Меджлис пытается выйти на новый уровень

Post navigation

Меджлис пытается выйти на новый уровень

Всемирный конгресс крымских татар как индикатор проблем национального движения

Приближение даты проведения Всемирного конгресса крымских татар все ярче высвечивает те проблемы в крымскотатарском национальном движении, которые ранее были едва заметны.

Как известно, Всемирный конгресс, инициируемый руководством Меджлиса крымскотатарского народа, намечен на середину мая текущего года, и свое участие в форуме подтвердили более 120 общественных организаций крымских татар. Ожидается, что на конгрессе также будут присутствовать представители крымскотатарских диаспор и общественных организаций из Турции, России, США, Франции, Польши, Литвы, Узбекистана, Азербайджана. Организаторы указанного мероприятия рассчитывают, что его проведение позволит консолидировать проживающих в различных странах крымских татар и выработать единую стратегию действий по решению ключевых задач национального движения. Однако по мере того, как подготовка к форуму подходит к завершающей фазе, становится очевидно, что Всемирный конгресс наоборот, является катализатором усиления центробежных процессов внутри крымскотатарского движения.

Внутренняя оппозиция

Уже на стадии обсуждения будущего формата Всемирного конгресса и формирования оргкомитета проявились первые признаки тех проблем, которые функционеры Меджлиса ранее предпочитали не замечать или тщательно ретушировали их. Речь идет об оппозиционных руководству Меджлиса общественных структурах, которые по различным причинам не берут участия в работе конгресса. Однако демонстративное игнорирование оппозицией инициируемого Меджлисом форума сопровождается достаточно скандальными комментариями этого знакового для крымских татар события. Их сравнительный анализ позволяет выявить несколько проблемных моментов, которые только на первый взгляд кажутся незначительными.

Во-первых, функционеры некоторых оппозиционных меджлису структур намекают, что Всемирный конгресс крымских татар есть не что иное, как инструмент усиления полномочий бессменного лидера Меджлиса Мустафы Джемилева. По этому поводу бывший руководитель политико-правового отдела Меджлиса и действующий председатель Фонда исследования и поддержки коренных народов Крыма Надир Бекиров сказал, что вопрос о главенстве М. Джемилева в структуре конгресса уже решен. Избрание Джемилева главой Всемирного конгресса повышает его политический и международный статус, так как официально делает главой уже не только Меджлиса, деятельность которого ограничивается Крымом, но и лидером всемирного движения крымских татар. Естественно, что такой расклад дает массу преференций и рычагов влияния. Кроме того, после передачи должности руководителя Меджлиса (о таком решении Мустафа Джемилев неоднократно заявлял ранее) своему преемнику, Джемилеву просто не к лицу оставаться «в тени». Только занимая пост председателя Всемирного конгресса, он сохраняет за собой первенство, имея полномочия дать директивы Меджлису, непосредственно не руководя им.

В проведении Всемирного конгресса просматривается и вторая стратегическая линия, озвученная еще одной оппозиционной Меджлису структурой — «Милли Фирка». Ее представители считают, что смысл самого форума состоит в том, чтобы спасти стремительно падающий рейтинг лидеров Меджлиса. Этот тезис крымскотатарской оппозиции считает отвечающим реальности крымский политолог Александр Форманчук, который заявил, что «Конгресс — это своего рода фактор мобилизации сторонников Меджлиса. Его проведение в Крыму укрепит пошатнувшийся в последние годы в глазах соотечественников авторитет Меджлиса и поднимет его в кругу диаспоры». По правде говоря, такой тактический шаг действительно может в некоторой степени увеличить влияние Меджлиса среди соотечественников — возникнет так называемый эффект новизны. Для руководства Меджлиса такие меры сейчас жизненно необходимы. По признанию заместителя председателя Меджлиса Ремзи Ильясова, сейчас эта организация находится в состоянии стагнации, что подтверждается количеством участвовавших в выборах Курултая крымских татар — около 30%. В то же время необходимо понимать, что поднятие рейтинговой планки Меджлиса — это, конечно же, не основная задача проведения Всемирного конгресса.

Зародыш внешней оппозиции 

Меджлис всегда стремился к доминированию не только в крымскотатарском национальном движении, но в международном масштабе — среди крымскотатарских диаспор. И это вопрос не только престижа, но и финансов. Не секрет, что крымскотатарские диаспоры помогают крымским татарам в финансовом плане. Представители «Милли Фирка» по этому поводу говорят: «руководители меджлиса решили, что тактику и стратегию они будут разрабатывать сами, не советуясь с представителями диаспор. Все свелось к тому, что диаспоре было поручено собирать средства на содержание самого меджлиса и оказание помощи в обустройстве крымских татар в Крыму». Естественно, что такая помощь фактически носит благотворительный характер и, скорее всего, ее объемы не постоянны, а варьируются в зависимости от текущих финансовых возможностей конкретной диаспоры и степени отношений ее лидеров с руководством Меджлиса. А что нужно сделать, чтобы такую помощь, условно говоря, «узаконить» и поставить на поток? Все верно. Создать орган, который бы официально координировал деятельность зарубежных диаспор и имел возможность издавать обязательные для исполнения директивы в зависимости от текущих потребностей национального движения. Именно такие полномочия и должен, по замыслу руководства Меджлиса, иметь руководящий орган Всемирного конгресса крымских татар.

Но на практике все может получиться несколько иначе, чем этого хочется лидерам Меджлиса. Ложкой дегтя в предполагаемой бочке меда оказалась Федерация крымскотатарских дернеков (обществ) Турции, которая заявила о том, что намерена проигнорировать предстоящий конгресс. Недовольство Федерации вызвано тем, что, по мнению ее уполномоченных представителей, форум станет фактически собранием представителей общественных организаций и руководителей диаспор, без интеллигенции, религиозных деятелей, спортсменов. По мнению генсека Федерации крымскотатарских дернеков Эрги Батура, к участию в конгрессе привлекаются лица, входящие в структуры Меджлиса. «Как может быть объяснено столь узкое мышление комитета по организации Конгресса?», — говорит он.

Однако, как это часто бывает, помимо официальной причины всегда есть и скрытые мотивы. Более чем вероятно, что представители Федерации прекрасно понимают подоплеку миссионерских устремлений руководства Меджлиса. Именно поэтому Эрги Батур как бы невзначай обронил фразу, что «Федерация дернеков крымских татар не примет участия в работе, где вместо диалога предполагается односторонний монолог». Если руководству Меджлиса не удастся переубедить своих турецких коллег, то отсутствие делегатов Федерации на Всемирном конгрессе может подорвать имидж Меджлиса и среди международных диаспор крымских татар. Турки своим примером покажут, что не доверяют Меджлису и фактически запустят процесс формирования внешней оппозиции действующим лидерам крымскотатарского национального движения на полуострове на уровне зарубежных диаспор крымских татар. Какие контрмеры сможет предпринять при таком развитии событий сам Меджлис, спрогнозировать сложно. В любом случае, формат проведения Всемирного конгресса уже сам по себе ответит на многие вопросы.

Игорь Сарматов, для е-Крым

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня