Москва зовет Анкару в космос

Post navigation

Москва зовет Анкару в космос

Москва зовет Анкару в космосРоскосмос решил воспользоваться сближением России с Турцией. Там надеются, что Анкару заинтересуют не только российское оружие, газопроводы и атомные электростанции, но и наши космические возможности. Роскосмос предложил Турции трехстороннее сотрудничество с Казахстаном на Байконуре. Однако специалисты сомневаются, что в данном случае Россия сможет извлечь большую выгоду.

Турция может подключиться к совместному проекту России и Казахстана по использованию космодрома Байконур, заявил генеральный директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин.

«Роскосмос готов предоставить свои ракеты, чтобы Турция могла выводить свои космические аппараты. Причем это необязательно и даже не нужно делать с турецкой территории. Вместо этого мы могли бы сделать проект на три страны и воспользоваться уникальной инфраструктурой Байконура. Участниками такого проекта были бы Турция как страна, которая организует эти пуски, Россия, которая оказывает содействие в передаче технологий, и Казахстан, который предоставляет свой уникальный космический порт. Я думаю, это хорошая перспектива», – сказал он в опубликованном в среду интервью агентству Anadolu.

«Байконур – это Казахстан, дружественная и для Турции, и для России страна, близкий народ, тюркоязычный, – подчеркнул Рогозин. – Мы с моими казахскими друзьями уже говорили на эту тему. И если Турция сочтет необходимым для себя создавать ракетные технологии, то мы готовы помогать двигателями, передачей определенных технологий».

Говоря о передаче технологий в рамках расширения сотрудничества, Рогозин «на первое место поставил навигационные технологии ГЛОНАСС». «Вы знаете, что Россия обладает глобальной уникальной навигационной системой, которая дает высокую точность и имеет гражданское применение, например, для создания беспилотных транспортных машин, для контроля транспортных потоков, для контроля любых грузов, которые проходят через территорию страны. Можно было бы поставить вопрос о размещении на территории Турции наземных станций ГЛОНАСС, которые позволят сделать сигнал еще более точным. Поставить эти станции в морских портах Турции, в аэропортах», – сказал Рогозин.

Россия готова «передавать соответствующие технологии, готовить турецких специалистов в (российских) высших учебных заведениях для того, чтобы Турция своими силами могла осваивать данные технологии».

Россия по-прежнему готова подготовить турецкий экипаж к полету на Международную космическую станцию в 2023 году, когда Турецкая Республика будет отмечать 100-летие со дня основания.

«Скоро будет большой юбилей турецкой нации. Мы считаем, что времени на подготовку экипажа Турции достаточно, чтобы в 2023 году отправить первого турецкого астронавта на Международную космическую станцию. Сразу после посещения господином Эрдоганом авиасалона МАКС мы провели дополнительные консультации с турецкими коллегами, подтвердили свое предложение, попросили зафиксировать его в протоколе встречи и ждем ответной реакции. Уверен, что она будет позитивной», –заявил гендиректор госкорпорации.

Что касается запусков, то речь идет, судя по всему, о коммерческих запусках маленьких спутников типа «кубсат» с помощью российских ракет, говорит научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев. Россия как раз организует запуск небольших спутников «кубсат» на ракете «Союз-2» с разгонным блоком «Фрегат». Проект стартует во втором квартале 2020 года с космодрома Байконур. Первым клиентам, которые решат воспользоваться новой услугой, будут предложены специальные сниженные цены на запуск «кубсатов».

Однако Россия могла бы организовать запуск маленьких спутников для Турции с любого космодрома, не обязательно с Байконура, а там, где удобней, считает Моисеев. Предложение Рогозина делать пуски исключительно с Байконура, по его мнению, сомнительно.

«Рогозин мало ориентируется в космонавтике. Он полагает, что еще кто-то, кроме Казахстана, даст денег на развитие Байконура. Мы постоянно кому-то предлагаем строить на Байконуре, то саудитам, то туркам. Но если они вложат несколько миллионов и создадут стартовый комплекс, то вернуть эти деньги будет сложно. Какая Турции радость от того, что на Байконуре будет стартовый комплекс? Взамен Турция ничего не получит. Бесплатно запускать спутники ей никто не будет, потому что запуском занимается другая организация. Третьим странам нет смысла вкладывать деньги и развивать космодром на территории чужой страны. Лучше свой строить, если он нужен, но в большинстве случаев, как в турецком варианте, он не нужен», – рассуждает Моисеев.

У Турции давно были планы построить собственный космодром. Однако до дела так и не дошло. «Построить собственный космодром может себе позволить далеко не каждая страна. Это – чрезвычайно дорого, даже если не ориентироваться на немыслимые затраты России на строительство Восточного. А построив, придется еще и ежегодно нести эксплуатационные расходы, которые имеют смысл только если у вас обширная собственная космическая программа плюс спрос на коммерческие пуски», – говорит эксперт-аналитик «Финама» Алексей Калачев. Сегодня есть 10 стран, которые могут запускать спутники в космос, и этого более чем достаточно – заказчиков меньше, чем предложений.

Поэтому, по мнению Калачева, кооперация с Россией и Казахстаном для Турции, наоборот, была бы экономически выгоднее. Россия, которая платит за аренду Байконура 115 млн долларов в год, тоже выиграет от привлечения в проект нового партнера, так как сможет разделить расходы, да и сам космодром будет использоваться с большей эффективностью.

«Самый удобный для Турции проект, если она собирается заниматься космосом, это создать совместный с Россией коллектив, который вместе разработает что-то интересное для двух стран. Но об этом речи пока не идет. Второй вариант – сделать самим спутник, турки это умеют, уже делали, и запустить с помощью другой страны, например, с помощью России», – считает Иван Моисеев.

Если Турция получит интересное предложение от России, то в условиях напряженных отношений с США, ей действительно неплохо было бы сотрудничать с более дружественной космической державой – Россией. Современная инфраструктура экономически развитой страны, в том числе Турции, немыслима без элементов, размещаемых на околоземной орбите. Это и телекоммуникационное оборудование, и спутники связи, и элементы систем глобального позиционирования. Это также приборы для научных исследований: наблюдением за ближним и дальним космосом, а также за состоянием погоды на поверхности Земли. В конце концов, это могут быть военные спутники и разведывательная аппаратура, замечает Калачев.

Россия может подзаработать на коммерческих запусках для Турции. Стоимость проекта спутника формата «кубсат» составляет от 500 тыс. долларов до 1 млн долларов, указывает Моисеев. Однако цена запуска может быть разной.

«Стоимость спутника зависит от его сложности и функционального назначения, а стоимость запуска – от его веса. Грубо говоря, доставка оборудования на орбиту ракетой-носителем может обойтись заказчику от 50 до 200 млн долларов. Еще примерно в такую же сумму обойдется и создание спутника», – говорит Калачев.

На полете турецкого космонавта на МКС Россия может заработать еще десятки миллионов долларов. «Запуск на МКС астронавта на длительный срок стоит 80 млн долларов. За эти деньги мы запускаем европейцев, японцев, американцев на МКС. Если срок пребывания на МКС одна-две недели, то есть запуск в туристических целях, то это дешевле. Точных цифр никогда не называют, но это примерно 60-70 млн долларов», – говорит научный руководитель Института космической политики.

«Это самое крупное по финансам сотрудничество. Сейчас практически на старте космонавт из Объединенных Арабских Эмиратов, а в перспективе – полет турецкого космонавта. Других пока нет, но у нас есть свободное кресло. Поэтому нам выгодно запустить кого угодно»,

– говорит Моисеев. По его словам, Роскосмос отправил в космос семь туристов, которые заплатили собственные деньги. Один турист летал даже дважды. Но в случае с Турцией за полет платит государство. Это скорее имиджевый шаг Анкары – на 100-летие со дня основания Турецкой Республики.

Что касается размещения на турецкой территории оборудования системы глобального позиционирования ГЛОНАСС, то это плюс для всех сторон. «Чем больше разных систем покрывает территорию, тем точнее позиционирование пользовательских устройств, которые способны поддерживать несколько разных систем. Ни о какой монополии ГЛОНАСС в Турции, конечно, речи быть не может. Я бы на это не рассчитывал. Для ГЛОНАСС в этом случае важнее не столько доходы, сколько продвижение своей системы по планете», – считает Калачев.

Однако надо понимать, что решить проблемы в российском космосе только за счет одной Турции – не получится. В последние годы иностранных заказчиков на коммерческие запуски Роскосмосом даже маленьких спутников днем с огнем не найти. Поэтому для Роскосмоса турецкий заказчик будет означать не только дополнительный заработок, но и восстановление имиджа и шанс привлечь других заказчиков. Потому что много пусков от Турции вряд ли стоит ждать, считает Моисеев.

«Главная проблема в том, что у России много ракет, пусковых установок и космодромов, однако практически нет иностранных заказов на коммерческие пуски. За последние лет пять ушли от 10-15 крупных дорогих запусков для иностранцев до одного-двух в год. Это резкий спад», – говорит собеседник.

В первую очередь, по его словам, это связано с жесткой конкуренцией с американской SpaceX, которая захватила рынок своими дешевыми и удобными ракетами.

Во-вторых, повлияли политические события последних лет, западное противостояние России. Третья причина – это снижение надежности российских пусков из-за всех известных аварийных запусков от «Протона» до «Союза» на старых ракетах, которые летают 50 лет. «Когда такие ракеты падают – возникают большие вопросы к надежности запусков. А это коммерческое дело – никто не хочет рисковать своими деньгами», – говорит эксперт.

«Как только SpaceX начал перетягивать канат, мы снизили цены на запуск на «Протон-М» с 80 до 65 млн долларов, но это не помогло. Потому что, кроме цены, у SpaceX еще есть такие преимущества, как оперативность запуска и вдвое ниже стоимость страховых платежей, которые исходят из-за надежности запусков. Вернуться на этот рынок будет тяжело даже с учетом сотрудничества с Турцией», – заключает Моисеев.

Ольга Самофалова

Источник: https://vz.ru/economy/2019/9/18/998469.html

Похожие материалы

Ретроспектива дня