Курултай: два «мушкетера» и Д’жемилев

Post navigation

Курултай: два «мушкетера» и Д’жемилев

Предстоящая сессия V Курултая крымскотатарского народа лишена ажиотажа предыдущих лет. Подготовка к ней ведется так, как будто речь идет об очередном заседании Меджлиса по какому-то рядовому рабочему вопросу. Даже СМИ уже не заинтересованы в анализе возможных сценариев развития ситуации — все и так ясно. Мустафа Джемилев либо останется на своем посту, либо это место займет его первый заместитель Рефат Чубаров. Проект реформирования системы национального самоуправления крымскотатарского народа, предложенный вторым замом Джемилева, Ремзи Ильясовым, будет принят либо целиком, либо частично.

Конечно, существует достаточно аргументов в пользу того, чтобы Мустафа Джемилев оставался в должности председателя Меджлиса крымскотатарского народа хотя бы еще полгода. Здесь и туманное будущее взаимоотношений Меджлиса с будущим президентом, которые, по-видимому, должны будут строиться с чистого листа. И пока что непрогнозируемые перспективы подготовки этого органа национального самоуправления крымских татар к парламентским выборам в Верховную Раду Украины и крымский парламент.

Тем не менее, политическое спокойствие, которое сопровождает подготовку Курултая, позволяет предположить, что голосование по ключевым вопросам сессии пройдет безальтернативно. Также можно предположить, что по итогам этого знакового мероприятия в выигрыше окажутся все его главные фигуранты.

Рефат Чубаров, наконец, станет председателем Меджлиса, поскольку сегодня достаточно трудно подвергнуть сомнению непререкаемый авторитет Мустафы Джемилева в среде крымскотатарской политической элиты. Голосовать за Чубарова будут даже те, кому эта кандидатура откровенно не нравится. В итоге, Рефат Абдурахманович получит достойную компенсацию за утраченный мандат народного депутата. Призрачные перспективы получения в будущем хотя бы одного проходного места в избирательном списке украинских политических партнеров Меджлиса (кто бы ими ни был) делают этот пост для него крайне привлекательным.

Ремзи Ильясов, поставленный перед фактом публичной поддержки Джемилевым своего визави, скорее всего, не будет пытаться оспаривать данное решение. Умудреный политическим опытом, он, видимо, воспользуется сложившейся ситуацией для того, чтобы получить со стороны Мустафы Джемилева поддержку своего проекта реформы системы национального самоуправления. Возможность на посту первого заместителя Меджлиса возглавить системную реформу для него будет иметь большее стратегическое значение, чем получение должности, в рамках которой его руки будут, скорее всего, сильно связаны.

Однако самая большая победа на нынешнем Курултае будет одержана Мустафой Джемилевым. Он вновь, после интриги с избранием главы Всемирного национального конгресса крымских татар, продемонстрирует свой неоспоримый политический талант.

Первое. В нынешних сложных политических условиях ему, в конце концов, удастся переложить публичную ответственность за осуществляемый Меджлисом политический курс на чужие плечи — плечи Рефата Чубарова. Можно прогнозировать, что Джемилев останется членом Меджлиса и будет первой кандидатурой на получение статуса народного депутата. В том, что его влияние на решения, принимаемые Меджлисом и Курултаем крымскотатарского народа, сохранится, можно не сомневаться.

Второе. Мустафа Джемилев поставит у руля харизматичную фигуру, которая сегодня имеет наибольшую поддержку крымских татар, по сравнению с другими национальными политиками. Чубаров — идеальный спикер и респектабельная визитная карточка национального движения, как на международном уровне, так и на местном. Скорее всего, это был один из главных аргументов, почему Мустафа-агъа остановил свой выбор на Чубарове, а не на Ильясове.

Третье. Мустафа-агъа сохранит во главе Меджлиса команду «Чубаров-Ильясов», несмотря на латентный конфликт между двумя этими политиками. Вдвоем — они достойная замена Джемилеву. Можно утверждать, что на сегодняшний день у Джемилева не один, а два взаимодополняющих друг друга преемника. Уход одного из них из большой политики означал бы постепенный распад системы, которая сегодня называется национальным движением крымских татар.

С одной стороны, Рефат Чубаров — харизматичный идеократ, который умеет «зажигать» сердца рядовых крымских татар на митингах и в телеэфирах. Он умеет эффективно, да и, что говорить, эффектно вести и публичные дискуссии, и PR-кампании. Поэтому вполне естественно то, что Чубаров контролирует большинство влиятельных крымскотатарских СМИ. Этими качествами Ремзи Ильясов похвастаться не может. Этот политик, загруженный практической работой и отдающий предпочтение непосредственному общению с людьми, больше воспринимается как «работяга», чем лидер, способный вести за собой массы.

С другой стороны, Чубаров известен как индивидуалист, не умеющий работать в команде, объединять и мотивировать своих подчиненных, привлекать новых сторонников. Это значительная проблема, поскольку ставит под сомнение его способность сплотить членов Меджлиса перед угрозой предстоящих политических рисков на региональном и национальном уровне. Отсутствие противовеса этой черте Рефата Абдурахмановича со временем может обернуться уходом из Меджлиса ценных кадров. Таким противовесом, в данном случае, выступает Ремзи Ильясов, которого многие коллеги характеризуют как командного игрока. Этот политик умеет сплачивать людей вокруг себя и вокруг решения практических задач. Среди его талантов — умение разрешать межличностные конфликты. Характерно то, что Ильясов умеет находить общий язык даже со своими политическими оппонентами.

Кроме того, большими недостатками Рефата Чубарова, как политика, являются отсутствие серьезного управленческого опыта и прохладное отношение к работе «на местах». Кроме того, считается, что Рефат Абдурахманович не обладает достаточной стрессоустойчивостью и внутренним самоконтролем, необходимыми для ведения сложных переговоров и организационной работы.

Существует мнение о том, что темперамент Чубарова играет на руку оппонентам Меджлиса. Прежде всего, из-за неумения взвешенно действовать в сфере реальной политики. Последний яркий пример — тупиковая ситуация со строительством Соборной мечети. На сегодняшний день никто из представителей республиканских органов власти и Симферопольского городского совета не имеет желания вновь садиться за стол переговоров с Рефатом Чубаровым, который персонально курирует этот вопрос.

Данные качества Чубарова компенсируются большим управленческим опытом и национальной прагматичностью Ремзи Ильясова. В течение последних лет он стал фактически единственным звеном, связывающим Меджлис и руководство автономии. Во многом благодаря ему фракция «Курултай-Рух», имеющая всего восемь штыков в крымском парламенте, несмотря на свою идеологическую оппозиционность к партии власти, сумела закрепиться в большинстве и получить ключевые посты в парламенте и правительстве Крыма. Известна его фраза: «Мы будем сотрудничать с любой адекватной политической силой, потому что у нас за спиной триста тысяч людей, которые не будут ждать, когда сложатся благоприятные обстоятельства для решения их проблем».

И, наконец, последнее. Поддержка Мустафой Джемилевым конкретной кандидатуры — еще один «уголек» во взаимоотношения между Чубаровым и Ильясовым. В первую очередь, это профилактическая мера, не позволяющая им договориться о разделе власти у него за спиной. И уже во-вторую, — превентивная мера, направленная на подавление роста влияния Ремзи Ильясова.

Первая демонстрация Ильясовым своей силы произошла в 2006 году, когда на очередной сессии Курултая он самостоятельно сформировал блок «Милли-Рух» в противовес блоку Джемилева-Чубарова «Милли-Хакъ». Этим шагом он привлек на свою сторону около половины делегатов и получил, в итоге, 16 из 33-х членов Меджлиса.

Последний факт, который говорит о продолжающемся усилении Ильясова — конфликт между политическим «тяжеловесом» Сервером Салиевым и Рефатом Чубаровым, в котором он поддержал последнего. Ориентируясь на решение Меджлиса о снятии с должности главы Рескомитета по делам межнациональных отношений, Ремзи Ильясов выступил против члена своей команды, проигнорировавшего данное решение. Последовавший за этим конфликт завершился неожиданной для многих победой Ильясова и рекрутированием вместо представителей партии ОКНД, лояльных к Салиеву, новыми сторонниками. Окончательной точкой, продемонстрировавшей вес Ильясова в Меджлисе, стало продвижение им на освободившуюся должность главы Рескомнаца «своего» кандидата — Эдема Дудакова.

Таким образом, итоги Курултая мало что изменят в реальной расстановке политических сил в рамках национального движения крымских татар. Трансформацию претерпит только формальная сторона взаимоотношений между тремя ключевыми политическими персонами: Джемилевым-Чубаровым-Ильясовым.

А вот от чего следует ожидать принципиальных изменений, так это от реформы системы национального самоуправления крымскотатарского народа. Именно она предполагает создание сильных представительного и исполнительного институтов власти, ограничивающих влияние друг друга, и обеспечивает значительное снижение влияния в национальной политике личностного фактора лидеров.

Андрей Ступнин, политолог

«Полуостров» №49 (353), 4 – 10 декабря 2009

 

 

 

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня