Может платить 10% как в Золотой Орде?

Post navigation

Может платить 10% как в Золотой Орде?

На что тратятся налоги, собираемые в регионах? Об этом и о многом другом в статье Альфира Гафурова, которая была опубликована на портале «Matbugat.ru». «еТатар» предлагает перевод материала.

 

Может платить 10% как в Золотой Орде?1990-е годы называют парадом суверенитетов. И действительно, в те годы регионы жили хорошо. Всего лишь 20-30% собранных в регионе налогов уходило в Москву — остальным распоряжались местные власти. В те времена многие районные администрации попросту не могли потратить все остававшиеся у них деньги. В одном из таких промышленно развитых районов Башкортостана ежегодно между деревнями прокладывались новые дороги длиной в 50-60 км. Еще хватало и для асфальтирования улиц двух-трех деревень. Сам лично видел.

Местная администрация вдоволь закупала для района легковые и грузовые автомобили, сельхозтехнику. Оказывалась финансовая помощь нуждающимся, частным предпринимателям, людям, возводящим свои дома самостоятельно. Объемы финансирования образовательной, здравоохранительной, культурной систем района возросли по сравнению с советским периодом как минимум в два раза. Не остались в стороне и предприятия сельского хозяйства. Республика в те годы оказала им сильную поддержку…

В 2000-х же годах ситуация кардинально изменилась. Центральное правительство принялось за построение «вертикали власти». Финансы и бюджеты регионов с каждым годом сокращались. 70-80% собираемых в регионе налогов стало уходить в Москву. Региональные же лидеры, потеряв возможность избираться населением, стали назначаться федеральной властью, и, как результат, они теперь не могут слова сказать в защиту своих региональных интересов. Деньги стали поступать в регионы через московские ведомства и министерства посредством всевозможных «национальных проектов».

С каждым годом процент финансов, уходящих из регионов в Москву, увеличивался, а вот социальные обязательства, расходы на образование и культуру — всё это осталось на плечах регионов. Кроме того, центр в совершенно популистских целях принял ряд решений и возложил их выполнение опять-таки на регионы, не выделив при этом ни копейки бюджетных денег. Лидеры Башкортостана, Татарстана и целого ряда других регионов любят заявлять, что бюджеты их регионов социально ориентированы. Они приводят цифры, которые, мол, доказывают, что 70-80% бюджетов тратится на социальную сферу. Но эти цифры говорят не о том, что региональные власти так заботятся о своем населении, а о том, что денег в региональном бюджете хватает только лишь на финансирование этого социального сектора. На финансирование промышленности, малого бизнеса, сельского хозяйства попросту ничего не остается. Эти поборы региональных бюджетов, в конце концов, привели к значительному спаду развития сельского хозяйства в Башкортостане и Татарстане.

Таким образом, регионы остались в сложном финансовом положении. А тут еще Госдума приняла абсолютно непродуманный закон о местном самоуправлении. Поселения оказались вынуждены существовать на те налоги, которые платят предприятие, находящиеся на территории конкретной местности. А есть в этой местности налогооблагаемая база или нет — это в расчет не берется. Я уже привел пример одного процветавшего когда-то района Башкортостана. В этом районе была принята программа развития района на 10 лет. По этой программе предполагалось строительство новых асфальтированных дорог до каждого населенного пункта. Но проект не осуществился. Предприятия и учреждения, обеспечивавшие работой и доходами десять тысяч человек, были лишены финансовой поддержки. Финансов района хватает лишь на ремонт дорог в районном центре, и то не всех.

Я уже сказал, что в 90-е годы регионы, и особенно наши Татарстан и Башкортостан, местные власти этих республик рьяно защищали сельское хозяйство. Но с тех самых пор, как региональные власти начали выпрашивать каждый миллион в Москве у министра финансов, поддержка аграриев в регионах резко сократилась. Даже в таких регионах как Татарстан и Башкортостан, где сельское хозяйство традиционно считается очень сильным, эта область начала сдавать свои позиции. Особенно сильно эта тенденция проявилась в Башкортостане. Татарстан как-то смог сохранить планку финансовой помощи своим аграриям.

В Башкортостане же сельское хозяйство пришло в упадок в 2000-е годы. Сотни сельскохозяйственных предприятий и хозяйств обанкротились. Сотни тысяч людей потеряли свои доходы и рабочие места. В Башкортостане из более тысячи хозяйств осталась лишь треть. Из 306-тысячной армии людей, занятых в сельском хозяйстве, в этом секторе осталось лишь 70 тысяч. А в предприятиях сельского хозяйства из 47 тысяч тракторов осталось только 17 тысяч, из 17 тысяч комбайнов — 3 тысячи. 70-80% деревенских жителей сегодня без работы. На биржу труда их не ставят, т.к. в каждом селе на количество безработных существует строгий лимит (обычно 4-5 человек). Новые рабочие места в селах не создаются. В деревнях расцветает пьянство и безнадежность. Производство сельхозпродукции сократилось в 2-3 раза. Сегодня 1,4 миллиона гектаров сельскохозяйственных земель в Башкортостане находятся в заброшенном состоянии.

Может, и нужна была эта централизация, но наши, кажется, слишком уж перестарались в этом деле. Сегодня только 7 регионов самодостаточны (т.е. они могут жить на те 30% налогов, которые остаются у них). Остальные субъекты федерации являются дотационными. Процент дотаций в разных регионах разный, но в некоторых он составляет до 70% регионального бюджета. А ведь на самом-то деле в стране нет ни одного дотационного региона, т.к. 70% собираемых налогов уходит в Москву. Вот и получается, что на остающиеся 30% безбедно существовать способны лишь те регионы, в которых есть нефтегазодобывающие компании с высокими доходами: Москва или Тюменская область, например.

Нельзя не сказать и о том, что эти финансы, поступающие в центр, частенько тратят на очень сомнительные проекты. Большой театр в Москве отремонтировали за 45 миллиардов рублей! На острове Русский, в котором два дня будет проходить международный саммит, возводят объекты стоимостью в 300 миллиардов! Население острова — 5 тысяч человек, а на всё 50-миллионное сельское население страны из бюджета выделяется 100 миллиардов. В Сочи, расположенном в субтропическом климате, додумались проводить Зимнюю Олимпиаду стоимостью в 1 триллион рублей. В других странах на олимпийские объекты тратят не больше 4-х миллиардов долларов — у нас же расходы составят 35 миллиардов. А московское автокольцо, стоимость которого побила все мировые рекорды? На всё это тратятся наши деньги! Я уж не говорю о случаях нецелесообразного использования бюджетных средств.

Перемены коснулись не только финансовых отношений регионов и центра. Само федеральное устройство страны претерпело изменения. Законы и конституции национальных республик были отредактированы в угоду федеральному центру. Мажоритарная система выборов депутатов в Госдуму была ликвидирована. Депутатов теперь выбираем по пропорциональной системе, т.е. по политическим партиям (и совершенно по виртуальным спискам). Был введен 7-процентный барьер для прохождения партий в парламент. Голосовать против всех уже нельзя. А зарегистрироваться кандидатом в президенты страны стало практически невозможным. Региональных руководителей отныне назначает федеральная власть. Порядок назначения сенаторов в Федеральное Собрание был изменен (раньше интересы нашего региона там представляли наши республиканские президент и премьер-министр). Словом, от завоеванного когда-то суверенитета, в том числе, и от финансовой независимости не осталось и следа.

Да и о каком суверенитете можно вообще говорить? Даже в 1990-е годы Татарстан не обладал и десятой долью того суверенитета, которым обладают, скажем, канадский Квебек, кантоны Швейцарии или даже штаты США. У каждого штата США есть своя конституция, свои законы, которые довольно часто разительно отличаются от штата к штату (уголовный, земельный, семейный кодексы и др.). Каждый штат обладает правом выхода из союза.

В 2000-е годы в Российской Федерации была внедрена унитарная, чрезмерно централизованная политическая система. И вот то ли уж после многочисленных протестов, вызванных фальсификациями на последних выборах, то ли своей инициативой федеральный центр вроде как начал делать первые шаги в обратную сторону. Только всё это выглядит большими надеждами, которым не суждено оправдаться. Всем понятно, что после президентских выборов в стране продолжится укрепление тоталитарного режима, укрепление так называемой «вертикали власти». Федеральные лидеры лишь обещают некие политические скидки. Но никто и слова не сказал о том, что Москва продолжает забирать львиную долю зарабатываемых в регионах денег.

В данный момент рассматривается проект, по которому площадь города Москвы будет увеличена практически вдвое — на 140 тысяч гектаров. Якобы центр города нужно срочно разгружать от транспортных потоков. Государственные учреждения будут перемещены из центра в новые, просторные районы. Нет сомнений в том, что этот глобальный проект вновь ударит по карману налогоплательщиков триллионными суммами. Откуда взять столько финансов? Конечно же, Москва будет высасывать их из регионов.

Еще один момент. Компании в России платят налоги не по месту расположения, а по месту регистрации. Большие и сильные компании, занимающиеся добычей сырья, существуют и процветают за счет недр регионов, а налоги платят Москве. Таким образом, региональные богатства опять утекают в центр. Много и таких компаний, которые, зарегистрировавшись в оффшорных зонах, богатеют за счет наших недр и нашей рабочей силы, а налоги не то что регионам, а даже и самой Москве не платят.

Хочется привести пример отношений центра и периферии. В учебниках по истории России черным по белому написано, что грозные татары, дескать, обворовывали Россию, что было монголо-татарское иго и что в Золотой Орде существовал ясак. Ясак и есть налоговая система. Для земледельцев размер налога был 10%, для животноводов — 0,1%, для торговцев — 3%. Этих налогов хватало на то, чтобы Золотая Орда выполняла все свои государственные функции: армия и чиновники содержались в достатке, государственные границы охранялись, государство процветало.

Еще один пример. В 1980-90-е годы в сельхозпредприятиях была распространена практика, когда коллективы первичных производств были обязаны существовать за счет произведенной ими же продукции. Т.е. был хозяйственный расчет. Я лично знаю хозяйство, которое благодаря этой практике стало лучшим во всей России. В этом хозяйстве были очень сильные экономисты. И все производственные коллективы были переведены на хозрассчет. Результаты работы каждого коллектива оценивались не по производственным показателям, а по критериям экономической эффективности. Каждый коллектив стремился к производству максимального количества продукции с минимальными экономическими издержками. Таким образом, каждая бригада научилась считать свои расходы и доходы. Стало ясно, кто действительно хорошо трудится, а кто нет. Некоторые бригады в конце года получали 200% дополнительных выплат, а вот некоторые оставались без копейки.

И вот когда каждый сотрудник стал зависеть от того, насколько бережно он относиться к издержкам, транжирство и неэкономия средств руководителей центральной конторы, стало вызывать недовольство. В итоге на общем собрании хозяйства было решено, что центральная контора также будет полностью переведена на хозрассчет. На содержание центральной конторы бригады первичного производства отдавали 10% своих доходов, и руководящий аппарат должен был укладываться в эти суммы. Как только была введена такая система, центральная контора тут же потеряла все свои доходы. Люди, привыкшие в конце года получать неплохие премии, не получили ни единой лишней копейки. Вот после этого руководители принялись контролировать свои расходы на штат, на легковые автомобили, и уже на второй год работы по новой системе центральная контора получила прибыль.

Может, и нам платить федеральному центру не больше 10% как в Золотой Орде?

Может, и нам посадить федеральный центр на хозрассчет?

Глядишь, и федеральный центр станет распоряжаться финансами более разумно, и регионы, станут жить соответственно своим показателям и своему труду.

Представьте такую ситуацию. Вы работаете и получаете за свой труд 10 тысяч рублей. 7 тысяч из своего дохода вы отдаете своему начальнику. А затем с вытянутой рукой просите у него денег на хлеб и одежду. Просите вернуть свои же деньги. А руководитель этот сам решает выдавать ли вам запрашиваемую сумму или нет. Если, на его взгляд, вы себя хорошо ведете, то он, глядишь, и вернет вам пару тысяч из этих 7 тысяч рублей. Он даже разработал критерии оценки вашего поведения. Но главный для него критерий — это процент голосов, отданных за него на выборах, потому как должность у него как-никак выборная. В общем, сможете обеспечить ему высокий процент — можете смело рассчитывать на 1-2 тысячи из отданных вами 7 тысяч. Ну, а если вы плохо поработали, то пеняйте на себя. Можете представить себя в такой ситуации?

Так вот, в наших сегодняшних реалиях регионы именно в такой ситуации и находятся. 70% заработанных средств они отдают центру, а затем уж клянчат свои же финансы обратно. Каков будет процент великодушно возвращаемых федеральной властью денег — это зависит от того, как регион проголосовал на выборах.

 


Альфир ГАФУРОВ


Перевод Роберта Болгарского

 

Источник: http://etatar.ru

Похожие материалы

Ретроспектива дня