К юбилею Крымской Автономной Советской Социалистической республики

Post navigation

К юбилею Крымской Автономной Советской Социалистической республики

Крымская АССР - один из этапов развития крымскотатарской государственности в послеханский период

Крымские татары, осознавая свою историческую ответственность перед всеми крымчанами, предпринимали после крушения Российской Империи неоднократные попытки преодолеть разброд и анархию и создать коалиционное правительство Крыма.

 

В революционном 1917-м году Али Боданинский и Номан Челебиджихан выдвинули идею «Крым для крымцев», предполагавшую, как писал Али Боданинский, не допущение на полуострове политической гегемонии какого-нибудь народа.

 

Айдын ШЕМЬИ-ЗАДЕНа торжественном открытии 3-го ноября Национального татарского музея в Ханском дворце в Бахчисарае Номан Челебиджихан сказал в своей речи: «На Крымском полуострове произрастают многокрасочные восхитительные цветы. Эти цветы — обитающий в Крыму народ: мусульмане, русские, евреи, немцы и другие. Цель Курултая собрать их в великолепный букет, создать в Крыму подобие цивилизованной Швейцарии. Наша нация выступает не в начальствующей роли, а только берет на себя обязанность проявить инициативу в этом деле».

 

В 1918-м году, желая противостоять хаосу в условиях германской оккупации, Курултай попытался создать общекраевую власть и краевой парламент — до созыва Крымского учредительного собрания. 18-го мая Курултай объявил себя временным общим Крымским Государственным парламентом. Одновременно этот парламент объявил об образовании общего Крымского правительства и назначил председателем Совета Министров Джафера Сейдамета. Постановление подписано сопредседателями Парламента А. Ильми и А. С. Айвазовым, а также государственными секретарями А. Боданинским и С. Таракчи. Однако состав правительства, сформированного Дж. Сейдаметом, несколько раз отвергался «новыми хозяевами» Крыма — немецкими оккупантами. Чего иного можно было ожидать от германских завоевателей, которые не могли симпатизировать татарам? На руку немецкому властителю Крыма генералу Кошу сыграла делегация бывших царских чиновников, явившаяся с протестом против попыток Курултая создать властный орган.

 

Вслед за тем пережил Крым коллаборационистское правительство генерала Матфея Сулькевича, пережил открыто враждебное к крымским татарам правительство Соломона Крыма (сейчас в районе компактного проживания крымских татар одна из улиц носит имя Соломона Крыма — это антиисторично).

 

Во время двухмесячного возвращения большевиков на полуостров 6-го мая 1919-го года официально провозглашается Крымская Советская Социалистическая Республика в составе России. Крымскотатарский язык признается государственным наряду с русским. В правительство вошло пятеро крымских татар. Но в тот раз большевики закрепиться в Крыму не смогли, и полуостров вновь оказался во власти деникинцев.

 

Советская власть вернулась в Крым 11-го ноября 1920-го года, и через несколько дней был создан Крымский ревком в составе 6 человек во главе с председателем Бела Куном и заместителем председателя Ю. Гавеном. Членами Крымревкома были назначены: Меметов, Идрисов, Давыдов, Лидэ. Позже в состав Крымревкома был введен Исмаил Фирдевс.

 

15-го мая 1921-го года по инициативе Ю. Гавена было принято решение направить в Москву, в Наркомнац телеграмму следующего содержания: «Большинство Крымревкома в составе членов Гавена, Фирдевса, Меметова, Идрисова стоят на точке зрения необходимости провозглашения Крыма Автономной республикой в границах Крымского полуострова, включая Чонгарский полуостров и город Геническ».

8-го октября 1921-го года ВЦИК утвердил положение «О Крымской Советской Социалистической Республике». 18-го октября появилось постановление об образовании Крымской АССР.

 

10-го ноября 1921-го года I Всекрымский Учредительный съезд советов принимает Конституцию Крымской АССР составе РСФСР.

 

Государственными языками объявлялись русский и татарский, надписи на них имелись на гербе и флаге автономии.

 

Крымская АССР стала национально-территориальной формой государственности крымскотатарского народа.

 

Газета «Жизнь национальностей» в номере от 25 октября 1921-го года писала: «Крымская республика — это должное возмещение за все обиды, за долгую насильническую и колонизаторскую политику царского режима».

Против того, чтобы Крымская АССР получила, подобно всем другим автономиям, национальный характер, выступали некоторые шовинистически настроенные крымские партийные чиновники, которые искали поддержки в Москве. Однако возобладала позиция В. И. Ленина, который еще в феврале 1919 года заявил: «Национальный вопрос требует наиболее вдумчивого и осторожного отношения. Имейте в виду, что именно в этом вопросе многие из нас, большевиков, чаще всего сбиваются с правильного пути… Пусть маленькая Крымская республика станет одним из факелов, распространяющих свет пролетарской революции в России».

 

Любопытно, что в наши дни в стараниях отрицать национальный характер Крымской АССР, некоторые авторы исторических писаний опускаются до анекдотического уровня.

Оцените такой текст: «Кремль СОЗДАВАЛ ВИДИМОСТЬ того, что Крымская АССР имеет, подобно всем другим автономиям, национальный характер».

Ну конечно, чтобы создать видимость Кремль укреплял и расширял национальный характер республики!

 

Очень смешно! Оказывается, чтобы территориальной автономии придать «внешний вид крымскотатарской» ввели в Конституцию Крымской АССР понятие государственного языка. Автор этого текста пишет далее: «Как правило, большевики уклонялись от практики предоставления какому-либо языку статуса государственного, чтобы не создавать конкуренцию реально господствующему русскому языку. По Конституции Крымской АССР, государственными языками провозглашались русский и крымскотатарский».

Лично у меня сложилось впечатление, что автор этой статьи хочет довести до читателей неоспоримость того, что Крымская АССР создавалась в 1921-м году как крымскотатарская государственность, но кого-то боится и прибегает к таким уловкам.

 

В высшем руководстве страны не было никаких сомнений о национальном статусе Крымской республики.

 

Например, Наркоминдел Г. Чичерин, заявил, что Крым есть национальная республика в пределах федерации, как Карелия и Башкирия.

 

На ведущие должности в республике выдвигались национальные деятели. Председателем КрымЦИК был избран латыш Ю. П. Гавен (Дауман), сотрудничавший с крымскотатарскими политиками с 1917-го года. Из 50 членов КрымЦИКа 18 были татарами. Среди них — лидеры Милли Фирка Бекир Чобан-заде, Амет Озенбашлы, Халил Чапчакчи, а также Усеин Боданинский — директор Бахчисарайского дворца-музея. Сеит-Джелиль Хаттат был избран кандидатом в члены КрымЦИКа.

 

Председателем Крымского правительства (Совета народных комиссаров) был С. Саид-Галиев. Членами правительства стали Х. Чапчакчи — Наркомздрав, И. Мухиддинов — Наркомпрос, Р. Ногаев — Наркомюст.

 

Создание и существование Крымской Автономной Советской Социалистической республики оказалось в русле многовековых традиций крымскотатарской государственности. В Крымском Ханстве сосуществовали без конфликтов разные этносы и разные конфессии. Крымские ханы оказывали материальную поддержку христианским монастырям, субсидировали строительства католических костелов, караимских кенасс.

 

Несомненно, что создание Крымской АССР стало результатом нелегкой политической борьбы крымскотатарского народа под руководством деятелей Курултая-Меджлиса в годы с 1917-го по 1921-й. Такие крымскотатарские члены партии большевиков, как Фирдевс, Меметов, Идрисов, Дерен-Айырлы, Усеин Балич были из тех, кто восприняли идеи Гаспринского и Курултая и воспитали на них свое мировоззрение.

 

Крымская АССР как национально-территориальная форма государственности крымскотатарского народа существовала в трудных условиях, на грани потери национального составляющей и обезличения. Те же силы, которые в дореволюционные годы боролись с национальной самобытностью крымских татар и теперь, советизировавшись, препятствовали в 1921-м году признанию республики в качестве крымскотатарской государственности, и в дальнейшем на всех этапах стремились выхолостить национальное содержание Крымской АССР. И если внутрикрымским шовинистическим силам этого не удавалось совершить, то только по той причине, что этот антитатарский проект не находил поддержки в центральном аппарате СССР.

 

5-го мая 1929-го года VI съездом советов Крымской АССР принимается новая редакция Конституции автономии. После проведенных «чисток» в среде культурной и политической элиты коренного населения коммунисты-шовинисты надеялись уничтожить национальное наполнение автономии.

 

Однако это им не удалось, и Крымская АССР сохранила свой государственный герб и флаг с надписями на русском и татарском языках — «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

 

В 1936-м году разрабатывается очередная Конституция Крымской АССР, она утверждается Чрезвычайным съездом Советов Крымской АССР 4-го июня 1937-го года. Всегдашним противникам коренного этноса Крыма удается не включить в эту конституцию понятие «государственного языка» (как это было зафиксировано относительно крымскотатарского языка в Конституции 1921-го года), но все же не удалось изъять статью о публикация законов Крымской АССР на русском и крымскотатарском языках, сохранялись и надписи на гербе и флаге автономии на этих двух языках. Это обстоятельство де факто означало сохранение сущности Крымской АССР как национально-территориальной формы государственности крымских татар. Законом РСФСР эти обстоятельства были закреплены только три года спустя, что позволяет предполагать, что в центральных властных структурах Советского Союза существовало лобби крымских шовинистов, но официально провозглашенный интернационализм препятствовал до поры до времени их торжеству.

У Сталина не было, надо полагать, личных предубеждений против крымских татар. Дело Вели Ибраимова было для него одним из рядовых эпизодов наказания непокорных «друзей». Репрессии конца 20-х годов и почти тотальное уничтожение национальных элит в 30-х годах проходили повсеместно, а не только в Крыму. Целью Сталина было создание полностью покорных ему политических элит, для чего надо было уничтожить национальные интеллигенции как носителей исторической памяти.

 

Мирсаид Султан-Галиев (член Коллегии Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР) писал 14-го апреля 1921-го года в своем докладе «О положении в Крыму» наркомнацу И. Сталину и ЦК РКП(б): «В общем отношении советских работников к татарам, за некоторым лишь исключением, чувствуется какая-то отчужденность и недоверие, чувствуется боязнь проявления у них широкой самоинициативности в активном участии в государственной жизни».

 

Но наряду с российскими шовинистами, имевшими корни в XIX веке, вызревала еще одна новая сила, направленная против крымских татар. Впервые она дала о себе знать в 20-х годах, когда стала усиленно осуществляться колонизация Крыма евреями. Все жители полуострова вне зависимости от национальности активно воспротивились этим действиям. Причем люди не имели ничего против тех, кто переезжал в Крым в поисках лучшей жизни, но дружно выступили против попыток массового завоза на полуостров новых насельников. Полностью предотвратить эту акцию массового завоза не удалось, и с тех пор с переменным успехом организованное еврейство проникало на полуостров, не осмеливаясь пока что требовать очищения для себя «жизненного пространства». И только на волне общенародных бед начала 40-х годов представители силы, разработавшей проект превращения Крыма в Еврейскую автономию, открыто заявили о своих претензиях и начали торговлю по этому делу с самим Сталиным.

 

В обращении от 15-го февраля 1944-го года руководства «Еврейского антифашистского комитета СССР» к советскому правительству предлагалось «Создать еврейскую советскую социалистическую республику на территории Крыма». Через несколько недель появился указ о тотальной депортации крымских татар. Конечно, «впоследствии» не обязательно означает «вследствие», но ход событий был именно таким.

 

Не думаю, что Сталин имел действительное намерение «отдать Крым евреям». Однако, возможно, на тактическую игру вождя с еврейскими представителями наложилась необходимость в качестве платы за провалы в предвоенные годы и в первые годы войны угодить живучим имперским вожделениям, лелеющим на протяжении двух столетий идею «Крым без татар». Была сочинена записка Серова и Кобулова на имя Берии, в которой было сказано: «20 тыс. крымских татар дезертировали в 1941 году из 51-й армии при отступлении ее из Крыма…».

 

Это информационное сопровождение преступного указа о выселении крымских татар было откровенной ложью, поскольку из архивных данных известно, что к началу войны на полуострове проживали только 15938 татар в призывном возрасте от 18 до 45 лет. Также из архивных данных известно, что на фронтах погибло 3271, без вести пропало 1290 человек. После войны за 1945-1946 годы в места депортации было отправлено 8995 крымских татар-ветеранов, в том числе 524 офицера и 1392 сержанта (ГАРФ. Ф.Р.-9479 Оп. 1. Д. 436-33. л. 98-99). Некоторое число крымских солдат и офицеров избежало отправления в места депортации и расселилось по разным регионам СССР.

 

Крымские татары были высланы из своего Отечества, но евреям Крым целиком так и не достался. Возможно, Сталин был возмущен наглым требованием сделать «еврейский» Крым демилитаризованной зоной, для чего перебазировать флот из Севастополя в Одессу.

Таким образом, национальное наполнение Крымской АССР было изъято не в понятийном, а в буквальном смысле.

 

В настоящее время существует Автономная Республика Крым в составе Украины, наполнение территории полуострова его коренным населением, именуемым крымскими татарами, наличествует. Почему же по сегодняшний день не существует в Крыму правовой базы, способствующей восстановлению ранее попранных прав крымскотатарского народа?

 

По-видимому, факт возвращения крымских татар на родину стал в известной степени болезненным элементом ментальности части населения сегодняшнего Крыма, которому много лет вдалбливали ложный тезис, что крымские татары изгнаны из Крыма на веки вечные. Нет, такие мечты шовинистов не сбываются.

 

По моему убеждению, проблема восстановления законных прав крымских татар, коренного народа Крыма, есть гуманитарная проблема всемирного значения, и эта проблема требует быстрейшего решения.

 

Айдын ШЕМЬИ-ЗАДЕ

 

Дополнительные материалы по теме:

 

К 90-летию Крымской АССР

 

 

 

К юбилею Крымской Автономной Советской Социалистической республики

Осенью 2011-го года мы будем отмечать 90-летие образования Крымской Автономной Советской Социалистической республики — одного из этапов развития крымскотатарской государственности в послеханский период.

Крымские татары, осознавая свою историческую ответственность перед всеми крымчанами, предпринимали после крушения Российской Империи неоднократные попытки преодолеть разброд и анархию и создать коалиционное правительство Крыма.

В революционном 1917-м году Али Боданинский и Номан Челебиджихан выдвинули идею «Крым для крымцев», предполагавшую, как писал Али Боданинский, не допущение на полуострове политической гегемонии какого-нибудь народа.

На торжественном открытии 3-го ноября Национального татарского музея в Ханском дворце в Бахчисарае Номан Челебиджихан сказал в своей речи: «На Крымском полуострове произрастают многокрасочные восхитительные цветы. Эти цветы — обитающий в Крыму народ: мусульмане, русские, евреи, немцы и другие. Цель Курултая собрать их в великолепный букет, создать в Крыму подобие цивилизованной Швейцарии. Наша нация выступает не в начальствующей роли, а только берет на себя обязанность проявить инициативу в этом деле».

В 1918-м году, желая противостоять хаосу в условиях германской оккупации, Курултай попытался создать общекраевую власть и краевой парламент — до созыва Крымского учредительного собрания. 18-го мая Курултай объявил себя временным общим Крымским Государственным парламентом. Одновременно этот парламент объявил об образовании общего Крымского правительства и назначил председателем Совета Министров Джафера Сейдамета. Постановление подписано сопредседателями Парламента А. Ильми и А. С. Айвазовым, а также государственными секретарями А. Боданинским и С. Таракчи. Однако состав правительства, сформированного Дж. Сейдаметом, несколько раз отвергался «новыми хозяевами» Крыма — немецкими оккупантами. Чего иного можно было ожидать от германских завоевателей, которые не могли симпатизировать татарам? На руку немецкому властителю Крыма генералу Кошу сыграла делегация бывших царских чиновников, явившаяся с протестом против попыток Курултая создать властный орган.

Вслед за тем пережил Крым коллаборационистское правительство генерала Матфея Сулькевича, пережил открыто враждебное к крымским татарам правительство Соломона Крыма.

Во время двухмесячного возвращения большевиков на полуостров 6-го мая 1919-го года официально провозглашается Крымская Советская Социалистическая Республика в составе России. Крымскотатарский язык признается государственным наряду с русским. В правительство вошло пятеро крымских татар. Но в тот раз большевики закрепиться в Крыму не смогли, и полуостров вновь оказался во власти деникинцев.

Советская власть вернулась в Крым 11-го ноября 1920-го года, и через несколько дней был создан Крымский ревком в составе 6 человек во главе с председателем Бела Куном и заместителем председателя Ю. Гавеном. Членами Крымревкома были назначены: Меметов, Идрисов, Давыдов, Лидэ. Позже в состав Крымревкома был введен Исмаил Фирдевс.

15-го мая 1921-го года по инициативе Ю. Гавена было принято решение направить в Москву, в Наркомнац телеграмму следующего содержания: «Большинство Крымревкома в составе членов Гавена, Фирдевса, Меметова, Идрисова стоят на точке зрения необходимости провозглашения Крыма Автономной республикой в границах Крымского полуострова, включая Чонгарский полуостров и город Геническ».

8-го октября 1921-го года ВЦИК утвердил положение «О Крымской Советской Социалистической Республике». 18-го октября появилось постановление об образовании Крымской АССР.

10-го ноября 1921-го года I Всекрымский Учредительный съезд советов принимает Конституцию Крымской АССР составе РСФСР.

Государственными языками объявлялись русский и татарский, надписи на них имелись на гербе и флаге автономии.

Крыская АССР стала национально-терроториальной формой государственности крымскотатарского народа.

Газета «Жизнь национальностей» в номере от 25 октября 1921-го года писала: «Крымская республика — это должное возмещение за все обиды, за долгую насильническую и колонизаторскую политику царского режима».

Против того, чтобы Крымская АССР получила, подобно всем другим автономиям, национальный характер, выступали некоторые шовинистически настроенные крымские партийные чиновники, которые искали поддержки в Москве. Однако возобладала позиция В. И. Ленина, который еще в феврале 1919 года заявил: «Национальный вопрос требует наиболее вдумчивого и осторожного отношения. Имейте в виду, что именно в этом вопросе многие из нас, большевиков, чаще всего сбиваются с правильного пути… Пусть маленькая Крымская республика станет одним из факелов, распространяющих свет пролетарской революции в России».

Любопытно, что в наши дни в стараниях отрицать национальный характер Крымской АССР, некоторые авторы исторических писаний опускаются до анекдотического уровня.

Оцените такой текст: «Кремль СОЗДАВАЛ ВИДИМОСТЬ того, что Крымская АССР имеет, подобно всем другим автономиям, национальный характер».

Ну конечно, чтобы создать видимость Кремль укреплял и расширял национальный характер республики!

Очень смешно! Оказывается, чтобы территориальной автономии придать «внешний вид крымскотатарской» ввели в Конституцию Крымской АССР понятие государственного языка. Автор этого текста пишет далее: «Как правило, большевики уклонялись от практики предоставления какому-либо языку статуса государственного, чтобы не создавать конкуренцию реально господствующему русскому языку. По Конституции Крымской АССР, государственными языками провозглашались русский и крымскотатарский».

Лично у меня сложилось впечатление, что автор этой статьи хочет довести до читателей неоспоримость того, что Крымская АССР создавалась в 1921-м году как крымскотатарская государственность, но кого-то боится и прибегает к таким уловкам. Что ж, если так, то жму руку!

В высшем руководстве страны не было никаких сомнений о национальном статусе Крымской республики. Например, Наркоминдел Г. Чичерин, заявил, что Крым есть национальная республика в пределах федерации, как Карелия и Башкирия.

На ведущие должности в республике выдвигались национальные деятели. Председателем КрымЦИК был избран латыш Ю. П. Гавен (Дауман), сотрудничавший с крымскотатарскими политиками с 1917-го года. Из 50 членов КрымЦИКа 18 были татарами. Среди них — лидеры Милли Фирка Бекир Чобан-заде, Амет Озенбашлы, Халил Чапчакчи, а также Усеин Боданинский — директор Бахчисарайского дворца-музея. Сеит-Джелиль Хаттат был избран кандидатом в члены КрымЦИКа.

Председателем Крымского правительства (Совета народных комиссаров) был С. Саид-Галиев. Членами правительства стали Х. Чапчакчи — Наркомздрав, И. Мухиддинов — Наркомпрос, Р. Ногаев — Наркомюст.

Создание и существование Крымской Автономной Советской Социалистической республики оказалось в русле многовековых традиций крымскотатарской государственности. В Крымском Ханстве сосуществовали без конфликтов разные этносы и разные конфессии. Крымские ханы оказывали материальную поддержку христианским монастырям, субсидировали строительства католических костелов, караимских кенасс.

Несомненно, что создание Крымской АССР стало результатом нелегкой политической борьбы крымскотатарского народа под руководством деятелей Курултая-Меджлиса в годы с 1917-го по 1921-й. Такие крымскотатарские члены партии большевиков, как Фирдевс, Меметов, Идрисов, Дерен-Айырлы, Усеин Балич были из тех, кто восприняли идеи Гаспринского и Курултая и воспитали на них свое мировоззрение.

Крымская АССР как национально-территориальная форма государственности крымскотатарского народа существовала в трудных условиях, на грани потери национального составляющей и обезличения. Те же силы, которые в дореволюционные годы боролись с национальной самобытностью крымских татар и теперь, советизировавшись, препятствовали в 1921-м году признанию республики в качестве крымскотатарской государственности, и в дальнейшем на всех этапах стремились выхолостить национальное содержание Крымской АССР. И если внутрикрымским шовинистическим силам этого не удавалось совершить, то только по той причине, что этот антитатарский проект не находил поддержки в центральном аппарате СССР.

5-го мая 1929-го года VI съездом советов Крымской АССР принимается новая редакция Конституции автономии. После проведенных «чисток» в среде культурной и политической элиты коренного населения коммунисты-шовинисты надеялись уничтожить национальное наполнение автономии. Однако это им не удалось, и Крымская АССР сохранила свой государственный герб и флаг с надписями на русском и татарском языках — «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

В 1936-м году разрабатывается очередная Конституция Крымской АССР, она утверждается Чрезвычайным съездом Советов Крымской АССР 4-го июня 1937-го года. Всегдашним противникам коренного этноса Крыма удается не включить в эту конституцию понятие «государственного языка» (как это было зафиксировано относительно крымскотатарского языка в Конституции 1921-го года), но все же не удалось изъять статью о публикации законов Крымской АССР на русском и крымскотатарском языках, сохранялись и надписи на гербе и флаге автономии на этих двух языках. Это обстоятельство де факто означало сохранение сущности Крымской АССР как национально-территориальной формы государственности крымских татар. Законом РСФСР эти обстоятельства были закреплены только три года спустя, что позволяет предполагать, что в центральных властных структурах Советского Союза существовало лобби крымских шовинистов, но официально провозглашенный интернационализм препятствовал до поры до времени их торжеству.

У Сталина не было, надо полагать, личных предубеждений против крымских татар. Дело Вели Ибраимова было для него одним из рядовых эпизодов наказания непокорных «друзей». Репрессии конца 20-х годов и почти тотальное уничтожение национальных элит в 30-х годах проходили повсеместно, а не только в Крыму. Целью Сталина было создание полностью покорных ему политических элит, для чего надо было уничтожить национальные интеллигенции как носителей исторической памяти.

Мирсаид Султан-Галиев (член Коллегии Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР) писал 14-го апреля 1921-го года в своем докладе «О положении в Крыму» наркомнацу И. Сталину и ЦК РКП(б): «В общем отношении советских работников к татарам, за некоторым лишь исключением, чувствуется ка¬кая-то отчужденность и недоверие, чувствуется боязнь проявления у них широкой самоинициативности в активном участии в государственной жиз¬ни».

Но наряду с российскими шовинистами, имевшими корни в XIX веке, вызревала еще одна новая сила, направленная против крымских татар. Впервые она дала о себе знать в 20-х годах, когда стала усиленно осуществляться колонизация Крыма евреями. Все жители полуострова вне зависимости от национальности активно воспротивились этим действиям. Причем люди не имели ничего против тех, кто переезжал в Крым в поисках лучшей жизни, но дружно выступили против попыток массового завоза на полуостров новых насельников. Полностью предотвратить эту акцию массового завоза не удалось, и с тех пор с переменным успехом организованное еврейство проникало на полуостров, не осмеливаясь пока что требовать очищения для себя «жизненного пространства». И только на волне общенародных бед начала 40-х годов представители силы, разработавшей проект превращения Крыма в Еврейскую автономию, открыто заявили о своих претензиях и начали торговлю по этому делу с самим Сталиным.

В обращении от 15-го февраля 1944-го года руководства «Еврейского антифашистского комитета СССР» к советскому правительству предлагалось «Создать еврейскую советскую социалистическую республику на территории Крыма». Через несколько недель появился указ о тотальной депортации крымских татар. Конечно, «впоследствии» не обязательно означает «вследствие», но ход событий был именно таким.

Не думаю, что Сталин имел действительное намерение «отдать Крым евреям». Однако, возможно, на тактическую игру вождя с еврейскими представителями наложилась необходимость в качестве платы за провалы в предвоенные годы и в первые годы войны угодить живучим имперским вожделениям, лелеющим на протяжении двух столетий идею «Крым без татар». Была сочинена записка Серова и Кобулова на имя Берии, в которой было сказано: «20 тыс. крымских татар дезертировали в 1941 году из 51-й армии при отступлении ее из Крыма…». Это информационное сопровождение преступного указа о выселении крымских татар было откровенной ложью, поскольку из архивных данных известно, что к началу войны на полуострове проживали только 15938 татар в призывном возрасте от 18 до 45 лет. Из тех же данных известно, что на фронтах погибло 3271, без вести пропало 1290 человек. После войны за 1945-1946 годы в места депортации было отправлено 8995 крымских татар-ветеранов, в том числе 524 офицера и 1392 сержанта (ГАРФ. Ф.Р.-9479 Оп. 1. Д. 436-33. л. 98-99). Некоторое число крымских солдат и офицеров избежало отправления в места депортации и расселилось по разным регионам СССР.

Крымские татары были высланы из своего Отечества, но евреям Крым целиком так и не достался. Возможно, Сталин был возмущен наглым требованием сделать «еврейский» Крым демилитаризованной зоной, для чего перебазировать флот из Севастополя в Одессу.

С руководителями ЕАК Сталин жестоко расправился, за что я лично выражаю им соболезнование.

Таким образом, национальное наполнение Крымской АССР было изъято не в понятийном, а в буквальном смысле.

В настоящее время существует автономная Крымская республика в составе Украины, наполнение территории полуострова его коренным населением, именуемым крымскими татарами, наличествует. Почему же по сегодняшний день существует в Крыму в отношении вернувшихся на родину крымских татар «боязнь проявления у них широкой самоинициативности в активном участии в государственной жиз¬ни»? Чего опасаются некоторые личности из политического большинства в АРК? Того, что крымские татары возродят Крымское Ханство и вновь обложат данью сопредельные земли?..

Но не буду заканчивать свою заметку на негативе.

Порождают надежду на улучшение ситуации в Крыму такие акты, как обращение Межконфессионального совета Крыма «Мир — дар Божий» к Президенту Украины Виктору Януковичу с просьбой посодействовать строительству Соборной мечети в Симферополе. Киевская газета «День» пишет: «Избирательная система Крымской автономии должна предусматривать те или иные преференции для вернувшихся на родину депортированных народов, призванные гарантировать их представительство в Верховном Совете АРК в соответствии с количественным составом населения».

Нормально? — нормально! Благородно? — благородно!

Предусмотрительно и дальновидно, в конце концов.

Айдын Шемьи-заде

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня