Кужель: Я не оппозиция, я — позиция

Post navigation

Кужель: Я не оппозиция, я — позиция

В нынешнем составе Верховного Совета Крыма «киевлянка» Александра Кужель на данный момент единственный депутат, который не пытается плыть по течению, заданному местным руководством Партии регионов.

Ни одно заседание не обходится без ее эмоциональных, но в то же время подкрепленных фактами выступлений, которые неоднократно ставили в тупик крымский политикум, собравшийся в зале по команде нажать на нужные кнопки.

Об особенностях автономного управления и своих впечатлениях об «уникальности» полуостровной политики за полгода, прошедших с момента местных выборов, Александра Кужель рассказала в эксклюзивном интервью «Новому Региону».

— Александра Владимировна, вы уже полгода в крымском парламенте, может с кем-то успели подружиться? То, что врагов нажили, не вызывает сомнений.

Депутат Верховной Рады Крыма Александра Кужель— Я бы не сказала, что это враги. Мне кажется, наоборот — из сессии в сессию я приобретаю все больше и больше друзей. Потому что вначале это было просто вражеское невосприятие «киевлянки». Но от сессии к сессии у меня больше появляется друзей, которые на первых заседаниях кидались на меня, а сейчас подходят и говорят: «А мы думаем точно так же, только сказать не можем». Мне не надо, чтобы меня любили, мне надо, чтобы функции, которые они должны выполнять депутаты, они делали по совести, а не по принуждению.

Сегодня я была у Янаки (председатель земельной комиссии Верховного Совета Крыма) и я вам могу сказать, что Чабанов (глава Рескомзема Крыма) вчера с перепугу забегал после моего выступления, и я не думаю, что он долго продержится. Потому что дурость его была видна с трибуны, и он сам себе сделал хуже. Я же не знала, кто такой Чабанов! Я видела в первый раз человека, что он не владеет собственным вопросом! Он должен был показать слайды, документы, сколько госактов пришло — у меня он бы и 5 минут не работал, потому что лучше с умным потерять, чем с дураком найти.

Я никого не считаю врагами. У меня очень тесный контакт с Нахлупиным (председатель бюджетной комиссии ВС АРК), мы постоянно переписываемся по электронной почте, он мне присылает материалы. У меня прекрасная работа со своей комиссией (по делам ветеранов, соцвопросам и здравоохранению ВС АРК), мы в переписке. Я думаю, что теперь с Янаки у меня будет такая же тесная работа. Я ему сказала: мне не интересно просто поговорить с Вами, давайте попробуем сделать какие-то результаты. Он мне показал очень уникальную статистику — например, в одном из районов выдано 137 госактов на землю, 635 подготовлено, но за ними не приходят! Вы в это можете поверить? Значит, с этих людей просят деньги. И мы договорились создать комиссию и сделать проверки. Не имея никаких антагонистических настроений, я ради дела с кем угодно буду работать.

Так что я пока не могу жаловаться на депутатов, как на людей — я им сочувствую. Очень многие, даже когда я иду от трибуны, мне говорят: «правильно сказала», а вслух сказать этого не могут. У них дисциплина.

— А ревностное отношение вице-спикера Григория Иоффе? Его трудно не заметить на сессиях — ни одно Ваше предложение он без комментариев оставить не может.

— Это большой комплимент. Потому что он как раз очень сильный партократ. И, заметьте, Константинов очень часто наклоняется к нему советоваться. Я думаю, что и Иоффе, и Константинов и многие другие уже видят, что мои слова не бравада — я к каждому вопросу готовлюсь, пытаюсь спасти Верховный Совет Крыма, потому что сегодня они несут субсидиарную ответственность вместе с правительством Крыма, потому что они одна партия и отвечают за ситуацию. И не получится сказать, что была плохая власть и она не правильно сделала. Поэтому я наоборот подталкиваю их к тому, чтобы они начинали более активно брать на себя ответственность. Да, я могу себе позволить сказать больше, чем они, но сделать они могут больше, чем я.

Мы после сессии ехали вместе в лифте с Иоффе и Фиксом (председатель нормотворческой комиссии ВС АРК) и я им сказала, что по 10 документам не стала выступать, потому что вижу — вас уже обморок хватает, но так нельзя готовить документы! Мне было стыдно за проект по пляжам — если написано, что должно быть «надлежащее состояние пляжа» — это что? На самом деле это ничего. Документ должен быть конечным, без возможности дальнейших трактовок. А каждую сессию половину времени уходит на внесение изменений в то, что только приняли. Это говорит об очень низком уровне подготовки документов.

— Каково это, быть одной в оппозиции? Вы же единственная, кого можно назвать оппозицией в нашем парламенте.

— Правильнее сказать, что я не оппозиция, а позиция. Я депутат с позицией по каждому вопросу. Оппозиция даже не читает документ, и очень легко быть в оппозиции — вы, власть, дураки, и я ни за что голосовать не буду. Гораздо тяжелее иметь позицию. Это безумно сложно, но в оппозиции я быть не могу, всегда начинаю предлагать, что нужно сделать. Тебе что-то не нравится? А как ты это видишь? Напиши свои предложения, хотя бы попробуй сформулировать.

У меня вопрос к крымчанам — Дом малютки в Ялте нужен только мне? Или вопрос канализации в сравнении с русским языком вторичен? Мы так воюем за Черноморский флот, но неужели мы не хотим, чтобы остался один единственный на всю Украину Дом малютки на море? Перед этим ликвидировали и в Евпатории, и в Саках, больше ни одного нет. Я вчера звонила в администрацию президента, и буду воевать, обращаться к общественным организациям Украины, напишу в Facebook, буду поднимать людей.

— Почему второй представитель «Сильной Украины» так активно не участвует в работе парламента? И, кроме того, есть еще 18 человек, не входящих во фракцию регионалов.

— В Крыму каждый, кто имеет бизнес, рискует, высказывая критику. У меня вообще бизнеса нет, не только в Крыму, но и в Киеве. Это пусть избиратели их судят, я не имею права. Я вчера повернулась к коммунистам, говорю: ребят, ну помогите мне по Дому ребенка в Ялте. Вообще, я смотрю, что они все не голосуют. И Миримского команда сидит, «Русское единство» иногда голосует, а иногда нет, коммунисты не голосовали, и вот, они скажут — мы никогда ни за что не голосовали.

Я не голосовала по русскому языку (обращение о необходимости принятия закона «О языках в Украине»). Говорит весь Крым на русском 19 лет, и никто его не трогает, и не будет трогать никогда, но дети должны знать украинский.

— Однако приказы того же Вакарчука по ведению журналов в школе на украинском, так называемом билингвальном образовании никто не отменял…

— Мы говорим о разных вещах. Депутаты Верховного Совета Крыма могут не обращаться, что мы требуем принять закон о языках, а принять решение, как приняли в Запорожье — о региональном языке, и нормально, работает. Они опять переложили вопрос с себя на общий. Мне всегда важно решение вопроса, а не его заговаривание. Мне не интересно просто общаться.

— С крымской бизнес-средой Вы общаетесь? Как они расценивают приход новой власти?

— Я сейчас пока не общаюсь. Я предложила Константинову и направила ему весь пакет документов по созданию Совета предпринимателей при Верховном Совете Крыма и жду ответ. Вот это было бы правильное общение, чтобы хотя бы раз в квартал он собирал совет и слушал проблемы предпринимателей. Тут я на приемах бизнеса наслушиваюсь — маразм! «Крымэнерго» приняло решение заставить все магазины вынести счетчик на фасад, и как, с ружьем стоять возле него?

— Но это мелкие проблемы, а с крупным бизнесом как?

— Крупный либо боится, либо откупается. Пока есть возможность, они будут откупаться и не пойдут в открытую на конфликт. Я не могу от них это требовать. Они мне только пишут, а я озвучиваю это. Другого пути нет, только публичность.

— И как обстановка в Крыму в целом, взглядом киевского политика?

— Мне очень грустно. Зашло очень много интересных людей в парламент, которые забыли песню Макаревича — не надо прогибаться под изменчивый мир. Я не знаю, почему они позволяют уничтожение крымской элиты? Когда сегодня на заборах, домах пишут «Не отдадим Крым енакиевским» — это только начало. Я считаю так — имеют того, кто позволяет. И если они объединились в партию и пришли во власть с целью создать Крым жемчужиной, то нет ничего плохого в том, чтобы высказать свое мнение и объединяться внутри команды в думающих по-другому.

 

Не надо быть одинокими шакалами, нужно быть хорошей стаей волков. Я многим говорила: не считаются с тем, кто молчит, — считаются только с тем, кто имеет собственное мнение. Поэтому не надо бояться. Неизвестно, сколько еще правительств мы поувольняем, а мы здесь на 5 лет. И за эти 5 лет можно состояться — это очень хороший срок для того, чтобы показать себя, а можно уйти в безызвестность.

С таким количеством перестановок кадров, людей перебрасывают туда-сюда — это говорит о непрофессиональном подборе. А все относятся к этому, как к временному тайфуну.

Крым очень своеобразная территория. Я стала поднимать историю, что здесь сделали с Сабуровым, который хотел сделать реформы, просто выплюнули как «не наше». Я смотрю, что вам больше нравятся люди, которые больше говорят то, что хочется слышать, чем те, которые говорят, что сделать, чтобы вы лучше жили. И это, наверное, главная проблема — не хотят работать.

— В этой связи вопрос — все цифры, которые нам обещают в Стратегии развития, они реальные? В это очень хочется верить, но понимаешь, что маловероятно. Очень много апелляции к Киеву о выделении миллиардов на развитие экономики. А как в Киеве смотрят на эти планы?

— Есть такой хороший анекдот: приехали иностранные инвесторы, посмотрели и говорят — у вас планов грамодье, но хорошо вы делаете только то, что не делаете руками — детей. Вопрос заключается в том, что создание сети социальных аптек (закрепленное первой трехлеткой Стратегии-2020) за бюджетные деньги не имеет смысла. Дайте бизнесу с условием реализовывать определенным категориям граждан со скидкой и все, не надо тратить 5 миллиардов. У меня были на приеме жители Льдозаводского (район Симферополя) — район утопает в какашках. Туда надо тратить.

 

У государства сейчас 1,5 миллиарда задолженности перед госпредприятиями по зарплате, денег в бюджете нет. И это подготовка к выборам 2012 года, точно так же, как покупали социальными договорами, точно так же будет с обещаниями дать 9 миллиардов. А строители говорят: дали на строительство дорог — 60% отката, дали какой-то подряд — 60% отката. Лучше ничего не делать, не тратить бюджетные деньги.

— Вы пойдете на выборы в Верховную Раду?

— Конечно! Если партия не идет на выборы, то она должна ликвидироваться, как партия. Но если они примут такой же закон, как по местным выборам, тогда все партии должны вывести своих членов под Раду и просто их разнести — выходить на выборы не будет смысла, если будут так же формировать комиссии, так же подсчитывать голоса.

— Если пройдете в Раду, оставите Крым?

— Как я могу его бросить? Я не буду депутатом Крыма, но от партийной организации я закреплена за Крымом. Как я теперь оставлю? Проехать, пропахать весь Крым с утра до ночи. Но честно, я для себя еще не нашла алгоритма Крыма, нет фишки, которая может объединить весь Крым.

Источник: «Новый Регион — Крым»

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня