К первому февраля реестра репатриантов не будет

Post navigation

К первому февраля реестра репатриантов не будет

Как известно, председатель Верховной Рады АРК Анатолий Гриценко настаивает на том, чтобы сводный реестр репатриантов и членов их семей был сформирован до 1 февраля текущего года. Напомним, руководство автономии хочет, чтобы в этот документ были внесены паспортные данные всех ранее депортированных граждан, а также информация о квартирном учете и имеющейся у них земле. Против этого резко выступают ряд крымскотатарских политиков, считающих сбор сведений исключительно о крымских татарах незаконным.

В Республиканском комитете но делам национальностей и депортированных граждан АРК, курирующем работу по созданию реестра, полагают, что к требуемому сроку документ сделать не успеют. Об этом, а также о проблемах, с которыми сталкивается Рескомнац, в интервью «Событиям» рассказал его председатель Сервер Салиев.

— Сервер Ибрагимович, так будет ли готов сводный реестр репатриантов к 1 февраля?

— Нет, к сожалению, 1 февраля реестра не будет. Действительно, принято постановление Совмина о том, чтобы к этому сроку завершить данную работу. Однако по состоянию на 19 января в реестр были включены сведения только о 116 тысячах человек. Создание реестра поручено райгоедминистрациям совместно с Рескомнацем. Но есть вещи, которые государству итак известны, эти цифры имеются в разных ведомствах. Пo земле — в Рескомземе, по недвижимости — в налоговой, паспортные данные — в милиции… То есть мы делаем, на мой взгляд, не очень хорошую и неправильную работу. Но правительство поручило, и мы делаем ее.

Чтобы завершить создание реестра, необходимо, как минимум, постановление Кабинета министров Украины, которое позволило бы заключить межведомственные договоры о неразглашении информации. Пока проект соответствующего постановления Кабмина, направленный Совмином в Киев, находится на согласовании заинтересованных ведомств, мы продолжаем свою рутинную работу — принимаем людей, кричим на райгосадминистрации, ставим им «двойки». Очевидно, 1 февраля кого-то даже снимать с работы будем.

— С какими трудностями вы столкнулись при создании реестра?

— Дело в том, что от нас требуют не совсем правильные вещи. Скажем, хотят узнать, сколько людей желают получить землю. Но я не имею права подойти к человеку и задать вопрос: а вы хотите земельный участок? Разумеется, каждый крымский татарин ответит утвердительно, и не только крымский татарин… Это не очень корректный вопрос, с одной стороны, поскольку, согласно законодательству, все граждане старше 18 лет имеют право получить землю. А с другой — почему реестр должны делать только по депортированным? Почему не по всем гражданам, живущим в Крыму? Нам отвечают на это, что только по депортированным есть программа, которую финансирует государство, и оно хочет знать, сколько еще нужно ее финансировать. Частично я с этим согласен, но тогда мы не получим информацию о том, сколько земельных участков еще надо дать крымским татарам. На мой взгляд, этим реестром мы не сможем добиться ответа на этот вопрос. Единственное, что узнаем, — сколько крымских татар уже получили земельные участки, дома, квартиры и т. д.

Сегодня большая часть райгосадминистраций категорически говорят, что не успеют сделать реестр к 1 февраля. А от нас тут очень мало зависит. Техническую сторону вопроса Рескомнац решил, обеспечил всех техникой, программами, связью, финансированием. Поэтому должны работать на местах. Но, повторюсь, на мой взгляд, сама задача по реестру была не очень грамотной.

— В конце прошлого года вы выразили недовольство позицией властей Симферополя, из-за которых затягивается ввод в эксплуатацию многоэтажных жилых домов, построенных для репатриантов за бюджетные деньги. В чем суть этой проблемы?

— К сожалению, у нас уже и мэрии стали политическими фигурантами. Это возмутительно, потому что в Симферополе за бюджетные средства не строит никто, да и социальное жилье, кроме нас, никто не возводит. Казалось бы, отношение города к социальному жилью, КОТОРОЕ; строится для его граждан, должно идти впереди паровоза, и для этого должны без проблем предоставляться земли и все согласования. Но по Симферополю мы получаем землю под строящиеся жилые дома, лишь когда подходим к подписанию акта государственной комиссии.

Я, когда хожу в мэрию и разговариваю с тем же Бабенко, говорю ему: «Геннадий Александрович, мы же не ресторан строим! Если б ресторан, я бы изыскал средства, или директор ресторана пошел бы и с вашим депутатским корпусом поговорил на языке «ресторанщика. И все бы решилось. Это же бюджетное строительство, и здесь нет никакого иного решения вопроса!»

В итоге у нас сейчас завершается строительство 24-квартирного дома в Новониколаевке — по нему пока земли нет. Стоят рядом два дома — 40-квартирный и 24-квартирный. По первому кое-как в конце прошлого года сделали, а по второму по сей день нет. То же самое — по ряду других объектов. Здесь я вижу и политические причины. Все упирается в то, что нам говорят: вы сначала уберите самозахват тот или иной… Ну нельзя же капстроительство на государственные средства и самозахваты в одно связывать! Это разные вещи, ребята! Мне говорят: вы тоже член меджлиса… Ну и что?! От того, что я член меджлиса, что то меняется?

Я поднял эту проблему на уровне главы правительства и председателя Верховной Рады Крыма. В конце прошлого года Анатолий Павлович чуть ли ни матом и стучанием кулаков заставил их дать по нескольким домам решения. А так — каждый раз вот такое…

— Как обстоят дела с финансированием госпрограммы расселения и обустройства ранее депортированных граждан?

— Когда я приступал к работе на этой должности, искренне надеялся к завершению своей службы в комитете сделать так, чтобы хотя бы в Симферополе и вокруг него жители поселков компактного проживания репатриантов были приравнены по социальным условиям к остальным горожанам. Мне больно и обидно, когда я вижу наших женщин, которые из-за отсутствия дорог выходят на трассу в калошах и переобуваются в туфельки и сапожки. Нo все упирается в финансирование…

Нам за последние три года недодали по программе 57 миллионов гривен. В этом году у нас должна была быть записана в госбюджете цифра около 109 миллионов, а фактически нам записали 53,5 миллиона. Надеюсь, что к этой сумме мы еще сможем дополнительно что-то выбить. Пока же, учитывая, что в бюджете заложено чересчур мало средств, следует признать, что в этом году нам будет очень тяжело работать. Не удастся ввести школу в симферопольском массиве Фонтаны. Предполагалось, что в строящемся там же 180-квартирном доме мы сдадим минимум 90 квартир, а получится не более 54. Работы по газоснабжению поселков придется резко ограничить, и большую часть средств будем пускать на электро- и водоснабжение. За исключением тех поселков, где мы подошли по газу на 70-80%, и это мы, разумеется, добьем.

Беседовал Леонид Иванов

Газета «События» №4, 30.01.2009 г.

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня