Курды голосуют за независимость

Post navigation

Курды голосуют за независимость

Более 93 процентов участников референдума в Иракском Курдистане поддержали идею независимости региона. Против независимости проголосовали 6,71 процента избирателей. Председатель комиссии отметил, что результаты могут меняться, так как подсчет продолжается. Официальные итоги огласят в четверг, 28 сентября 2017.

 

В референдуме участвовали около 3,3 миллиона человек, явка составила 72,16 процента.

Более 93 процентов участников референдума в Иракском Курдистане поддержали идею независимости региона

Правом голоса на выборах обладали 5,2 миллиона избирателей. Принять участие в голосовании могли все граждане Ирака, зарегистрированные в Иракском Курдистане или в курдских районах. Работали 6846 избирательных участков и 1737 комиссий. В голосовании участвовали не только провинции Эрбиль, Сулеймания и Дохук, официально входящие в состав курдской автономии, но и районы за ее пределами — в частности, в провинциях Киркук, Найнава, Салах-ад-Дин. Для курдов, живущих за пределами Ирака, было организовано онлайн-голосование.

 

Против референдума выступил официальный Багдад, соседи Иракского Курдистана, а также США и ООН. Турция и Иран начали учения на границе с регионом, а Иран закрыл свое небо для авиасообщения.

 

Парламент Ирака проголосовал за увольнение всех курдских чиновников, участвовавших в референдуме, потребовал передать контроль над границей Курдистана и соседних стран Багдаду, а также вести все переговоры и сделки по нефти только с иракским правительством.

Иракский Курдистан — автономный регион на севере Ирака, чей статус закреплен в конституции страны.

 

В Иракском Курдистане завершается подсчет голосов после прошедшего накануне референдума о независимости. Точных данных пока нет, но практически никто не сомневается: более 95 процентов иракских курдов выбрали свободу от воли Багдада. «Лента.ру» разбиралась, зачем был нужен референдум, как к нему отнеслись государства мира и чего ждать Ближнему Востоку от нового витка нестабильности.

 

Курды не получили своего государства после распада Османской империи в начале XX века. В итоге курдский народ к XXI веку оказался рассеян по четырем странам: Турции, Ирану, Ираку и Сирии. При этом, как правило, курды проживают компактно и в местах своего расселения составляют этническое большинство. Курдские националисты считают, что из провинций с преимущественным курдским населением и должно быть создано единое государство.

 

Тем не менее референдум 25 сентября прошел только в Иракском Курдистане — северной автономной провинции Ирака. О «присоединении» к нему других регионов речи пока не идет. Кроме того, власти указывают, что референдум не носит обязательного характера и должен донести до Багдада волю народа.

 

«Фундамент» референдума был заложен в 2003 году, когда американские войска свергли иракского президента Саддама Хусейна. Тогда курды получили значительную автономию и, пользуясь высокими ценами на нефть, смогли создать протогосударственные структуры и заложить основы самоуправления. До 2014 года Эрбиль и Багдад мирно сосуществовали, однако со временем противоречий становилось все больше.

 

Курды стали продавать все больше собственной нефти в обход центральных властей. Те, в свою очередь, приостановили субсидии автономному региону: ранее Иракский Курдистан получал фиксированные 17 процентов общегосударственного бюджета. Конфликт совпал с общемировым падением цен на нефть, и экономическая ситуация в регионе ухудшилась.

 

Тогда же началась военная кампания ИГИЛ: джихадисты захватили значительные иракские территории, центральная власть еще сильнее ослабла, а на территорию Курдистана хлынули беженцы. Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани решил: курдский народ должен двигаться к независимости.

 

Один из спорных вопросов референдума: его проведение на территории провинций, чей статус до конца не определен. Речь идет, например, о богатой нефтью провинции Киркук. В 2014-м иракские войска бежали оттуда, не совладав с натиском ИГ. Контроль над провинцией установили вооруженные силы иракских курдов — отряды пешмерга. Теперь, когда угрозы со стороны джихадистов нет, наблюдатели опасаются войны уже между курдами и лояльными Багдаду силами.

 

Власти Ирака выступили против референдума, признавать его итоги они не собираются. «Обсуждать итоги и вообще вести диалог о референдуме мы не собираемся, потому что он неконституционный», — заявил иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади. Он отметил, что не исключает силового разрешения ситуации.

 

Так было далеко не всегда: летом 2016-го Абади говорил, что референдум — бесспорное право народов, а Ирак и Курдистан в будущем смогут стать хорошими соседями. Тогда, правда, речь не шла о включении в состав будущего независимого Курдистана «спорных территорий», в том числе провинции Киркук.

Более 93 процентов участников референдума в Иракском Курдистане поддержали идею независимости региона

Мировое сообщество в целом тоже восприняло плебисцит негативно. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш выразил сожаление, что референдум все-таки был проведен. В пресс-офисе организации пояснили: голосование было объявлено властями Иракского Курдистана без согласования с Багдадом и против воли мирового сообщества.

 

Анкара пригрозила Эрбилю прекращением транзита нефти. В Турции живет до 20 миллионов курдов, в стране идет вялотекущая гражданская война, Рабочая партия Курдистана объявлена террористической группировкой. Анкара опасается, что результаты референдума вызовут новый всплеск насилия и сепаратизма со стороны курдов в Турции.

 

С неодобрением референдума выступил и Иран: в Исламской Республике заявили, что он лишь дестабилизирует регион и создает проблемы безопасности не только для курдов, но и для всего Ирака. Тегеран закрыл небо для самолетов с территории Иракского Курдистана.

 

Соединенные Штаты, традиционно поддерживавшие курдов и опиравшиеся на них в борьбе с ИГ, тоже выступили резко против волеизъявления курдского народа. Пресс-секретарь Госдепа Хизер Нойерт заявила, что в Вашингтоне «глубоко разочарованы» решением Эрбиля. По мнению властей США, оно несвоевременно, поскольку помешает борьбе с ИГ и понизит шансы Абади на переизбрание, что не поможет сохранению стабильности в Ираке.

 

Россия, в свою очередь, неоднократно заявляла, что выступает за территориальную целостность Ирака и переговоры между Эрбилем и Багдадом.

 

От итоговой реакции соседей Иракского Курдистана теперь зависит судьба региона. Как указывает Дэвид Поллок, профессор Вашингтонского института ближневосточной политики, «у внешних наблюдателей почти нет выбора: только смириться и отнестись к результату прагматически. Как рассказал мне один из курдских чиновников: «Надеемся, мудрость восторжествует».

 

Багдад и Анкара уже начали совместные военные учения около Иракского Курдистана: остается надеяться, что учения останутся учениями. А стороны используют результаты народного волеизъявления как основу для начала полноценных равных переговоров.

 

Алексей Наумов

Источник: https://lenta.ru

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня