Меджлис: перезагрузка

Post navigation

Меджлис: перезагрузка

Меджлис Джемилева-Чубарова уходит с политической сцены. Уходит тяжело и неохотно, но неотвратимо.

 

Тяжело — потому, что и само руководство меджлиса, и украинская власть прилагают все усилия для сохранения этой странной организации, когда-то задуманной мудрецами, созданной патриотами, плодами которой пользуются проходимцы.

Неохотно — потому, что за время своего благоденствия руководители меджлиса создали мощную и эффективную систему обкрадывания украинского государства под лозунгом обустройства крымскотатарского народа. Кому охота оставлять пусть и грязную, но такую сытную кормушку с гарантированной порцией «комбикорма»?

Неотвратимо — потому, что только руководство меджлиса и его ближайшее окружение, имеющее доступ к кормушке, не видит (или не хочет видеть?) абсолютного краха всех чаяний и надежд крымских татар, связанных с меджлисом как представительным органом народа. Но это видят люди. Зрячие начинают громко задавать вопросы, которые слышат незрячие, а услышав — тоже начинают прозревать. И ужасаться увиденному.

Пролог

Всем известна жутковатая фантасмагория — фильм «Матрица». В этом фильме люди служат всего лишь батарейками для виртуального монстра — Матрицы. Реальная жизнь для людей заменена программами, которые Матрица загружает в мозг спящих коконов. Смена действительности происходит путем перезагрузки программ.

Нечто подобное происходит и с крымскими татарами. Тяжкий и мутный сон целого народа обусловлен не леностью и глупостью, а мощным системным воздействием некоей структуры, которую смело можно назвать Матрицей. Хотя сама себя она называет руководством меджлиса.

Тяжкий и мутный сон крымскотатарского народа обусловлен не леностью и глупостью, а мощным системным воздействием некоей структуры, которую смело можно назвать Матрицей. Хотя сама себя она называет руководством меджлиса.

И, так же, как и киношная Матрица, меджлис периодически меняет действительность с помощью перезагрузок.

 

Некоторые из них мы и рассмотрим.

Перезагрузка патриотическая

Первая перезагрузка произошла в меджлисе в 1997 году. Поводом для этой перезагрузки послужило так называемое «Письмо шестнадцати».

16 делегатов III Курултая — членов Центрального меджлиса, обратились с открытым письмом к делегатам Курултая:

«Группа недобросовестных предпринимателей пытается превратить Меджлис в «политическое прикрытие» своих незаконных операций, связанных с расхищением бюджетных средств, выделенных на Программу возвращения и обустройства крымскотатарского народа. Эти люди не стесняются обкрадывать своих соотечественников, и без того оказавшихся в бедственном состоянии…


Председатель Меджлиса всем своим авторитетом и прямыми действиями создавал условия, в которых оказались возможными эти хищения. Хозяйственно-финансовым инструментом хищения бюджетных средств стали «Имдат-банк» и ОО Фонд «Крым»…


Мы не можем и не должны допускать, чтобы авторитет Меджлиса крымскотатарского народа использовался в корыстных целях людьми с нечистыми помыслами, кто бы ни были эти люди, какие бы заслуги перед народом они ни имели.


Мы не можем и не должны позволить превратить Меджлис в «политическое прикрытие» хозяйственно-финансовых махинаций...».

Факты, изложенные в «Письме шестнадцати» были подтверждены в Докладе председателя Ревизионной комиссии Курултая Энвера Муединова.

Результатом обнародования этих скандальных фактов стало… изгнание подписантов и их сторонников из меджлиса и подотчётных ему структур.

Умудрившись избавиться от настоящих патриотов национального движения, за последующие 14 лет политической монополии режим, метко названный Милли Фирка джемилизмом и чубаровщиной, ничего, кроме горя, не принёс крымскотатарскому народу.

Совершенно забыты и растоптаны НАКАЗ крымскотатарского народа и «Декларация о национальном суверенитете крымскотатарского народа«, гласящая, что «Политическое, экономическое, духовное и культурное возрождение крымскотатарского народа возможно только в его суверенном национальном государстве».

 

Усилиями «отцов нации» упоминать о возрождении крымскотатарской государственности стало чуть ли не признаком дурного тона. Сторонников этой идеи обвиняют во всех смертных грехах — от сепаратизма до призывов к свержению государственного строя. Причём делают это руками (точнее — устами) отдельных представителей крымских татар, обязанных руководству меджлиса высоким креслом или успешным бизнесом.

Хотя нет! Декларация забыта не полностью! Лидеры меджлиса очень часто используют положение этой декларации о меджлисе и Курултае — «Курултай полномочных представителей крымскотатарского народа, избранный демократическим путем на всей территории Союза и выступающий от имени всего крымскотатарского народа провозглашает образование Меджлиса, как высшего полномочного представительного органа крымскотатарского народа и поручает ему действовать в соответствии с волей народа, выраженной в документах Курултая».

Этим положением затыкается рот всякому, осмелившемуся выступить против проводимой руководством меджлиса антитатарской политики.

«Нас выбрал народ!», «Мы — представительный орган народа!», «Они пошли против решений Курултая!»…

Как часто мы слышим с экранов телевизора и видим на страницах газет эти слова, обращённые в адрес людей, общественных организаций и даже региональных отделений меджлиса, разоблачающих откровенно деструктивную роль джемилизма и чубаровщины в развитии крымскотатарского народа и всего крымского сообщества.

Таким образом, на примере «Декларации о суверенитете» четко обрисована позиция меджлиса: с привилегиями согласны, с ответственностью — нет.

Так случилась патриотическая перезагрузка. Вместо бескорыстных борцов за народное дело у руля Курултая-меджлиса встали бескорыстные и непримиримые борцы за личный авторитет и личный карман.

Перезагрузка земельная

Решение земельного вопроса — первоосновы репатриации и возрождения крымскотатарского народа — торпедировалось бессменными руководителями меджлиса все 20 лет их правления.

Не предпринимая никаких шагов для вынесения этого вопроса на рассмотрение Верховной Рады Украины, депутатами которой неизменно являются либо оба, либо один из «сладкой парочки», функционеры меджлиса много лет успешно торговали выделяемой время от времени «под татар» крымской землей.

Именно благодаря «земельной политике» деятелей меджлиса в украинском социуме о крымских татарах сложилось мнение, как о бесстыжих и ненасытных земельных спекулянтах. Мнение это имеет под собой рациональную основу — ведь в меджлиса заседают, воруют и продают землю именно крымские татары. Другой вопрос — можно ли перенести деяния группки коллаборационистов и казнокрадов крымскотатарской национальности на весь народ? Как оказалось — можно. Ведь для подавляющего большинства нетатарского населения все татары — на одно лицо.

Но, несмотря на самоотстранение меджлиса от общего решения земельного вопроса, в Крыму начали возникать крымскотатарские посёлки — так называемые места компактного проживания крымских татар. Эти посёлки возникали стихийно под влиянием инициативных групп. Люди занимали пустующие территории, строили дома и заселялись в них — без каких бы то ни было документов. Это явление в Крыму стало массовым.

Меджлис активно подключился к народной инициативе. Но — со своей тактикой. Теперь на самозахватах, инициированных руководством меджлиса, люди занимали земли, но не строились. И в этом было коренное отличие меджлисовских самозахватов.

Продержав таким образом захваченные земли 2-3 года и не предпринимая никаких шагов для оформления земель в законном порядке, лидеры меджлиса получали в своё распоряжение достаточно большое количество возмущенных и недовольных затягиванием вопроса крымских татар. Эту протестную массу затем использовали в политическом шантаже украинских и крымских властей, а также в качестве «пушечного мяса» на различных митингах, организованных меджлисом.

После того, как лакомые кусочки земли все же выделялись властями, на них производили «смену состава». Простых людей, взявших на себя основной груз первых захватов, постепенно, под разными предлогами, удаляли из списков «захватчиков», а их участки продавались другим — достойным уважения физическим или юридическим лицам, имеющим деньги и тесные контакты с руководством меджлиса. Естественно, деньги за проданные участки получали вовсе не те, кто их отстаивал первоначально.

Так произошла земельная перезагрузка. Вынужденная народная инициатива была превращена руководителями меджлиса в сверхдоходный бизнес, а крымские татары еще долго будут отмываться от «честно заработанного» меджлисом имиджа «земельных спекулянтов».

Перезагрузка строительная

Процесс возвращения крымских татар на свою историческую Родину был вовсе не стихийным явлением, как зачастую это пытаются представить народу. Для обеспечения возвращения и обустройства крымских татар были разработаны государственные программы, под которые выделялись очень и очень серьёзные финансы. Средства для обустройства репатриантов выделялись не только Украиной, но и Россией, а также иностранными спонсорами.

Так случилось, что единственным распорядителем всех этих средств со стороны крымскотатарского народа выступил меджлис в лице его бессменного руководства.

Как же распорядился финансовыми потоками «представительный орган»?

Поток первый — крымскотатарские ПМК.

На момент возвращения крымских татар в Крыму существовала достаточно развитая сеть строительных организаций, обладающих опытом работы, налаженными связями с поставщиками и необходимой строительной техникой. Вместо того, чтобы создать небольшую управляющую структуру, занимающуюся заключением подрядов на строительство татарских домов с существующими ПМК и СМУ, руководители меджлиса приняли решение, достойное царя Соломона. И его финансовых возможностей.

Практически во всех районах Крыма были организованы крымскотатарские ПМК. На их организацию и обеспечение материальной базы были затрачены колоссальные ресурсы.

Зачем?

Разве существующие на тот момент крымские СМУ не могли освоить выделяемые средства? Могли.

Создавали рабочие места для татар? Разве нельзя было договориться таким образом, чтобы «татарский подряд» от меджлиса или Госкомнаца СМУ или ПМК получала только в том случае, если в ней будет трудоустроен определённый процент крымских татар?

А может быть, дело в другом? Может быть, создавая новое ПМК и назначая его руководителем исполнительного и «понятливого» своего человека, меджлис получал практически бесконтрольный доступ к бюджетным средствам, направляемым на обустройство возвращающегося народа. Как и сколько денег может «закопать» строительная фирма — никому объяснять не надо. А когда таких фирм много?

Где сегодня эти ПМК? Куда распределена принадлежащая им строительная техника? Где документация, подтверждающая соответствие выделенных им средств и выполненных ими объемов работ?

Ответов на эти вопросы нет и уже никогда не будет. Как не будут найдены сотни единиц строительной техники, закупленной на деньги, выделенные на обустройство репатриантов: бульдозера, трактора, строительные краны и т.д. и т.п. Они растворились в бескрайних просторах Крыма. Но нет никакого сомнения, что вся «растворившаяся» техника где-то существует, работает и исправно наполняет чьи-то карманы.

Поток второй — капитальное строительство

Капитальное строительство для репатриантов — отдельная тема, которая еще ждёт своих исследователей. Пожалуй, именно в этой, наиболее капиталоёмкой области, во всей «красе» проявился организационный потенциал руководителей меджлиса и подотчётных ему структур.

Приведём только несколько цифр из Отчета Счётной палаты ВР АРК «О результатах аудита использования средств бюджета АРК, направленных на выполнение Программы обустройства социального развития депортированных граждан…»:

«1. По состоянию на 01.01 2007 г. объем незавершенного строительства составил 53 объекта на сумму 11.891.400 грн.


В план капитального строительства на 2007 год включены 27 объектов на сумму 13.417.700 грн, из них — 18 новых объектов на сумму 6.738.300 грн, что составляет 50,2% от общей суммы плановых капитальных вложений.
Наибольшее количество новых объектов включено в план по г. Симферополю и Симферопольскому району на сумму 4.385.800 грн, или 63,5%.


2. В 2008 году при наличии на 01.01.2008 г. 51-го объекта незавершенного строительства общей стоимостью 17.721.700 грн., в план капитального строительства на 2008 год включено 17 новых объектов на общую сумму 5.385.300 грн. или 30,5% от общего плана капитального строительства.


Наибольшее количество новых объектов включено в план по г. Симферополю и Симферопольскому району на сумму 2.337.300 грн, или 43,0%.


3. В 2009 году при наличии на 01.01.2009 г. 54-х объектов незавершенного строительства общей стоимостью 18.419.100 грн., в план капитального строительства на 2009 год включено 5 новых объектов на общую сумму 1.552.700 грн. или 20,6% от общего плана капитального строительства.


4. В целом за период 2006-2009 годы объемы незавершенного строительства в сравнении с объемами на 01.01.2006 выросли в 6 раз и по состоянию на 01.01.2010 числится 58 объектов незавершенного строительства на общую сумму 23.449.000 грн.


Рост объемов незавершенного строительства обусловлен недостаточным финансированием Программы и ежегодным включением в планы капитального строительства новых объектов при невыполнении полностью объемов работ по ранее начатым объектам».

Что такое долгострой? Это возможность постоянно списывать деньги: на строительство, консервацию, расконсервацию, изменение проекта, восстановление пришедшего в негодность… Золотое дно! Тогда как достроенное и сданное в эксплуатацию капитальное строение с точки зрения нечистых на руку строителей — иссякший колодец.

Именно этим фактом и объясняется постоянно растущее количество долгостроев по линии меджлиса и контролируемого его руководством Рескомнаца. Каждый долгострой — это своего рода маленькая, но очень прибыльная нефтяная скважина, исправно снабжающая своего хозяина приятно хрустящими бумажками. Больше долгостроев — больше хрустящих бумажек. Меньше долгостроев — меньше хрустящих бумажек. Какой вариант интереснее любителям целлюлозы?

Так происходит строительная перезагрузка. Деньги, выделяемые государством на капитальное строительство для репатриантов, исправно перезагружаются в карманы нескольких крымских татар, представляющих в своём лице весь крымскотатарский народ. Наверное, в этом есть смысл — кто представляет, тот и получает.

Хотя за народ обидно…

Перезагрузка политическая

За 20 лет своего существования руководство меджлиса не предприняло никаких шагов для легализации представительного органа крымскотатарского народа. До сих пор так называемое «народное представительство» не имеет юридической возможности ни обратиться в суд, ни подать официального заявления, ни участвовать в качестве официального представителя в каком-либо государственном либо международном мероприятии. При этом странное виртуальное учреждение каким-то образом признано украинским государством и даже получило право контролировать бюджетные средства, поступающие на обустройство крымскотатарского народа. Казалось бы — нонсенс?

А вот это — как посмотреть…

Если смотреть с точки зрения народа, интересы которого меджлис должен защищать в украинских и международных демократических институтах, судах и на площадях — юридическая эфемерность меджлиса является негативным фактором. Эфемерность меджлиса приводит к тому, что все его заявления, письма и выступления принимаются только потому, что на то есть добрая воля его адресатов. При этом крымским татарам стоит помнить, что никакие обещания и заверения, данные государством или международной общественностью несуществующей организации (нелегализованному меджлису) не накладывают на обещающую сторону никакой ответственности: ни финансовой, ни юридической — никакой вообще.

Да иначе и не может быть!

Для заключения любого договора необходимы две стороны. Но если одной стороны юридически не существует — с кем заключать договор?

Может быть, именно поэтому так плачевно положение крымских татар после 20 лет пребывания на своей исторической Родине? Потому, что представительный орган крымскотатарского народа, по сути, ничего из себя не представляет? Так, пустое место, юридический пшик?

Но, если посмотреть с точки зрения избегания ответственности — нелигитимность меджлиса является идеальным прикрытием от любых обвинений. В том числе и криминальных.

В самом деле. Кому предъявлять обвинения в расхищении бюджетных средств, если официально меджлиса не существует? Как юридически доказать, что тот или иной госслужащий или чиновник представляет интересы меджлиса, если официально меджлис его не назначал? Как доказать, что меджлис контролирует все финансовые потоки, выделяемые из госбюджета на обустройство крымских татар, если в правовом поле меджлиса не существует — ни как объекта, ни как субъекта?

Очень, очень удобно…

Очень удобно руководству меджлиса с точки зрения избегания ответственности. Помните его основной принцип: с привилегиями согласны, с ответственностью — нет?

Очень удобно главе меджлиса с точки зрения культа личности. Поскольку меджлиса юридически не существует — на первое место автоматически выдвигается личность, представляющая собой меджлис и, соответственно, весь крымскотатарский народ. А если учесть, что эта личность в придачу обладает статусом и неприкосновенностью народного депутата Украины, открывающего воистину безграничные возможности для предприимчивого человека… Остап Бендер нервно курит в коридоре.

Очень удобно с точки зрения власти, не очень спешащей решить крымскотатарский вопрос и до сих пор не подписавшей Декларацию ООН «О правах коренных народов». Когда власти нужно использовать меджлис для каких-либо своих целей — его видят, слышат, упоминают как партнера власти. Когда же активисты из народа поднимают нежелательные для власти вопросы — государство в упор не видит ни меджлис, ни его лидеров. Причём, абсолютно законно — меджлис-то нелегализован. С кем говорить? Кого слышать? Нет никого!

До поры до времени такое положение полностью устраивало и руководство меджлиса, и украинскую власть. Но в начале 2011 года в связи с началом решения земельного вопроса ситуация изменилась. Целый ряд крымскотатарских организаций дали резкую оценку меджлиса именно с точки зрения его нелигитимности. В свою очередь, новая украинская власть ясно и жестко дала понять, что с былой вольницей покончено и каждый должен знать своё место. В том числе и руководство виртуальной крымскотатарской конторы.

Поскольку против лома нет приёма, лидерам меджлиса пришлось проглотить горькую пилюлю и нехотя принять указанную позу. И призадуматься о будущем. Естественно, не о народном, а о своём. Как метко заметил польский сатирик Станислав Ежи Лец: «Сколько умных мыслей приходит в голову, когда жмут ботинки!»

Необходимо было срочно противопоставить жесткой власти нечто легитимное и действенное, что позволило бы говорить с властями на равных — если уж не позиций численного перевеса, то, хотя бы, с точки зрения законодательства.

Но, поскольку мыслить конструктивно и творчески не у всех получается, руководителям меджлиса пришлось обратиться к разработкам своих оппонентов, с постной миной попытавшись выдать чужие идеи за свои собственные.

Так, совсем недавно в газете «Авдет» от 4 апреля 2011 было обнародовано интервью Рефата Чубарова о проведении 10 апреля 2011 года во Дворце культуры профсоюзов (г. Симферополь, ул. Киевская, 117) Общекрымского совещания с депутатами Верховной Рады Украины, Верховной Рады Крыма, местных советов всех уровней и головами сельских, поселковых и городских советов, организуемое Меджлисом крымскотатарского народа и депутатской фракцией «Курултай-Рух» в Верховной Раде Крыма.

По словам организаторов, «задачей совещания депутатов является обсуждение вопросов координации и взаимодействия депутатов всех уровней — от сельского совета до Верховной Рады Крыма и Украины. Пропуском для участия в совещании для каждого депутата-крымского татарина явится не его партийный билет, а депутатское удостоверение, свидетельствующее о том, что он представляет интересы определенного количества избирателей, оказавших ему поддержку».

Что ж, замечательное начинание. Таким образом, фактически, создаётся некое объединение легитимных крымскотатарских депутатов, наделенных правами и полномочиями для выдвижения инициатив и разрешения проблем. Это объединение можно смело назвать Национальным парламентом крыскотатарского народа. Самое главное — всё в рамках действующего законодательства.

Политическая победа меджлиса? Победа — несомненно. Но не меджлиса.

Откроем Программу Милли Фирка «Крымские татары: Стратегия XXI века», принятую 10 мая 2010 года на IV Конференции Милли Фирка.

Читаем текст Стратегии:

«…С точки зрения законодательства Украины, сегодня находящийся вне правовой системы Курултай-Меджлис не имеет ни власти, ни полномочий для решения насущных проблем народа.


Поэтому, чем раньше будет проведена фундаментальная реформа всей системы органов национального самоуправления, тем раньше крымскотатарский народ восстановит и уважение к себе, и свою дееспособность как нации. (…)


Представительные органы народа только тогда будут эффективны, когда они будут вписаны в существующую систему власти и будущей государственности. Представителями народа — ДЕПУТАТАМИ КУРУЛТАЯ — должны стать избранные на общих выборах (…) депутаты советов всех уровней: от сельских Советов до Верховного Совета Крыма.


Высшим представительным органом крымскотатарского народа (Курултаем) должно стать Собрание избранных таким образом депутатов всех уровней. И такое Собрание (Курултай) должно созываться не реже одного раза в год. При этом его сессии должны проводиться не в помещении крымскотатарского театра, а в сессионном зале Верховного Совета Крыма — под эгидой избранных туда депутатов.


Решения, принятые на таком Собрании (Курултае) — НАЦИОНАЛЬНОМ ПАРЛАМЕНТЕ — станут руководством к действию для представителей народа, имеющих полномочия законно избранных депутатов (от сельсовета до ВС АРК), и получивших статус депутатов национального парламента.


При этом отпадает необходимость дополнительного узаконения Курултая в правовом поле в том или ином качестве. Как Собрание депутатов всех уровней такой Курултай и де-юре, и де-факто ЗАКОНЕН по всем нормам существующего права.


В этой схеме:

— Собрание депутатов местного совета — местный меджлис;
— Собрание депутатов всех уровней в регионе — региональный меджлис;
— Собрание депутатов всех уровней Крыма — Национальный парламент-Курултай»

 

Как говорится — ни отнять, ни прибавить. Браво! Наконец-то идеи Милли Фирка приняты руководством меджлиса на вооружение.

 

Единственное что привнесено своего — и то в худшую сторону — проведение совещания депутатов не в Верховной Раде Крыма, а во Дворце профсоюзов. Ну, это, наверное, чтобы избежать обвинений в политическом плагиате.

 

Так производится политическая перезагрузка. Волей-неволей меджлис вынужден воспринимать новые идеи и двигаться в указываемом оппонентами направлении. И в этом есть надежда для всего крымскотатарского народа.

 

Смущает только одно.

 

Перезагрузка тотальная
 
Как показывает практика, любая инициатива, которую подхватывает меджлис, заканчивается дезавуированием и провалом этой инициативы. Не ждет ли такая участь и Национальный парламент (или Общекрымское совещание депутатов), уж коль скоро его возглавили руководители меджлиса?

 

«Отцы нации» и раньше  бесцеремонно присваивали, охотно возглавляли и надёжно хоронили чужие идеи, ведущие к развитию и становлению крымскотатарского народа.

 

Это и народная инициатива по самовозвратам земель, о чём уже говорилось ранее.

 

Это идея Всемирного конгресса крымских татар, которая начала разрабатываться в 1993 году во время поездки делегации НДКТ во главе с Юрием Бекировичем Османовым в Турцию. Во время этой поездки была достигнута принципиальная договорённость о проведении в 1994 году в Румынии общего собрания диаспор крымскотатарского народа. Реализации этой договорённости помешало убийство Юрия Османова. Впоследствии идею проведения ВККТ развил и активно продвигал Надир Бекиров. Проведённый и возглавленный руководством меджлиса ВККТ существует, фактически, только на бумаге.

 

Это понятие «поляны протеста», введенное в обиход ОО «Авдет». Если сравнить выступления лидеров меджлиса до февраля 2011 года, то можно увидеть, что земельные протестные акции они называли не иначе, как «самозахват». После того, как в феврале 2011 на пресс-конференции УНИАН «Авдет» очень чётко разграничил с юридической точки зрения понятия «самозахват» и «поляна протеста», функционеры меджлиса активно подхватили эту идею. Теперь «народные лидеры» не «борятся с самозахватами», а «защищают поляны протеста». Правда, списки при этом несут в «Комиссию по освобождению самозахватов…»

 

И еще многие-многие другие идеи, которые меджлис активно подхватывал… и которые впоследствии благополучно почивали в бозе. Причём, тенденция «увидел-возглавил-провалил» просматривается абсолютно четко и безукоризненно. Чем это объяснить?

 

Слабыми умственными способностями руководителей меджлиса? Это вряд ли. Люди, которые 20 лет успешно водят за нос целый народ и сменяющие друг друга правительства Украины, по определению не могут быть глупыми. Скудоумием здесь и не пахнет.

 

Тогда что? Почему умные, энергичные, деятельные люди одно за другим заводят в тупик важнейшие для народа инициативы?

 

Приведем лишь краткий перечень таких жизненно важных провалов:

 

1. Закон о реабилитации и восстановлении прав крымскотатарского народа. Провален.

2. Восстановление крымскотатарской государственности. Забыто и предано анафеме.

3. Реституция (возврат или компенсация имущества, отнятого в ходе депортации). Вопрос не подымался вообще. Провалено.

4. Меджлис-Курултай. Из представительного органа крымскотатарского народа превращён в орган манипулирования и управления народом.

5. Народный банк «Имдат-банк». Разворован, обанкрочен и уничтожен.

6. Крымскотатарские ПМК. Разворованы, обанкрочены и уничтожены.

7. Земельный вопрос. Сотни и тысячи гектаров, выделенные Украиной «под татар», разворованы и распроданы. Тысячи крымскотатарских семей до сих пор не имеют земли.

8. Всемирный конгресс крымских татар. Проведен, возглавлен — и на том всё закончилось. Нет ни одной выдвинутой и реализованной ВККТ идеи или инициативы. Провален.

 

Этот скорбный список можно продолжать до бесконечности… но стоит ли?

 

Когда провалы совершаются по ошибке — они происходят случайно. Когда провалы случаются чаще, чем допускается оговоренными правилами — возникает подозрение в нечестной игре. Когда провалы превращаются в закономерность — подозрение становится фактом. Фактом, подтверждённым стабильной повторяемостью результатов.

 

Меджлис под руководством его бессменных лидеров работает против крымскотатарского народа. Против его политического развития. Против его экономического роста. Против его государственности.

 

На кого работают? Ответ находится за пределами данного расследования.

 

Предположения могут быть самыми разными — от розенкрейцеров, жидомасонов, иллюминатов и прочих «сил Тьмы» до банального «хапнуть всё, что можно, а там хоть трава не расти». Оставим этот вопрос историкам будущего.

 

Нас же интересует другое: существование процесса, направленного на уничтожение крымскотатарского народа как экономически и политически самостоятельного этноса. Процесса, бессменно возглавляемого действующими руководителями меджлиса.

 

Этот процесс необратим. Какие бы перезагрузки не производило руководство меджлиса — все они ведут к ухудшению положения крымскотатарского народа, к его деградации в политической и экономической сферах.

 

Разрешить ситуацию и спасти остатки народного достоинства и достояния может только одна-единственная, тотальная перезагрузка — фундаментальная реформа системы Курултай-Меджлис с обязательной сменой ее руководства.

 

Без этой перезагрузки крымскотатарский народ и далее будет играть роль сонной батарейки для людей «с нечистыми помыслами, кто бы ни были эти люди, какие бы заслуги перед народом они ни имели».

Ринат ШАЙМАРДАНОВ,

Симферополь

 

Специально для МФ-Информ

Похожие материалы

Ретроспектива дня