тот же Чубаров зло называл российские паспорта аусвайсами, а Крым — оккупированной территорией, призывая выработать единый механизм существования народа в условиях «временной оккупации» и разнося в пух и прах меры российских властей по интеграции крымскотатарского народа в правовое и социальное пространство Российской Федерации.

Далее Чубаров сгоняет народ под Армянск штурмовать пограничный пост, через который должен проехать «бывший лидер» Мустафа Джемилев, грозит жесткими акциями массового неповиновения в случае игнорирования прав и свобод крымскотатарского народа.

Когда же люди, участвовавшие в акции, получили солидные штрафы за нарушение общественного порядка и незаконное пересечение государственной границы РФ, и обратились за помощью в погашении в Меджлис, там им заявили, что… надо быть патриотами, и больше ничем не помогли.

Факт в том, что крымских татар никто не угнетает, кроме собственных национальных политбонз. За время подчинения Меджлису татары не получили ничего, кроме полунищенского существования.

Теперь Меджлис под предводительством Чубарова призывает свой народ бойкотировать выборы в местные советы, загоняя весь крымскотатарский социум в жесткую оппозицию существующей власти. Он прекрасно понимает, к чему это приведет, но, тем не менее, сознательно нагнетает и без того напряженную обстановку.

Но зачем? Чтобы властвовать безраздельно? Или выполнить чей-то заказ?

В любом случае, пострадает от такой политики не он, а, как всегда, крымскотатарский народ.

Тарас Коваль

http://www.euromaidanu.net

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня