Куда уплывает Крым?

Post navigation

Куда уплывает Крым?

Какие перспективы есть у полуострова, что ждет Крым в ближайшем будущем, как перестроить автономию, и какая история нужна крымчанам — об этом и многом другом «Росбалту» рассказал председатель совета Таврического института регионального развития, заслуженный экономист Крыма, политолог Андрей Клименко.

— Я думаю, что сегодня пришло время избавиться от мифа о Крыме как о туристической мекке. Пришло время понять, что, начиная со второй половины 90-х годов, туризм дает лишь 7-10% ВВП Крыма. Больший доход он приносить не станет — мы должны это учитывать. Курортно-туристическая сфера дает какую-то занятость приморских городов — слава богу. Но сверхожидания с этим направлением связывать нельзя — это ошибочно, это вредно.

— А как быть с тем ресурсом, который считается в Крыму основным — землей?

— Тут сосредоточена огромная проблема. По большому счету, начиная с 2003 года, территория полуострова попала под внешнее управление девелоперскими компаниями. Эти компании подбирали земельные участки, создавали проекты на них с целью дальнейшей перепродажи. Они и спровоцировали земельную лихорадку, которой крымская элита оказалась не в состоянии противостоять. За деньги они сдавали курорты, пляжи, перспективы…

— Что же тогда сегодня может предложить Крым?

— Это главный вопрос — что Крым сегодня может экспортировать? Кроме туризма и вина, конечно, ведь оба этих направления являются достаточно узкими. Экспортным товаром Крыма в глобализирующемся мире в 21 веке может стать черноморская безопасность- как продукт, который производится здесь и генерируется в окружающую среду.

Опять-таки технологии глобального диалога христианской и исламской цивилизации. Ведь проблема сосуществования этих двух цивилизаций — это проблема нового века, и Крыму есть, что предложить для отработок деталей этого диалога.

Ещё одно потенциальное направление — это технологии массового лечения. Не туризм, а именно лечение. Ведь в свое время Крым и стал туристической меккой Российской империи, именно потому, что сюда ехали лечиться от туберкулеза элиты и интеллигенция. Даже Ливадию Романовы купили именно потому, что жена императора Александра болела туберкулезом. Чехов перебрался в Ялту по тем же причинам.

— А где в Вашем списке промышленность

— А без промышленности ничего в Крыму не будет. Если мы ее убьем, то население всего полуострова будет таким же, как в современной Ялте и Алуште — дворники, метрдотели, горничные, продавцы и таксисты. Нам непременно нужна прослойка технической интеллигенции. Другой вопрос — какая именно промышленность нам нужна. Мы должны изучать логистику, условия, коньюнктуру. Возможно, это будут технологии новой энергетики, или чистых продуктов питания, или транспортные — морские или воздушные — центры

— Сегодня много говорят о перспективах Крыма в контексте возможного создания здесь свободной экономической зоны

— Я бы не был столь оптимистичен. Как один из пионеров этого движения, создавший первую в Украине СЭЗ в 1995 году, — утверждаю, что это очень спорный вопрос. В тотально коррумпированном государстве любой орган, который будет принимать решения о предоставлении и непредоставлении льгот предприятиям СЭЗ, будет делать это исходя не из интересов территории, а по принципу — кто больше даст откат

Сегодня Крыму отчаянно не хватает новой местной элиты — той, что возьмет на себя ответственность за весь полуостров, а не за отдельные этнические группы. Нынешние представители элиты, начиная с 1990-х годов, в большинстве своем ведут себя как мародеры на оккупированной территории. Любые самые красивые модели будущего останутся моделями, если их некому реализовать

— Какую роль во всем этом может сыграть автономный статус полуострова?

— Автономию необходимо насыщать новым смыслом — в прежней парадигме своего существования она зашла в тупик. Ведь зачем создавалась автономия в самом начале 1990-х годов? Первая мысль была такой — если Украина выйдет из состава СССР, то Крым как субъект Союзного договора останется в составе Советского Союза. Вторая мысль — массово возвращаются крымские татары с идеей национальной автономии. Нужно было у них эту идею перехватить, опередить. Это две идеи, которые лежали в основе создания Автономной республики Крым, хотя и не артикулировались при этом вслух. Сегодня же эти идеи уже неактуальны.

Еще один аргумент. Исторический маятник политического процесса на Украине сперва зашкалил в одну сторону — теперь он возвращается в другое положение. Если сегодня выйдет в равновесное состояние проблема с правами русскоязычного населения — то, получится, что Симферополю не придется обороняться от Киева. Поэтому нужно искать новые смыслы существования Автономной республики Крым. В чем они будут — это предмет новой дискуссии и новых интеллектуальных усилий.

Кроме того, сегодня Крыму нужна новая столица. Новая — в широком смысле. Ведь функции столицы — это задавать культурную, муниципальную и какую хотите моду и стиль. Роль столицы — делать так, чтобы у провинции было на кого равняться. Объективно Симферополь перестал выполнять эти функции.

— Что же, на ваш взгляд, нужно делать в Крыму в среднесрочной перспективе?

— Во-первых, в ближайшие 5-10 лет необходимо ликвидировать языковую безграмотность. Мы должны массово научить людей английскому языку. Очень желательно, чтобы мы знали крымскотатарский — ну если не нынешнее, то, как минимум, следующее поколение. И мы должны знать украинский язык. Я с большим воодушевлением услышал, как тот же господин Цеков (председатель общественной организации «Русская община Крыма», — прим. «Росбалта») сказал, что в Крыму указатели должны быть на четырех языках. Согласен полностью.

Кроме того, нам нужна массовая ликвидация исторической безграмотности. Если у нас появится нормальная, полная, интересная история Крыма, которой до сих пор нет, то у нас уйдут очень многие мифы, которые используются сегодня политиками любой направленности.

История Крыма не должна быть только историей войн и правителей. Она должна быть историей людей. Ведь, по большому счету, последние три столетия истории полуострова — это история постоянных депортаций. Сперва вывезли крымских греков в степи Мариуполя, затем ввезли других греков, потом две волны эмиграций крымских татар, потом заселение Крыма колонистами — русскими, немецкими, эстонскими. Потом депортации 44-го года. Потом перестройка с её перетеканиями огромных масс людей. Нас научили вражде, но не научили собственной истории. А именно незнание рождает нетерпимость.

Беседовал Павел КАЗАРИН

www.rosbalt.ru

Похожие материалы

Ретроспектива дня