Мусульман подталкивают к интеграции

Post navigation

Мусульман подталкивают к интеграции

Прошедший год в Европе был полон событий, имевших касательство к исламу, отношения с которым по-прежнему пытаются выстроить европейские страны.

Мусульман подталкивают к интеграцииО том, какие типы мультикультурализма использовались в Старом Свете и чего ждут европейские мусульмане от 2011 года в интервью «Росбалту» рассказал автор книги «Интегрируя ислам», профессор политологии Бостонского колледжа (США), старший научный сотрудник американского «мозгового центра» Brookings Institution, специалист по европейской политике, в частности по отношениям между государством и религией, Джонатан Лоуренс (Jonathan Laurence).

— Каким был год 2010 для ислама в Европе? Был это год примирения между мусульманами и остальными европейцами? Или же, наоборот, это был год еще большего отдаления?

— Я бы сказал, что присутствовали элементы и того, и другого. С одной стороны, в европейских странах продолжается интеграционный процесс на местном, повседневном уровне. Люди продолжают общаться друг с другом каждый день независимо от того, как развивается политическая дискуссия на эту тему в стране. Дети ходят в школы, молодые люди общаются, взрослые создают ассоциации, то есть идет интеграция, существование которой нельзя поставить под сомнение.
С другой стороны, есть общественная дискуссия, которая становится все более резкой и толкает сообщества к конфронтации, поскольку национальные правительства во многих европейских странах предприняли усилия для того, чтобы защитить и сохранить национальную идентичность. Делали они это с помощью законодательных инициатив, а также с помощью заявлений, которые развязали дискуссию на тему того, что значит быть британцем, французом, немцем и т.д.
На этом уровне мы видим небольшое ухудшение общего климата, поскольку ислам очень часто становился предметом для критики в этих дискуссиях о национальной идентичности. Однако одновременно происходит повышение ожиданий со стороны европейских правительств в отношении мусульман: в отличие от предыдущих лет, правительства ждут, что мусульмане будут адаптироваться к европейскому обществу, и делают многое для признания прав этого сообщества. То есть правительства не только критикуют мусульман за отдельные аспекты неудавшейся интеграции, но и стараются наладить отношения и избежать неудач в будущем.

— Однако мультикультурализм как политика интеграции подвергается серьезной критике в Европе: например, в 2010 году в Германии произошел скандал с книгой Тило Сарацина, за которым последовали заявления Ангелы Меркель о провале мультикультурализма. И похожее наблюдается во многих европейских странах. С какими проблемами сталкивается мультикультурализм в Европе?

— Основная проблема мультикультурализма проявляется, если мы поставим его в один ряд с политикой, проводимой ранее, в 1980-е и 1990-е гг., в отношении мигрантов, которая была политикой невмешательства. Мусульман, как и представителей других этнических или религиозных сообществ, поощряли к созданию и укреплению своей коммунитарной идентичности.
В конце 1990-х гг. и в первом десятилетии XXI века, когда в мире было много случаев политического насилия, связанного с исламским экстремизмом, многие из европейских правительств перестали вслепую продвигать культуру меньшинств и начали задумываться о том, как бы им хотелось, чтобы этот процесс осуществлялся, и как он должен вписываться в более широкий контекст национальной и европейской идентичности. То есть произошло смещение от одного мультикультурализма к другому. От неуправляемого мультикультурализма к управляемому, когда между мечетями и государством были налажены отношения, государство стало поддерживать отдельные структуры внутри сообществ, поскольку такая «прицельная» поддержка стала восприниматься как часть решения интеграционной проблемы.

— Вместе с тем, в ряде европейских стран были приняты законы, запрещающие носить паранджу, то есть была предпринята попытка не расширить, а, наоборот, ограничить религиозные свободы для мусульман. Что вы думаете об этом запрете?

— Здесь было не столько важно, почему небольшая группа женщин в Европе носит паранджу, а то, какое послание в себе несет паранджа как таковая, какое отношение к общественной сфере и к государству она транслирует, как она определяет место женщин в обществе и т.д. В большинстве случаев запрет паранджы был важным событием внутренней политики: правительства таким образом хотели показать, что у них есть своя твердая точка зрения по этим вопросам. Поскольку известны случаи, когда девушкам уже в подростковом возрасте приходилось делать выбор между религией или светским образом жизни, то есть между религией и государством, запретив паранджу, государство решило таким образом проблему выбора: его больше нет. По крайней мере, именно так это преподносилось. Ну и, конечно, другим последствием этого запрета стала маргинализация и без того маргинальной группы женщин в парандже.
Я лично считаю, что европейские правительства искренне хотят интегрировать верующих мусульман и дать им доступ к структурам, которыми пользуются другие религиозные сообщества. Так что этот запрет не стоит воспринимать исключительно как репрессивную меру, поскольку, помимо него, правительства сделали ряд позитивных и конструктивных вещей.

— Давайте теперь взглянем на радикальные течения внутри ислама — на исламистов и джихадистов, которые по-прежнему остаются активными в Европе. Чем, с этой точки зрения, 2010 год отличался от предыдущих?

— 2010 год был менее богат событиями, нежели другие, но это верно лишь в отношении Европы, потому что в США, например, попыток терактов было более чем достаточно. Не стоит, однако, думать, что в Европе ничего не происходит. Происходит, однако службы безопасности активно следят за планируемыми терактами и стараются их предотвращать.

— Каково настроение мусульманской общины сегодня? Что они ждут от нового года?

— Не стоит забывать, что 2010 год был экономически сложным для всех в Европе, а для мусульман в первую очередь. Кризис вообще ударил диспропорционально по мусульманскому сообществу, где еще больше людей остались без работы. Так что, с этой точки зрения, мусульмане, как и остальные, ждут экономической рецессии.
В том, что касается национального уровня и общественной дискуссии, то этот год был напряженным для многих стран, и полагаю, что лидеры мусульманских общин ждут начала нового года, чтобы «перезапустить» свои отношения с остальными общественными группами и с правительственными структурами. В целом нельзя сказать, что 2010 год был годом существенных улучшений, но и нельзя сказать, что это был год ухудшений.

Беседовала Юлия НЕТЕСОВА
www.rosbalt.ru

Похожие материалы

Ретроспектива дня